По решению Ленинского районного суда Ростова за пределы России выдворены четверо граждан Турции.

Формулировка: «Незаконное осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в Российской Федерации». Иностранные граждане закупали зерно с дальнейшей его перепродажей без разрешения на работу. За это им назначен административный штраф. До сбитого Су и обострения ситуации, которую спровоцировали наши южные «партнеры», выдворения их представителей на ту сторону Черного моря случались тоже. Порой без афиши на телеэкране и в газетных передовицах. Из недавних «докризисных» топ-выдворений выделим отправку из донской столицы на родину турецкого подданного Киша Фарука. Ему запретили появляться на российской территории в течение пяти ближайших лет. Было за что…

Людям, которые собрались на встречу с ним, этот турецкий миссионер заявил буквально следующее: «…Я нахожусь в России, куда прибыл на месяц для выполнения служебных обязанностей  в Рамазан во имя своей родины…». Он  также  говорил  о том, что турецкая родина поставила  ему и другим  миссионерам конкретные задачи и потребует  подробного отчета  о проделанной в России работе.

Киш прилетел  в Ростов-на-Дону. Оформляя миграционную карту, указал в графе «Цель  въезда» - туризм. О деловом характере миссии и истинных ее целях – молчок. Между тем по действовавшему соглашению  между правительствами двух стран турецкие подданные, въезжающие на нашу территорию  в туристических целях, могут беспрепятственно находиться  здесь не более 30 суток. Киш, как выяснилось, был не один такой, кто  «позабыл» об этом.  

Оказывается, пытаясь осуществить контроль над   российской  мусульманской умой, Министерство  по делам  религии Турции при поддержке национального посольства в Москве   проводило специальную акцию. Всего с миссионерской  деятельностью приезжали 140 турецких поданных.  Для двух десятков  из них вопросы религии относились к сфере повседневной  профессиональной деятельности.  Они объявились кроме  Ростова в Казани, Уфе, Чебоксарах, ряде других городов. Визит не носил официальный характер, не согласовывался, как выяснилось,  в российском МИДе, в официально действующих духовных управлениях мусульман на российских территориях. Все турецкие проповедники прибыли в  Россию по служебным паспортам. В большинстве стран, для справки, такие  паспорта выдаются  госслужащим, убывающим  за кордон в официальную командировку. Согласно инструкции, полученной в Турции, господин Фарук обо всем информировал советника по вопросам религии национального посольства, сообщал ему  «о проблемных вопросах», с которыми сталкивался. Отвечая на вопросы сотрудников полиции, Киш признал, что  осознавал незаконный характер своей деятельности. 

По горячим следам российская сторона оценила историю  господина  Фарука, а также  других  «командировочных»  его коллег,  как желание определенных сил в Турции создать в российских регионах управляемые группы мусульман, которые, по замыслу организаторов,  должны работать автономно  от легально действующих духовных управлений, а в затем занять их место. События последних двух месяцев заставляют, однако, усомниться в этом: «командировки» миссионеров кажутся теперь звеном некого куда более глобального плана турецкой стороны…