Хутор Михайлов уже много лет числится в Тацинском районе в особо проблемных. Да и во всем Михайловском сельском поселении за последние десять лет их столько накопилось, что главе впору руки опустить. Шахта, которая работу людям давала, давным-давно закрыта. Есть, правда, крупное сельхозпредприятие «Ресурс» да несколько фермеров, но рабочих мест не хватает. В основном живут михайловцы за счет личных подсобных хозяйств. За последние годы опустело в хуторе более 500 подворий из 1600. 

Основали хутор Михайлов десять казачьих семей почти 150 лет назад. Сегодня в нем живет немногим больше двух тысяч человек, во всем Михайловском сельском поселении – около четырех тысяч – десятая часть населения Тацинского района. Но на праздники хутор ста
– Под этими домами прошли горные выработки, в них стало опасно находиться. Государство о людях позаботилось: переселило всех в новое жилье по специальной программе, а жилье-то строилось в городах или крупных станицах, – рассказывает Лариса Присяжнюк, глава администрации Михайловского сельского поселения. – Теперь заброшенные подворья зарастают дичкой, бурьяном. Каждый третий адрес – «необитаемый островок».

Первые аварийные дома еще за счет программы разбирали, а на хозпостройки средств не было. Потом и на разборку домов финансирование отменили. Из-за этого в хуторе зебра из жилых и нежилых подворий получилась. Причем земельные участки остались за собственниками. Одни готовы с землей расстаться, другие – нет. Многие из тех, кто уехал, хотели бы вернуться. С родными местами трудно расстаться. Но пугает людей такой огромный массив заброшенных строений. Что с этим делать – никто не знает.

– Мне сколько раз советовали – перебирайся ты в город, и ты, и муж работу найдете, – вспоминает Лариса Сергеевна. – Но ведь если обустроить свою малую родину, то здесь можно жить лучше, чем где-либо. У нас природа очень красивая, люди – дружные, отзывчивые. Надеюсь, перетерпим немного, и у нас что-то с мертвой точки сдвинется: все начинают понимать, что свою жизнь отчасти могут обустроить они сами.

Лариса Присяжнюк в двадцать лет пришла в сельскую администрацию: начинала счетоводомкассиром, собирала налоги. Так что хорошо знает, как бюджет поселенческий наполняется. Была и делопроизводителем, отвечала и за гражданскую оборону, и за чрезвычайные ситуации. А последние четыре года – за все и сразу. И несмотря на то что работы очень много, всегда улыбается, всегда готова поддержать хорошую инициативу: «Ведь нельзя же замкнуться только на своем подворье! Даже в пандемию людям общение нужно. Радость нужна».
Лариса Присяжнюк в двадцать лет пришла в сельскую администрацию: начинала счетоводомкассиром, собирала налоги. Так что хорошо знает, как бюджет поселенческий наполняется. Была и делопроизводителем, отвечала и за гражданскую оборону, и за чрезвычайные ситуации. А последние четыре года – за все и сразу. И несмотря на то что работы очень много, всегда улыбается, всегда готова поддержать хорошую инициативу: «Ведь нельзя же замкнуться только на своем подворье! Даже в пандемию людям общение нужно. Радость нужна». 

Зачем директору ДК пила?

– У нас в хуторе очень любят народные праздники, – говорит директор сельского Дома культуры Ольга Дорохина. – К сожалению, наш ДК – в аварийном состоянии из-за подземных пустот, но ни в какую госпрограмму он не попал. И теперь большая часть его площадей опечатана, а мы занимаемся в приспособленном холле здания. Каждый квадратный метр поделили – здесь и казачий уголок, и музыкальный. У нас дети и вокалом, и танцами занимаются. Рукоделием тоже увлечены. Сейчас макраме осваиваем и делаем картины на спилах деревьев. Пилу приобрела, чтобы основу подготавливать. Да и вообще, пила – инструмент для культработника очень нужный.

– И не только для культработника. Очень многое и в хуторе, и в поселении делается так называемым хозспособом: беседки, грибочки. На берегу реки Быстрой соорудили своими силами волейбольную площадку – на ней уже районные соревнования проводятся. К нашим мероприятиям и жители хутора Зарубина присоединяются – туда, кстати, отличную дорогу сделали, – говорит глава администрации. – А когда все вместе праздники отмечаем – и день хутора, и день шахтера, особая атмосфера в обществе хуторском устанавливается. Никто в стороне со своими проблемами не остается. По нашим временам такое сельское добрососедство дорогого стоит.

А прогноз – оптимистичный!

– Я верю, наш хутор Михайлов не умрет, обратят внимание власти на нашу проблему с брошенными подворьями, поселение сельское не обезлюдеет, – уверена Лариса Сергеевна. – Ведь у нас есть возможность и сельский туризм развивать – места красивые, замечательные. В том же хуторе Карпово-Обрывском остов храма сохранился 1883 года постройки. Его восстановить можно, если принять участие в программе сохранения памятников.

В доказательство своих слов глава принесла целую кипу фотографий. 

– Я начала наши места снимать, чтобы оформить фотогалерею в здании администрации. Пришел человек по делам, заодно и полюбовался красотой. Большинство, конечно, эти уголки узнает, а есть и такие, что спрашивают: «Это где?» Кто-то сам находит такие виды, что дух захватывает, – вот и пополняется наша коллекция.

Особая статья – это сохранение памяти о погибших солдатах Великой Отечественной. Хуторяне – и ныне в Михайлове живущие, и разъехавшиеся по стране – чтут ее свято. Каждый год в хуторе Новочеркасске 9 мая, в 10 часов, начинается митинг. Даже объявления никто не вешает – традиция железная. Там захоронение советских бойцов, погибших за эту землю. Хутора давно нет. В чистом поле только памятник стоит ухоженный. По грунтовой дороге тянутся к нему автомобили – и дорогие иномарки, и попроще, и мотоциклы, и велосипеды. Цветы возлагают, потом все вместе песни военных лет поют, и обязательно любимую – «День Победы».

Вот так и живет надеждами на лучшую жизнь Михайлов. Надо думать, что оптимистичный прогноз коренной хуторянки – главы администрации поселения Ларисы Присяжнюк – обязательно сбудется. Потому что там секрет исполнения желаний знают особый: любить свою малую родину надо очень сильно.