…К себе в кабинет из операционной Олег Иванович Кит вернулся только во второй половине дня. Не снял даже маску, лишь приспустил, чтобы сделать наконец долгожданный глоток чаю. Операций у него с утра было две. Вид у хирурга сейчас в меру усталый, но, кажется, вполне довольный. Значит, в операционной все прошло как надо.

— Сегодня будете еще оперировать? — спрашиваю, зная про его напряженный график.

— Надеюсь, нет, — улыбается он. — Сегодня мне надо еще директором поработать. Стараюсь сам для себя четко разделять: вот тут я — врач, а вот тут — администратор. Сейчас как раз подошло время административной работы…

О директоре

Олег Иванович Кит, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, возглавил Ростовский онкологический институт полтора года назад, в сентябре 2010 года.

А вообще-то он здесь уже восемнадцать лет. Пришел после двух лет работы в Октябрьской ЦРБ. Говорит, то были лучшие годы жизни. Считает, что каждому, кто решил связать судьбу с хирургией, стоит начинать с сельской медицины. 

— Вот где настоящая школа, — убежден он. — Формируется привычка надеяться только на себя. Очень ценная для любого врача.

В семье у него, кстати, все — врачи. Династия! Отец был главврачом Багаевского района. Дедушка тоже работал в медицине. Жена Олега Ивановича — пульмонолог в областной больнице №2. Докторами являются брат с сестрой. А теперь и сын стал студентом-медиком, пропадает у отца в операционной.

Хотя Олег Иванович, по его утверждению, не сторонник того, чтобы днями напролет не выходить из кабинета или операционной. По мере возможностей старается разнообразить свои занятия и даже показал лежавшую у него на столе книжку об истории ростовского джаза. Но фактически, признается, все складывается так, что работа была и остается на первом месте.

О.Кит сменил на директорском посту Юрия Сергеевича Сидоренко, академика двух российских академий (РАН и РАМН), руководившего институтом почти тридцать  лет, очень много сделавшего для него. «Он сформировал замечательный, сильный коллектив, за что я особенно ему благодарен», — подчеркивает О.Кит.

Сам же Олег Иванович все эти годы оперирует в торакоабдоминальном отделении, возглавляемом членкором РАМН Вадимом Федоровичем Касаткиным, легендарным хирургом. С гордостью называет себя его учеником.

Вообще-то в онкоинституте очень много именитых, маститых докторов — со степенями, регалиями, наградами. А в последнее время сюда пришли и новые люди, включились в разработку новых направлений. Приток свежих сил, идей, считает директор, необходим институту (это тот же живой организм!), чтобы развиваться, не застаиваться… 

Никому не отказывать

Сегодня институт — крупнейшее медучреждение в системе Минздрава РФ на Юге России. В нем 864 койки, делается до 13 тысяч операций в год. Специализации — практически все. Начиная с отделений — торакоабдоминального, головы и шеи, молочной железы и т.д., — и заканчивая нейроонкологией, открывшейся впервые (заметьте) в России именно здесь.

Больные поступают из самых разных территорий ЮФО и СКФО. Жители Ростова и области составляют в этом раскладе примерно 60%.

— Койки у нас заняты круглогодично, но мы стараемся никому не отказывать, — говорит Олег Иванович. — Принимаем всех!

Институт оказывает как высокотехнологичную помощь (по минздравовским квотам), так и специализированную (это несколько иное финансирование). Сотрудникам часто приходится самим завершать что-то за больных, недооформивших, скажем, какие-то направления, не представивших требующиеся документы, а необходимо срочно начать лечение — это все решает специально созданный отдел в институтской поликлинике. Лишь бы поскорее положить человека и не сдвигать госпитализацию.

…Когда оказываешься в институте, разговариваешь с людьми, оцениваешь окружающую обстановку, то с долей удивления отмечаешь: обстановка здесь не гнетущая, а… легкая, что ли. И даже рак воспринимается без драматизма, а вполне обыденно — ну, болезнь, ну, надо пролечиться…

— А мы ради этого очень стараемся, — услышала от директора. — Чтобы люди не чувствовали себя придавленными, угнетенными, а испытывали надежду, верили в выздоровление и были на него нацелены.

В публикациях в СМИ то и дело встречаешь: «заболеваемость раком растет», «онкобольных все больше» и т.п.

А вот Олег Иванович говорит, что эти цифры из года в год — примерно на одном уровне. Так что не стоит, наверное, нагнетать ситуацию, заниматься самозапугиванием. 

Проблемой проблем, конечно, остается раннее выявление рака. Первую скрипку тут, по идее, должны играть районные онкологи, первичное звено. Однако на практике не очень-то получается. И в онкоинститут, как правило, поступают больные уже с третьей-четвертой стадиями.

Но и это, поверьте, не повод для отчаяния, а по сути, – обычная, нормальная хирургическая практика. В институте в основном только поздние стадии и оперируют, а ранних доктора фактически не видят, им такие не встречаются. Но даже при третьей-четвертой стадиях они спасают людей, возвращают им активность, самостоятельность. 

В ответ на мой вопрос, когда же к человеку начинает подкрадываться онкология, Олег Иванович произнес неожиданное: «С  рождения». Привел высказывание академика М.Давыдова насчет того, что «каждый доживает до своего рака». То есть если имеется генетическая предрасположенность, то она сработает, когда ей «вздумается». Бывает — в детском возрасте. А бывает — годам к восьмидесяти-девяноста. Все зависит от природы-матушки.

Самый-самый

Перечисляя то новое, что за последнее время появилось в институте, Олег Иванович на вопрос, где еще это практикуется, отвечал: «Это делается только у нас». Или: «Впервые на юге России». Действительно, какую разработку ни возьми, все — эксклюзив.

Например, уникальная методика протезирования голоса после удаления гортани при опухолевом поражении.

Или применение брахитерапии при раке предстательной железы (больному вводятся радиоизотопные зерна, что избавляет его от тяжелой калечащей операции).

А еще — онкоортопедия, новое для региона направление: обширные резекции на костях, когда вместо пораженного опухолью сустава ставится имплантант. 

Или протезирование крупных кровеносных сосудов (раньше больным, у которых опухоль сильно проросла сосудами, просто отказывали), лапароскопическая онкохирургия, торакоскопические (через прокол в грудной клетке) операции у детей. Можно продолжать и продолжать… 

— Наши ученые регулярно ездят на стажировки в США, Израиль, Европу, проходят обучение в лучших клиниках, — перечисляет Олег Иванович. — А вообще-то мы хотим, чтобы онкоинститут стал лучшим в стране…

Ого! Серьезная заявка. Амбициозная, как сейчас говорят. Но директор не считает свою задумку чем-то нереальным. Убежден: для получения значимого результата надо и цели ставить соответствующие.

Что ж, будем верить — так в конце концов и будет. Очень хотелось бы!