…Два месяца назад супруги Ахмед и Светлана, жители Туапсе, ехали по трассе М-4 «Дон», направляясь в Ростов — в НИИ акушерства и педиатрии на консультацию. А вместо этого попали в аварию.

…Во втором часу ночи их машина была уже на въезде в Батайск. Между прочим, примерно в том самом месте на трассе М-4 «Дон», где года два назад проводились организованные двумя федеральными министерствами — МВД и Минздравсоцразвития РФ — совместные учения по оказанию помощи пострадавшим в ДТП. Ведь этот участок, действительно, считается аварийно опасным.

…Может быть, Ахмед не справился с управлением. Или заснул за рулем — такое бывает. Их легковушка попала прямо под двигавшийся навстречу КамАЗ.

- «Скорая помощь» приехала очень быстро — водитель КамАЗа вызвал, — вспоминает Ахмед. — Светлану погрузили на носилки и понесли, а я смог самостоятельно добраться до машины. В Батайской центральной городской больнице, куда нас доставили, меня направили в хирургию, а Свету сразу же повезли в операционную. У нее оказалась очень тяжелая травма печени. Передавило ремнем, которым была пристегнута…

С тех пор прошло два месяца. Все это время в больнице шла упорнейшая, отчаянная борьба за спасение Светланиной жизни. Участвовали абсолютно все: от хирургов и реаниматологов, день за днем, ночь за ночью наблюдавших ее, боровшихся с осложнениями, выхаживающих после четырех операций, до медсестер и санитарок. От главврача Батайской ЦГБ Н. Пивненко и ее зама А. Хомченко — до главврача Ростовской облбольницы № 1 В.Мелешкина, с которым тоже регулярно согласовывалась тактика. Поскольку самую опасную и ответственную операцию взялся выполнять его сотрудник — руководитель центра гастроэнтерологии реконструктивной хирургии облбольницы №1 В.Коробка…

…Ахмед — сильный мужчина, но когда говорит об этом, голос ему изменяет, дрожит. Столько пережито… Он и сам почернел, похудел — и только сейчас стал потихоньку отходить.

Но это сейчас, а тогда… Светланина жизнь даже не на волоске висела, а на… паутинке. На тончайшей ниточке надежды — мечте о невозможном…

— Называя вещи своими именами, у нее были несовместимые с жизнью травмы, — говорит А. Гаербеков, заведующий  хирургическим отделением Батайской ЦГБ. — Множественные разрывы правой доли печени, на которую приходится 80% всей ее функции.

…В ночь поступления Светланы в больницу хирурги и реаниматологи смогли в первый раз ее прооперировать — наложили швы на размозженную часть печени и остановили кровотечение. А через два­три дня кровотечение опять возобновилось. Снова — операция. Потом еще…

Это было похоже на сражение: кто — кого? По всем канонам тут налицо тот самый случай, когда «медицина бессильна». Без печени не живут, а 80% «гиблой зоны»…  казалось бы, что говорить? Светлана была в сознании, но долго бы это не продлилось — в любой момент могла впасть в кому и…

А доктора пошли наперекор. Против логики и рациональных прогнозов. Отвоевывали молодую женщину у смерти, не давали ей соскользнуть в небытие.

После третьей операции созвонились с облбольницей № 1. В.Коробка откликнулся сразу же. Выехал с хирургом своего отделения О.Глушковой.

— Предстояло то, что мог сделать только Вячеслав Леонидович Коробка: он — единственный, кто владеет такой техникой, — говорит А. Гаербеков. — Кроме него, никто бы не сумел.

Объяснили все родственникам. По сути, это была «операция отчаяния». Если не выполнить — стопроцентная гибель. Если решиться — минимальный шанс есть.

…На часах было 20.30, когда В.Коробка приступил к операции. А. Гаербеков ассистировал вместе с О.Глушковой. Наркоз давал завреанимацией А. Бурковский. Закончили в пять утра. Семь с половиной часов!..

Оперировать пришлось фактически на кровоточащей печени. Удалять правую долю всегда сложно. И смертельно опасно. Но, в конце концов, удалось­таки убрать  погибший участок. А через день­другой стало ясно, что оставшаяся часть печени «включилась», взяла на себя функции отсеченной части. Жизнь продолжается! 

Такого рода операция, признают медики, выполнена у нас в области впервые…

— Заслуга тут не только моя, но и всех остальных, — считает В.Коробка. — Ведь даже чтобы провести тот наркоз, какой был выполнен во время этой операции, надо быть профессионалами высокого уровня. Мне было радостно убедиться, что в Батайской ЦГБ столь сильная реанимация. А главное: в очередной раз подтверждена  работоспособность федеральной программы по оказанию помощи пострадавшим на федеральной трассе М­4 «Дон». Не было бы этой программы — не было бы и нашего взаимодействия, возможности включаться, рассчитывать на резервы медучреждений­коллег. Компьютерный томограф, благодаря которому было определено местонахождение погибшего участка печени, тоже приобретен в рамках федеральной программы. Не будь его — ни я, ни кто угодно другой при столь тяжелой травме ничего сделать бы не смогли, а в Ростов бы ее не довезли. Зато сейчас — все хорошо, человек остался жив.

В тот день, когда фотокорреспондент А.Ковтун делал в больнице снимки, Светлана и Ахмед готовились к выписке. Уже были приобретены билеты на вечерний поезд, из Туапсе приехали обе их мамы, чтобы сопровождать в дороге.

— Спасибо за возвращенную жизнь, — говорил Ахмед, прощаясь с медиками­спасителями. — Вы все нам теперь — как родные…