За несколько дней до праздника - Дня матери - в хуторе Нижний Саловск Семикаракорского района отмечала свой восьмидесятилетний юбилей Нина Семеновна Попкова. Простая женщина с судьбой, на первый взгляд совсем непримечательной. Работала в совхозе. Растила с мужем двух сыновей. Пережила в детстве военное лихолетье.

- Сейчас-то нам неплохо живется, - скажет Нина Семеновна Попкова, когда я к ней без приглашения загляну в гости во время очередной командировки в Семикаракорский район. – Вот день рождения отпраздновала. Теперь, говорят, пенсию набавят. С администрации ко мне приезжали поздравлять. Сервиз подарили. Цветы. А еще наши артисты песни спели…

(В Семикаракорском районе давно существует такая хорошая традиция торжественно поздравлять с круглыми датами земляков).

В просторной квартире, которую Попковы когда-то получили в совхозе за хорошую работу (у хозяйки дома немало наград и благодарностей за труд), теперь Нина Семеновна живет одна. Муж ушел из жизни, а сыновья, как обычно бывает, уехали сначала учиться в города, да там и нашли свою судьбу. Обзавелись семьями. И теперь приезжают в гости.

Они и в этот раз взяли отпуск и примчались из дальних краев (старший Виктор - из Калуги, младший Валерий – из Подмосковья) в отчий дом. И Нина Семеновна, как и раньше, угощала своих мальчишек да расспрашивала о делах. Они ведь для нее, как и для любой другой матери, даже возмужавшие, все теми же детьми остаются. 

- Она у нас строгая, - скажет Валерий, когда я встречусь с юбиляршей. Виктор уже уехал к тому времени домой. – Мы с братом всегда старались вести себя так, чтобы родителям за нас стыдно не было.


Лишь бы дети были счастливы

Попковы приехали на Дон в шестидесятых из Удмуртии. 

- Хотели детей фруктами покормить, - говорит Нина Семеновна. – Да и в леспромхозе, где мы с мужем трудились, работы не стало. А в Ростовской области в те годы рабочих рук не хватало.

Нине тогда было тридцать лет. А за плечами уже большой жизненный опыт. 

- У нас хоть фронта не было в войну, но нагоревались не меньше. Отец работал на военном заводе в городе и домой практически не приезжал. Старший брат погиб на фронте. А мы с мамой трудились в колхозе за чашку супа. Помню, что у меня страшно болели руки. Однажды я вообще не смогла выйти на работу. Когда мама хотела взять в столовой и для меня суп, ей отказали, ведь я была дома.
Есть хотелось постоянно. И мы сушили лебеду, мололи ее и варили похлебку. Еще сусликов «выливали» из норы, ловили и ели. Да что об этом говорить, тогда все так жили.

Больше всего Попковым хотелось видеть счастливыми и образованными своих сыновей. И те действительно стали гордостью родителей. Оба окончили вузы. У обоих хорошие семьи. Дети выросли.

Когда я ехала в Нижний Саловск, знала, что один из сыновей Нины Семеновны – Герой Советского Союза. Высокое звание и «Золотую Звезду» капитан Валерий Филиппович Попков в 1989 году получил за мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Афганистану.

Веселого балагура Валерия трудно было представить в роли боевого командира вертолета Ми-8, совершившего более двух с половиной тысяч вылетов в Республику Афганистан.

- Он всегда был таким на первый взгляд несерьезным, - смущенно улыбнется Нина Семеновна, когда Валерий приобнимет ее за плечи. А во взгляде мелькнет гордость – не каждая мать может похвастаться таким сыном.


Подвиг капитана Попкова 

В январе восемьдесят девятого года при выполнении боевой задачи по радиотехнической разведке противника в районе афганского города Ханабада  днем в сложных метеоусловиях на высоте 700 метров над рельефом местности зенитной управляемой ракетой «Стингер» был сбит вертолет Ми-8 Душанбинского авиаполка. Погиб экипаж. Удалось по счастливой случайности выжить лишь командиру Шарипову.

Вот как рассказывается в статье «Участие авиации пограничных войск в афганских событиях», опубликованной в Интернете, об этом военном эпизоде (авторы И.М. Чупров, В.С. Новиков).

«Капитан В.Ф. Попков мгновенно и точно оценил обстановку. Он видел прыжок Шарипова, его приземление, бегущую к нему группу бандитов и взрыв упавшего вертолета. Семилетний боевой опыт подсказал единственно верное решение: атаковать, а потом, воспользовавшись замешательством противника, подобрать Шарипова. Вертолет развернулся, лег на боевой курс, и вскоре огненно-дымные стрелы НУРСов понеслись навстречу врагу. Один боевой заход, второй, третий, и бандиты залегли. Попков приземлился между горящей машиной Шарипова и бегущим к нему парашютистом. Из вертолета выскочили пять вооруженных автоматами человек: трое побежали к сбитому и горящему вертолету, а двое автоматным огнем прикрыли отход Шарипова. Он добежал до вертолета и тоже вооружился автоматом.

К этому времени бандиты опомнились и поливали огнем и вертолет Попкова, и всех, кого видели около сбитой ими горящей машины Шарипова… Нервы командира были на пределе. Наконец вернулись Шустиков и Курбанов, последним вскочил в вертолет бортовой техник Гильмидинов и доложили, что помогать во взорвавшемся вертолете уже некому. Капитан Попков под огнем противника произвел взлет и взял курс на свой аэродром, а вслед ему еще долго неслись очереди озлобленных бандитов, но пули чудом не задели никого.

После благополучного возвращения на базу в корпусе и несущем винте вертолета капитана В.Ф. Попкова насчитали 21 пробоину. Одна из пуль разбила приборы пилотской кабины вертолета как раз напротив головы командира.

За этот подвиг капитан Попков был удостоен высокого звания. Награды были вручены и всем членам двух экипажей».

- Как вы оказались рядом? – спрашиваю я.

- Для выполнения боевых задач всегда вылетают два борта, - пояснил Валерий. – Один – ведущий. Другой – ведомый. Вертолет капитана Шарипова был ведущим. А все остальное – это дело техники, отработанной на земле.

Вот так, оказывается, все, по словам Попкова, прозаически просто. Эти мужественные люди делали свою работу. 

- Ведь мы все тогда были другими. Не так ли? – то ли спрашивает, то ли утверждает в прошлом боевой офицер. – Когда началась Афганская война, большинство из курсантов нашего Сызранского высшего военного авиационного училища написали заявление с просьбой добровольно отправить их в Афганистан. Мы выполняли боевые задачи, как сегодня это делают наши военные в Сирии. И наш экипаж должен был сделать все возможное для спасения боевых товарищей.

В тот день ни я, ни Валерий еще не знали о гибели россиян в воздушном пространстве этой страны. Хотя, как мне кажется, вряд ли наш разговор шел бы в другом направлении. И, расставаясь, Попков рассказывал мне о дружбе со своими бывшими однополчанами. О том, как они поддерживают друг друга. И вспоминал своих школьных учителей, которые привили ученикам чувство патриотизма и ответственности. Благодарил, конечно, свою маму за мудрость и понимание. А она, пытаясь оставаться, как в детстве, строгой, счастливо улыбалась…