В ОДНУ из поездок в Багаевский район услышал от читателей: 
– Куда подевались «Ракеты»? Почему перестали к нам ходить?


Было время, когда без стремительных «Ракет», «Комет», «Метеоров» и «Восходов» невозможно было представить донской пейзаж. Редкая открытка с видами Тихого Дона обходилась без крылатого судна на переднем плане. Суда эти являлись своего рода неофициальными символами Донского края. Именно они превратили Дон в настоящее скоростное шоссе, пересекавшее всю область. Быстро, удобно и захватывающе красиво – такими словами можно было коротко описать путешествие на них.

В жизнь придонских районов навигация всегда вносила оживление. И как бы приближала их друг к другу. А всех вместе – к Ростову, который в другое время оставался для них «прекрасным далёко». Что ни говори, а полвека назад 250-300 километров – это было еще расстояние…


И ИМЕННО в ту пору, а точнее 14 октября 1960 года, из Ростова вверх по Дону отправилось необычное судно с надписью «Ракета-12» на борту. Лишенное привычных для теплохода палуб, обтекаемой сигарообразной формы, оно не только оправдывало свое название, но и напоминало какую-то диковинную рыбу. А когда, набрав скорость, вдруг приподнималось над водой, обнажая то ли плавники, то ли крылья, то становилось похожим еще и на гигантскую чайку.

И скорость, с какой диковинное судно буквально летело в полуметре над водной гладью, была вполне сопоставима со скоростью чайки. Вверх по течению «Ракета» проходила за час 60 километров, тогда как вниз – все 70. Таким образом, 120 с небольшим километров от Ростова до Константиновска экипаж первой «Ракеты» под командой капитана  Виктора Владимировича Шевцова преодолел за два с небольшим часа. Для сравнения: речной трамвайчик «Москвич», шлепая по воде со скоростью 15-20 км/час, добирался до Константиновска часов этак за восемь – не меньше. По собственному опыту это знаю. Студентами нас как-то отправили в район на уборку винограда катером. И вот, выйдя из Ростова часов в 11 утра, мы только затемно попали в Константиновск. Путешествие получилось, конечно, увлекательным. Но как транспорт «Москвичей» рассматривать всерьез было нельзя.

Оттого и полюбились скоростные суда дончанам, что смогли воплотить их давнюю мечту о быстрых и комфортных поездках по воде. Люди, бывало, даже покупали билеты на скоростные суда, чтобы просто прокатиться по Дону «от моря и до моря» – от Цимлы до Таганрогского залива… Название «Ракета» молва прочно закрепила за всеми последующими скоростными судами: «Метеорами», «Кометами» и «Восходами». Верный знак народного признания.


И СВИДЕТЕЛЬСТВО гордости за отечественную технику. Первая «Ракета» стартовала еще в далеком 1957 году. Спроектировали и построили ее на легендарном заводе «Красное Сормово». В первый рейс из тогдашнего Горького до Казани ушли 30 пассажиров. Вел «Ракету» капитан Виктор Григорьевич Полуэктов, прозванный «волжским Гагариным» – за то, что прокладывал новые маршруты и осваивал новые суда. Рядом с ним в рубке были конструкторы во главе с их знаменитым главным – Ростиславом Евгеньевичем Алексеевым. Здесь же стоял и Герой Советского Союза Михаил Петрович Девятаев – боевой летчик, прославившийся дерзким побегом из немецкого плена. Впоследствии он станет речным капитаном и проведет по Волге и Дону не одно судно на подводных крыльях.

Расстояние в 420 километров от Горького до Казани первая «Ракета» прошла за семь часов. В ту пору обычному теплоходу на это требовалось 30 часов. Поездка в поезде занимала лишь на два часа меньше. А «Ракета» вернулась в Горький в тот же день еще засветло... Говорят, Хрущев, которому первую «Ракету» Алексеев продемонстрировал вскоре в Москве, пришел в полный восторг. Экспансивный советский лидер тогда изрек: «Хватит нам по рекам на волах плавать! Современному миру — современную скорость!». Так «Ракете» была дана путевка в жизнь.

Американцы подобное судно построили только через четыре года. К тому времени СССР уже обладал самым большим в мире флотом крылатых судов. Их экспортировали в Англию, ФРГ, Францию, Италию. И даже в США, где долго не могли наладить промышленный выпуск кораблей на подводных крыльях.


У НАС ЖЕ «Ракеты» вовсю носились по Дону, а их военные собратья, на которых стояли двигатели от бомбардировщика, превратились в настоящий гибрид корабля и самолета, достигнув  крейсерской скорости свыше 100 км/час. Они и сейчас в строю. «Соколы» и «Ураганы» вооружены ракетами и успешно борются с подлодками. Специалисты признают их техникой XXI века. Признается и очевидное первенство России в их разработке.

К середине 80-х годов донской парк скоростных судов, приписанный к Ростовскому порту, располагал 36 судами. «Крылатый флот» занял видное место в транспортной схеме области. «Ракеты», а позже «Метеоры» с «Кометами» в период навигации полностью обеспечивали пассажирское сообщение по воде с Багаевской и Старочеркасской. Совершались туристические, или, как сейчас сказали бы, чартерные рейсы по Дону и Волге. Весьма популярен был маршрут из Ростова до Калача-на-Дону, откуда на автобусах туристов доставляли в Волгоград, к мемориалам города-героя.


ВСЕ быстро пришло в упадок с распадом СССР. «Крылатый флот» сначала поставили на прикол, а потом и вовсе забросили. Новоявленные судовладельцы ссылались на энергозатратность подобного типа кораблей. Мол, не по карману они стране... Известное лукавство: в бедном СССР с его вечным дефицитом можно было держать общедоступный скоростной транспорт, а в рыночной России с ее нефтедолларами, оказывается, нет никакой возможности…

Существовали, конечно, и объективные причины. Феодосия и Поти, где в последние годы СССР выпускались «Метеоры», «Восходы» и «Кометы», стали заграницей. Феодосия, правда, недавно вернулась вместе со своим заводом «Море». Но порушенные производственные связи и разорванные технологические цепочки не сразу восстанавливаются. Как и пассажиропоток, резко упавший с распадом великой страны.

Да и транспортная система совсем уже не так монолитна, как в советскую пору. На базе Волго-Донского речного пароходства, владевшего всем пассажирским речным флотом, возникло сразу несколько судоходных компаний. Они и поделили имевшиеся на тот момент суда. Значительная часть донского «крылатого флота» оказалась у компании «Донинтурфлот». С ростом цен на дизтопливо (это в стране – экспортере нефти!)  цены на билеты поползли в заоблачные выси. Пассажиропоток окончательно рухнул. Что и дало новым судовладельцам еще один повод отказаться от «крылатого  флота».

Какое-то время в лихолетье 90-х «летающие корабли» еще пытались использовать для туристских рейсов в турецкую Анталью. Но донские компании не выдержали конкуренции с греческими судовладельцами. Те, скупив по дешевке те же российские «Кометы», оказались более удачливыми…

Потом «крылатые суда» оккупировали пресловутые «челноки». Ростовская «Комета» возила их из Сочи в турецкий порт Трабзон и обратно. Без инцидентов – порой трагических – не обходилось. Так, во время обострения грузино-абхазского противостояния в 1992 году грузинский вертолет обстрелял вышедшую из Сочи «Комету» ракетами. Судно загорелось, несколько человек погибли. И из пулеметов, бывало, с берега строчили… Капитан-механик «Кометы» Геннадий Степанович Харченко вспоминал потом, что после этого сразу по выходу из порта экипажи стали забирать подальше в море.


ХАРЧЕНКО – один из тех капитанов «крылатого флота», кого до сих пор помнят в Ростовском порту. Как помнят других легендарных капитанов: Шевцова, Беляева, Белинского, Степанова, Пелепейченко… Это они, в кратчайший срок освоив скоростные суда, умножили авторитет Волго-Донского пароходства и – не побоюсь этого слова – славу Дона.

Но они не могли противостоять разрушительным процессам 90-х годов. И настал день, когда Харченко, перегнав по воде свою купленную греками «Комету» в Таганрог, вернулся домой на электричке – сникшим и постаревшим…

А распродажа донского «крылатого флота» пошла нарастающими темпами. Грекам уходили «Кометы», китайцам – «Метеоры». Даже Гвинея-Бисау парочку «Комет» приобрела. И что самое интересное: везде  скоростной флот оказывался прибыльным. Везде, кроме родных пределов, где, собственно, и родился.

Впрочем, не всем проданным кораблям удалось добраться до новой гавани. Затонули на рейде в Новороссийске под напором тамошних норд-остов четыре предназначенных для Китая «Метеора». А те, что добрались до чужих берегов, долго не протянули. Сгинули две «Кометы» в Гвинее-Бисау. Не климат оказался в чужих морях. Да и эксплуатировались доставшиеся за гроши суда на износ. 

Какое-то время по Дону еще ходили два «Восхода», и еще два стояли на якоре. Областные власти даже обещали возродить «крылатый флот». Потом постепенно все обещания стихли. И вот уже на свой прямой вопрос, заданный влиятельному областному чиновнику, услышал: о скоростных судах следует забыть... Что ж, нам не привыкать забывать. Уже забыли о местной авиации,  начинаем забывать о трамвае. Все это уходит из нашей жизни. И далеко не всегда по объективным обстоятельствам.


ВРЕМЯ ИДЕТ, мы продолжаем толковать о повышении транспортной доступности станиц и сел Придонья. Рассуждаем о донских брендах, о туристической привлекательности Донского края, о мундиале, который надо провести достойно. И при этом в упор не видим – или не желаем видеть? – каким мощным брендом мог бы стать «крылатый флот», получись у нас  вернуть его на донские просторы.

Фото с сайта www.likeforyou.ru