Областной суд признал: в Кагальницком районе около года назад социальному работнику Светлане Оганьян незаконно вынесли выговор за прогул.

Нина Семеновна ЗИНЕНКО (справа) своего соцработника Светлану ОГАНЬЯН ни на кого променять не захотела.

За что?

Светлана Оганьян – человек добросовестный, с 1996 года трудилась в социальной службе района без всяких нареканий. Некоторых своих подопечных обслуживала по 20 лет, они стали для нее по-настоящему родными людьми. Старики тоже к ней привязались. И первыми, заметив неладное, забили тревогу – обратились в редакцию «Нашего времени». Из письма в газету Нины Семеновны ЗИНЕНКО: «Когда вышла на пенсию, здоровье было сильно подорвано. Ведь работала тяжело – свинаркой. Со всеми бытовыми и прочими проблемами мне помогает справляться соцработница Светлана. Спасибо ей за это большое». 

А дальше – тревога.

«…в июле (2019 года – авт.) несколько раз ко мне заходили какие-то две женщины, которые представлялись начальницами Оганьян, потом приезжали уже другие две женщины, но все расспрашивали об одном: что делала в моем доме соцработник, куда и когда ходила, сказали, чтобы я расписалась в каких-то бумагах, я это сделала. Но не знаю – в чем я расписалась и за что... Потом они сели в машину, отъехали на 200 метров и стали караулить Светлану. Ничего не понимаю! От этих допросов и подписей непонятных мне бумажек нервничаю и начинаю плохо себя чувствовать…» 

По следам писем в редакцию пенсионеров – подопечных Светланы Оганьян – в Кагальницкий район отправилась наш корреспондент Любовь Позднякова, и в газете от 16 августа прошлого года в № 266 был опубликован материал о том, как на соцработника и ее подопечных обрушился град проверок.

Формальным поводом послужило то, что Светлане Георгиевне потребовалось 5 июля сопроводить в областную больницу свою маму – Валентину Толстикову. В тот момент ей провели операцию по восстановлению зрения. При этом престарелые родители Светланы – Валентина Викторовна и Георгий Павлович – были закреплены за ней, как за соцработником, и платили по прейскуранту центра за каждую оказанную им социальную услугу. Оганьян заранее известила – письменно! – своего непосредственного руководителя – Татьяну Гарматину – о том, что повезет маму в больницу. Более того, договорилась с подопечными, которых должна была обслуживать в этот день, что весь запланированный объем работы выполнит в иное – причем четко обозначенное время.

Но только Светлана Оганьян с мамой отъехали от станицы Кировской, нагрянули проверяющие. 5 июля с 8 до 10 утра она должна была по рабочему графику оказывать услуги пенсионерам Толстиковым. 

Однако, по вполне понятной причине, Светланы Георгиевны в их доме не оказалось. Проверяющие скрупулезно зафиксировали факт ее отсутствия на рабочем месте более 4 часов. А спустя почти месяц приказом по центру 1 августа Светлане Оганьян объявили выговор за прогул.

Возмущенная несправедливостью, Оганьян обратилась за защитой своих прав в суд. На слушаниях директор Центра социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Кагальницкого района Николай Ярошенко горой стоял за строжайшее исполнение рабочего графика, причем не только соцработниками, но и теми, кого они обслуживают. Типа, предписано, что вам с 13.00 до 15.00 будут оказывать услугу – будьте любезны находиться дома, а все изменения графика необходимо согласовывать с ним лично. Раз Оганьян не получила его одобрения на сопровождение подопечной в областную клиническую больницу, без его ведома перенесла время оказания услуг другим подопечным – выговор заслужила. 

В суде Ярошенко не только упорно доказывал, что Оганьян, сопровождавшая получателя социальных услуг Толстикову в областную больницу, совершила прогул. К делу буквально за уши притянули ФЗ № 276 – «О противодействии коррупции»: мол, Оганьян не сообщила, что Толстиковы – ее родители, и тем самым допустила наличие «конфликта интересов», поскольку родителей закрепили за ее участком. Судья Зерноградского районного суда Николай Поляков тоже пришел к выводу, что Светлана Оганьян, сопровождавшая в областную клиническую больницу свою подопечную, совершила прогул. Более того, в решении суда указано, что прогульщица еще должна и возместить Центру расходы на юриста, хотя в администрации района есть юрист в штате.

Суд 27 декабря прошлого года Светлана Георгиевна проиграла.

Помимо выговора за прогул ее лишили и большей части зарплаты, сняв надбавки, которые ранее установили за профессионализм и безупречное выполнение обязанностей. А потом руководство установило, что Оганьян совершила еще два «возмутительных» нарушения, которые и переполнили чашу терпения руководителя. 

Первое – находилась у подопечной без халата (в то время коронавируса и в помине не было). 

– Я только ступила на порог, принесла все, что необходимо было купить, следом вошла команда во главе с Ярошенко – в верхней одежде, в уличной обуви, и составили акт о нарушении. Я его подписывать отказалась. Но это не имело значения…

Еще одно взыскание вынесено за неправильное ведение дневника посещений и выполнения договорных услуг.

– Я взяла деньги у подопечной заранее и сразу вписала сумму в дневник. При следующем посещении принесла необходимые продукты, – рассказала нам Светлана Георгиевна. А нарушение в том, что деньги надо было вписать в дневник в день покупки продуктов.

И 20 апреля Оганьян была уволена по докладной заведующей отделением именно за неправильное ведение дневника. 

Верните Свету!

И в первый, и во второй наш приезд в Кировской нам называли совсем другую причину гонений на Светлану Оганьян. Ее прессовали якобы за то, что сын Светланы слишком активно выступал против строительства в Кировской мусороперерабатывающего комплекса. И даже возглавил инициативную группу по борьбе с ним... 

– Моя мама – Нина Семеновна Зиненко, пожилой больной человек, очень привязалась к Светлане, – рассказала нам Мария Дмитриевна Агафонова. – Она приняла решение: не будет Светы – никого не надо. Мы с мужем оба работаем, живем на другом краю станицы, теперь сами ухаживаем за мамой. Нас лишили социальной услуги. Ярошенко маме так и заявил: я решаю, кто кого будет обслуживать. И еще мама очень переживает из-за того, что подписала бумаги, которые ей подсунули, и, возможно, этим навредила Светлане. Она часто плачет из-за этого, сильно расстраивается и тоскует.

– Нас буквально вынудили отказаться от обслуживания, потому что мы хотели, чтобы нас – меня и мужа – Владимира Алексеевича Гайдукова, обслуживала именно Светлана Оганьян, – говорит Ольга Ивановна Гайдукова. – Мы давали в суде показания, что Светлана нас известила о своем отсутствии в назначенное время и работу выполнила в выходной день. Но этого никто не услышал. Скажите, где еще наказывают людей за то, что они возят своих родных в больницу?

Андрей Петрович Решетняк написал в министерство труда и социального развития области письмо с просьбой отметить соцработника, которая буквально спасла его маме жизнь. Хорошо зная подопечную, Светлана заметила, что та плохо себя чувствует. Быстро померила ей давление, оказалось, у Любови Григорьевны зашкаливал пульс. Вызвала скорую, женщину поместили на лечение в больницу. 

– Если бы не чуткость Светланы, не знаю, что было бы с мамой, – говорит Андрей Петрович. – Она плачет и все еще надеется, что ее соцработник вернется…

Но самое тяжелое впечатление у нас оставил разговор с пожилым человеком, который попросил не называть его имя.

– Если назовете, боюсь, что придерутся к чему-нибудь и оставят маму без обслуживания, а мы в этом очень нуждаемся... Свету жалко, но плетью обуха не перешибешь, она была готова к тому, что ее уволят. Ведь несмотря на то, что все были довольны ее отношением к опекаемым, ее склоняли на каждой планерке. И никто не слушал слов в ее защиту…

Кто законы нарушает?

Ответ на этот вопрос – в решении судебной коллегии Ростовского областного апелляционного суда. Коллегия признала незаконным и отменила приказ директора ЦСО Николая Ярошенко от 01.08.2019 года о наложении на соцработника Светлану Оганьян взыскания за нарушение трудовой дисциплины, отменила решение Зерноградского районного суда от 27 декабря 2019 года и приняла новое решение. 

Коллегия Ростовского областного апелляционного суда считает, что действия Оганьян не противоречат Федеральному закону «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Более того – они соответствуют целям и принципам деятельности муниципального бюджетного учреждения «Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» Кагальницкого района, причем закреплены в уставе этого учреждения, в кодексе этики и служебного поведения. 

Судебная коллегия областного суда доступно и понятно растолковала суду первой инстанции и Николаю Ярошенко, что когда соцработник Светлана Оганьян 5 июля прошлого года сопровождала получателя социальных услуг В.Толстикову в областную клиническую больницу, она как раз выполняла свои должностные обязанности. И расценить ее действия как прогул неправомерно. 

Тот факт, что Валентина Викторовна Толстикова является матерью Светланы Оганьян, не имеет правового значения: закрепление лиц, находящихся на социальном обслуживании в соответствии с договором, осуществляется приказом руководителя учреждения. И утверждения Николая Ярошенко о недобросовестности работника ничем не подтверждены. 

Коллегия областного апелляционного суда констатировала: суд первой инстанции формально подошел к рассмотрению данного дела, его выводы являются неправомерными, сделаны при неправильном применении норм материального и с нарушением норм процессуального права. Теперь Центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов Кагальницкого района выплатит Светлане Оганьян компенсацию морального вреда в 10 тысяч рублей, а прокуратура Кагальницкого района займется ее восстановлением на работе. 


P.S. 3 июля начался другой судебный процесс. Областная прокуратура оспаривает в областном суде законность выделения участка под строительство мусороперерабатывающего комплекса в станице Кировской.

И 3 же июля уже на сайте Арбитражного суда появилось сообщение об иске первого заместителя прокурора области А. Сысоенкова о признании ничтожным договора о выделении участка под строительство. Ответчики – комитет по управлению имуществом Кагальницкого района и «Донэкопром» – инвестор проекта мусороперерабатывающего завода.