…В январе в Волгодонске у грузчика колбасного цеха «Эдем», принадлежащего индивидуальному предпринимателю Н.Запорожцу, была заподозрена сибирская язва. Опаснейшее заболевание, которым заражаются при контакте с больными животными, употреблении в пищу инфицированного мяса.

Цех тут же закрыли. Грузчика положили на обследование. Оказалось, что официально он на работе не числится, хозяину о нем ничего неизвестно.

Эпидемиологи, как полагается, сразу же стали бороться с возможной инфекцией. Определили круг контактных лиц. Провели дезинфекцию помещений. В лабораторию особо опасных инфекций отправили взятые здесь мясные пробы. Сотрудники «Россельхознадзора», «Роспотребнадзора», ветеринарной службы, прокуратуры приступили к детальному обследованию предприятия — и тут их ожидали новые сюрпризы.

— В морозилке лежала почти тонна уже разделанного мяса (говядины и конины) неизвестного происхождения, — говорил на прошедшем в обладминистрации экстренном заседании комиссии по санэпидблагополучию замруководителя «Роспотребнадзора» по Ростовской области Е.Ковалев. — От кого оно поступило, из какой местности — неизвестно: ветеринарной экспертизы нет, в учетной документации ничего не отражено. И это при том, что в соседних с нами Калмыкии, Краснодарском крае — очень неблагополучная обстановка по сибирской язве, есть случаи заболеваний именно среди коней.

Да, констатируют специалисты, сложилась порочная практика: сплошь и рядом на оптовые рынки, к предпринимателям поступает обезличенное, непроверенное мясо. Без каких бы то ни было документов о качестве и безопасности. Его никто не «заворачивает», оно беспрепятственно идет на реализацию. 

— Хозяева производят забой животных в неустановленных местах, без ветосмотра, а поселковые администрации закрывают на это глаза, прекрасно зная, когда приезжают закупщики, к кому, — говорилось на заседании.

Узаконенных, специально для этого определенных мест забоя животных нет в десяти  районах области — Аксайском, Багаевском, Дубовском, Волгодонском, Зерноградском, Зимовниковском, Октябрьском, Пролетарском; а также в девяти городах — Азове, Батайске, Донецке, Зверево, Каменске, Новочеркасске, Новошахтинске, Шахтах, Миллерово. Не оборудована должным образом ветеринарная служба в Целинском районе, с которого и началось-то в прошлом году обострение по сибирской язве.

Напомним: ее не было на Дону с 1996 года. Но летом 2010-го период благостного затишья вмиг закончился. У забившего домашнюю свинью жителя села Хлебодарное Целинского района  обнаружили и подтвердили сибирскую язву — ЧП!

Тогда тоже сразу же приступили к экстренной ликвидации очага, все продезинфицировали, всех провакцинировали. Заболевшего, к счастью, удалось вылечить, он остался жив. Облкомиссия по санэпидблагополучию выпустила сразу же после этих событий строгий документ с перечислением требований по недопущению осложнения эпидемиологической ситуации.

Но практика показывает, что муниципальная власть не очень-то с ними считается.

— Из 82 имеющихся в области сибиреязвенных скотомогильников 68 не имеют балансодержателей, — прозвучала на заседании тревожная информация.

Только представим: 68 бесхозных, ничейных, неохраняемых очагов заражения! Никто за них не отвечает, ни предупреждающих знаков нет, ни ограждений. Скот может там пастись, люди по неведению забредают, земельные провалы образовываются. А споры сибирской язвы сохраняются в земле очень много лет… 

— Раньше, — объяснил В.Жилин корреспонденту «НВ», — скотомогильники находились на балансе хозяйств или сельских поселений, как того и требуют ветеринарные правила. Но потом Конституционный суд внес поправку, убрав фразу насчет обязательности принятия скотомогильников на баланс муниципалитетов после ликвидации хозяйств…

… В волгодонском колбасном «Эдеме», к счастью, сибирской язвы в конце концов не оказалось: исследования дали благополучный результат. У грузчика ее тоже не обнаружилось. Все? Пронесло?

— Это нас просто бог спас, что не полегла куча людей, съевших такую колбасу… — тем не менее вырвалось в конце разговора у Г.Айдинова, руководителя областного центра эпидемиологии и гигиены

«На бога надейся, да сам не плошай», — говорят в народе.

Надеемся и плошаем.