– У меня была самая престижная профессия, – говорит с гордостью  житель Константиновска Виктор Баранников. – Я – рабочий! Работяга!

Первый раз журналистская судьба подарила мне встречу с этим замечательным немногословным человеком шестнадцать лет назад. В Константиновске, где я тогда работала в районной газете, почему-то немногие знали, что в городе живет Герой Социалистического Труда. Да это было и немудрено, ведь Виктор Дмитриевич отличался удивительной скромностью. Золотую звезду надевал лишь в особых случаях, когда приглашали на какие-либо торжества. А происходило это все реже и реже, ведь наш герой старался нигде не использовать свой звездный статус. Даже в девяностые годы, когда и пенсии вовремя не платили, и зарплаты задерживали, а семья Баранниковых, как и многие другие, сводила еле-еле концы с концами. Позабыли тогдашние власти, перестраивая всех и вся, о простых людях. Даже высокое звание «Герой Соцтруда» упразднили после развала СССР.

Помню, как в ту нашу встречу жена Виктора Дмитриевича с горечью вспоминала о том, как их младшему сыну понадобились деньги на лечение. Пошла Мария в собес, а там ей ответили, что пенсию по обыкновению задерживают. Посоветовали обратиться в районную администрацию за помощью в продвижении в очереди. Чиновник встретил женщину холодным беспристрастным взглядом. Дескать, всем сейчас трудно. «Неужели даже для Героев Соцтруда нет никаких льгот?» – заплакала в отчаянии в кабинете Мария Ивановна. «У нас в районе нет таких», – заявил чиновник. И пояснил: «Вы ведь не наши».

Дело в том, что свою золотую звезду Баранников получал в Сибири. А в Константиновск он переехал гораздо позже. «Я же тебе говорил, что не надо никуда ходить, – сказал Виктор Дмитриевич жене. – Сейчас стране не до нас».

Звездная бригада Виктора Баранникова.Нет, он не жаловался на жизнь, считая, что все в ней сложилось удачно. «Ты, Мария, зря это рассказала, – упрекнул тогда жену Баранников. – Подумают, что я для себя особых привилегий добиваюсь. Вы обо мне меньше пишите. А об этом случае так вообще не стоит».

В том давнишнем своем материале я выполнила просьбу Виктора Дмитриевича. Не стала говорить о бездушии чиновников. И вот теперь, когда мы с ним встретились вновь, вспоминали многое. И этот случай тоже.

Баранников, как и шестнадцать лет назад, отшучивался, когда речь заходила о его личных заслугах. А ведь было что рассказать – не каждый день и не каждому золотые звезды вручают.

Свою звезду Героя вместе с орденом Ленина Виктор получил в неполные тридцать два года. А до этого он уже был кавалером ордена Трудового Красного Знамени. О строительной бригаде Баранникова в Омской области в семидесятые годы гремела заслуженная слава.

Коллектив, который возглавлял молодой бригадир, первым в области стал трудиться по методу Николая Злобина. В 1970 году бригадир Злобин стал инициатором внедрения метода бригадного подряда, ускорявшего строительство, повышавшего уровень организации работ и их качество. 

– Мы были молодыми, – говорит Виктор Дмитриевич. – Умели хорошо работать и хотели хорошо зарабатывать. Знали, что если использовать злобинский метод, то можно объект сдать досрочно, экономя материалы и время. И каждый был в этом заинтересован, тем более что все средства на строительство выделялись непосредственно бригаде.

Коллектив Баранникова, дружный и сплоченный, возводил досрочно один объект за другим. Школы, дома, детсады… Все члены бригады были практически универсалами и могли в любое время заменить друг друга. Как, впрочем, и сам бригадир. Чтобы ускорить темпы, они производили каменные работы даже в сибирские морозы.

– И как это у вас получалось? – удивляюсь я.

– А все довольно просто, – говорит мой собеседник. – Зимой, например, подогревали песок.

– И не было такого, чтобы кто-то отказывался выполнять ваши указания? – интересуюсь я.

– Да и не указания это были, – поясняет Баранников. – Мы же все на конечный результат работали. Быстрее построишь, значит, будет экономия. И премия, конечно.

– Но в погоне за всем этим могло пострадать качество строительства, – сомневаюсь я.

– Нет, ничего не страдало, – убеждает меня Виктор Дмитриевич. – К качеству был особый подход. Халтура не приветствовалась. Все в наше время строго контролировалось. Объект бы специальные комиссии не приняли, если бы нашли недостатки. А бригада наша, как лучшая в области, была у всех на виду.

Задание девятой пятилетки коллектив выполнил за три с половиной года, освоив 1250 тысяч рублей капитальных вложений. В 1974 году за высокие показатели в работе бригадиру Баранникову вручили золотую звезду Героя Соцтруда.

Я все допытывалась у Виктора Дмитриевича, не мешал ли ему в работе его звездный статус. 

– Но я никогда не гнался за славой, – говорит Баранников. – Это ведь было оценкой труда всей нашей бригады, а звезда лишь добавляла ответственности.

На Дон семью Баранниковых привели семейные обстоятельства: врачи посоветовали из-за часто болеющих детей сменить климат. Познакомившись на одном из совещаний с начальником Константиновской МСО, Виктор принял его приглашение возглавить стройбригаду в маленьком донском городке. Теперь здания и сооружения в Константиновском районе напоминают Баранникову о том времени. Многое, правда, разрушено, ведь он строил тогда в основном животноводческие корпуса в колхозах. Рухнули колхозы, развалили фермы... 

В последние годы перед уходом на заслуженный отдых он трудился мастером в местном профтехучилище: передавал свой опыт молодежи. И ребята просто боготворили своего преподавателя. Как рассказывал мне когда-то бывший заместитель директора ПУ-91 по хозяйственной части Георгий Николаевич Старокожев, случалось, что учащиеся с каких-то уроков убегали, но вот чтобы с практики, что вел Баранников, – никогда. 

– Заглянешь к каменщикам, – делился со мной Старокожев, – а там с мастерком не только ученики, но и сам мастер. Одними словами работать не учил. За это и любили его ребята.

Баранникову сегодня – семьдесят четыре. Живет на тихой улочке в квартире, что когда-то получил, работая в МСО. Услышав мой голос в телефонной трубке, вновь, как шестнадцать лет назад, засомневался, а стоит ли писать о нем в газете. Да не в какой-нибудь, а в областной. Но лишь встретились у калитки, обнялись, как старые друзья. 

– Сколько лет не виделись?! – улыбнулся Виктор Дмитриевич.

И, как прежде, потекла неторопливая беседа. Правда, уже без присутствия его супруги Марии Ивановны, угощавшей меня шестнадцать лет назад  сибирским борщом с фасолью. Ушла она в мир иной.

Вспоминали былое. Листали фотоальбомы и старую периодику со статьями об омских строителях. 

– Хорошие были времена, – разоткровенничался Баранников. – Что ни говори, а труд простых работяг в Советском Союзе был в почете. Ко мне несколько лет назад из Сибири Костя Башуров приезжал. Мы когда-то вместе работали. Хотелось бы и с другими членами моей бригады встретиться. Особенно с Николаем Сафроновым. Он, когда я уехал, бригадиром стал. И коллектив также побеждал в социалистическом соревновании.

– Что бы вы хотели пожелать сегодняшней молодежи? – спрашиваю я, уходя из гостеприимного дома Баранниковых.

– Не стремиться только в институты, ведь рабочие профессии не менее стране нужны, – сказал Виктор Дмитриевич. – Тем более строительные. Слава богу, что в последние годы заговорили об этом и в правительстве. Звание «Герой Труда» вернули. Так что, надеюсь, будет его кому присваивать…

Фото автора и из архива Виктора БАРАННИКОВА