Возможно, не все ростовчане видели наши ростовские  небоскрёбы  – два 24-этажных дома на маленьком  участке в конце Буденновского проспекта, где ещё не так давно был рынок  Рабочего городка. Сюда приезжали со своими свежими продуктами крестьяне из Мясниковского района, а уж от покупателей – любителей натурального молочка, масла и овощей с фруктами – так просто отбою не было. 

Принадлежал рынок, как и знаменитые магазины «Три поросенка» на улице Энгельса и «Кооператор Дона»  на Ворошиловском проспекте, бывшему подразделению Облпотребсоюза под названием Горпо – ростовскому  городскому потребительскому обществу. Но после принятия нового закона о розничных рынках в прежнем виде  базары уже не могли существовать. Нужно было  возводить крытые павильоны,  однако руководители Горпо предпочли продать эту территорию дочерним структурам концерна «Вант» под строительство 16-этажных домов. И это при том, что согласно Генеральному плану Ростова-на-Дону Рабочий городок  входил в зону ОЖ-2, в которой  разрешено было  строить только индивидуальные жилые дома и многоквартирные малоэтажные.

В первый раз постановление о возложении на АО «Ростовгорстрой» функций заказчика по разработке проекта застройки квартала в границах: ул. Нансена, пр. Буденновский, ул. Юфимцева было принято главой администрации города Михаилом Чернышевым ещё в 1993 году. 

Однако через полгода оно было отменено «в связи с неблагоприятными гидрогеологическими условиями» для строительства.

Видимо, с учётом этих условий в городской архитектуре спустя еще несколько лет   были вывешены красивые эскизы  того же района после намеченной всё-таки реконструкции:  никаких небоскребов, а только трех-четырех- этажные дома в тенистых дворах с детскими площадками и зонами отдыха для старшего поколения. Целые делегации из Рабочего городка ходили смотреть на это чудо.

И вдруг такие вот дома-гиганты даже не шестнадцати, а двадцатичетырехэтажные! Стоит ли удивляться тому, что измененные до неузнаваемости  проекты жители встретили в штыки?  Активисты Комитета территориального общественного самоуправления микрорайона № 2 во главе с председателем Светланой Свидерской  начали писать протесты во все инстанции. Ответы поначалу  приходили утешительные, дескать, гражданам не о чем беспокоиться: в случае сноса их  домов «в связи с  малоценностью» всем будет предоставлено  благоустроенное жилье по норме, обозначенной ещё в Жилищном кодексе РСФСР от 1983 года.  Старшее поколение нормы эти помнит: двенадцать квадратных метров на одного человека. Увы, сегодня это уже история. 

В 2004 году был принят новый Жилищный кодекс, согласно которому  при сносе старого жилья его собственникам выплачивается сумма оценки этого жилья. Как оценят, так и заплатят. Тем более, что улицы Рабочего городка от Буденновского до Нагибина застроены старыми одноэтажными домами на несколько хозяев с крошечными дворами и небольшими палисадниками. А недобросовестные  застройщики всегда норовят заплатить  собственникам поменьше.  Мне доводилось писать о том, как тот же печально известный строительный концерн «Вант» после череды судебных процессов  насильно, с помощью судебных приставов, переселил три  поколения семьи Бакума (двое стариков, трое детей – всего восемь человек)  из их дома на пер. Соколова в двухкомнатную квартиру общей площадью 44 кв. м. Жилой, соответственно, 26 кв. м, на одного человека получается по 3,25 кв. м – совсем как на кладбище.  Иск в суд подавал сам «Вант», хотя по закону такое право дано только органам власти, да и то лишь в том случае, если земля понадобилась «для государственных или муниципальных нужд». 


Конечно, было бы наивно полагать, что именно из-за жалоб жителей района процесс освоения  клочка земли  на пр. Буденновский, 120/1  растянулся  почти на 15 лет. Когда у собственников «Ванта» чередой пошли уголовные дела по заявлениям обманутых дольщиков, участок на Буденновском ушёл другой фирме. Однако и  у той тоже дела шли не блестяще. И всё же она построила два дома-пенала, у которых  придомовой территории хотя бы с крошечным газончиком и каким-нибудь деревцем нету вовсе.  Что-то вроде детской площадки и зоны отдыха с маленькой лавочкой расположено на крыше подземных гаражей. Зато цена жилья в этих высотках аховская:  двухкомнатная квартира – 6 млн. руб.

Кстати, нормального подъезда к этим домам тоже нет. Узкую разбитую колею с тыльной стороны построек трудно назвать дорогой. И чтобы хоть как-то улучшить своё бедственное положение, актив жилищного комплекса «Буденновский» (такое у него официальное название) подал жалобу в администрацию Октябрьского района… Нет, не на проектировщиков и застройщиков, а на соседей из тех самых домиков на несколько хозяев. Требование новосёлов – подвинуть старожилов так, чтобы за счёт них расширить дорогу хотя бы на полметра.   

Андроник ЯГУБЬЯНЦ на меже между новыми русскими и старыми советскими.
Андроник ЯГУБЬЯНЦ на меже между новыми русскими и старыми советскими.

По иронии судьбы с той стороны проезда находится дом с гаражом и мастерской выпускника Ростовской консерватории  скрипичного мастера Андроника Ягубьянца, широко известного в узких музыкальных кругах не только России, но и дальнего зарубежья, лауреата Международного конкурса имени Чайковского.  Двадцать лет назад мастер переехал из Нахичевани в другой район города именно из-за того, что здесь было место для небольшой мастерской. Как только управление благоустройства Октябрьского района  подало иск в интересах собственников ЖК «Буденновский» о сносе части этих построек,  Ягубьянц сразу же  пригласил  кадастрового инженера. Измерение на местности умными приборами показало, что на самом деле участок, занимаемый  семьей, даже меньше, чем написано в документах купли-продажи этой и без того весьма и весьма скромной «недвижимости». 

Как же её делали, эту кадастровую карту:  не выходя из кабинета? Ну а чего тогда ждать всем жителям района, «реконструкция» которого  всё равно будет, вот  только неизвестно когда. Ну, то есть как только найдётся богатый застройщик, способный осилить большой участок. Или не очень богатый, который снесёт часть района и воткнёт тут ещё парочку небоскрёбов! Как же ростовчане возмущаются этими уродливыми вставками (такими же – без придомовой территории), втиснутыми в историческую застройку!

Ещё пять лет назад, когда наша экономика находилась на подъёме,  эксперты писали, что около половины квартир в новостройках остаются нераспроданными. Что уж тогда говорить о дне сегодняшнем? Зачем же тогда строят: так, на всякий случай? Капиталы вкладывают?  

Но разве вы что-нибудь слышали о том, что в связи с пандемией и прочими катаклизмами в Российской Федерации отменен Градостроительный кодекс? Я лично нет!  Однако  в кодексе  этом прописаны нормативы проектирования при строительстве всех объектов – от пожарных проездов до озеленения и создания  мест  отдыха  жителей всех возрастов.

Да и в новом Генеральном плане Ростова-на-Дону вместе  с внесенными в него в  2012 году поправками нет ни слова о самой возможности (а тем более о правилах) «уплотнения» районов исторической застройки. 

Однако как-то же это происходит?! Небоскребы растут – те, что уже втиснуты на месте рынка на Буденновском, 120/1, очевидно, только начало «преобразования» района. А  иск с требованием отрезать 50 см от придомового участка – первая ласточка. Судебный процесс только начался…