— Видите, какая у нас шевелюра? И какие мы уже бо-о-ольшие! — с гордостью демонстрирует молодая мама свою малышку, вполне осмысленно, кажется, таращившую глаза на окружающих и даже чуть заулыбавшуюся, когда Ирина Александровна взяла ее на руки. — Нам уже два с половиной месяца, у нас все хорошо…

— А мой Максимка весит шесть с половиной килограммов, у него шестьдесят сантиметров роста — солидный человек! — горделиво вторит другая молодая мамочка, тоже рожавшая в Ростовской городской больнице №20.

И тоже — у Ирины Александровны Евдокимовой, заведующей родильным отделением, врача высшей категории.

…Улыбчивая, легкая, быстрая, она больше похожа на недавнюю студентку или, на худой конец, аспирантку, молодую преподавательницу, нежели на мать взрослой дочери, специалиста с тридцатилетним стажем. Причем бессменно — в роддоме «двадцатки». Прикидываем вместе с ней, сколько ж детей прошло за три десятка лет через ее руки? Цифра получается — о-го-го! Даже страшно представить.

Работа для нее — это главная часть жизни, даже, может, более важная (во всяком случае, больше сил отнимающая), чем семья. Которой она бесконечно предана, и тем не менее… Муж — медик, он ее во всем понимает и поддерживает. А дочка, глядя, как мама работает без выходных и праздников, возвращаясь домой в темноте, срываясь в любое время суток, если из роддома — тревожный звонок… В общем, дочь Аленушка выбрала профессию экономиста. Но все равно она всегда и во всем — на маминой стороне, сопереживает, поддерживает, знает обо всех профессиональных трудностях, сложных случаях, в курсе, кого как зовут, кто у кого родился и т.д. Так что, хочешь не хочешь, а все равно — в теме, все равно «почти медик»…

— Какие сейчас молодые мамочки? — спрашиваю Ирину Александровну, памятуя о проблемах прошлых лет, когда из-за тотального безденежья женщины рожали меньше, а «отказницы», оставлявшие младенцев в роддомах, не переводились…

Нет, сейчас все изменилось в корне, отвечает Ирина Александровна. Поддержка государства ли сказалась, материнский капитал, льготы или все вместе, но факт — то, что детей стало появляться на свет больше, а отказные случаи перешли в разряд единичных, слава Богу!

Мамы сейчас, продолжала заведующая роддомом, очень продвинутые (благодаря Интернету), готовятся к родам «по науке», врачей слушаются. Рожают как в юном возрасте, так и в «весьма взрослом». Самой «возрастной» роженицей в практике Евдокимовой была 48-летняя женщина, у которой это оказались первые роды.

— И все прошло замечательно, мы прекрасно родили здорового малыша! — счастливо смеясь, говорит Ирина Александровна, не в первый уже раз в разговоре употребляя «мы». И это объяснимо: помочь маленькому человечку без проблем и без потерь войти в мир — коллективный процесс: мать и врач тут — как два сообщающихся энергетических сосуда.

Тот факт, что роддом находится в структуре многопрофильной больницы, — неоценим и просто спасителен в случаях патологий у новорожденных. А это не редкость: наши граждане здоровьем сейчас не блещут, это общеизвестно. Будущие мамы-папы — не исключение, что и сказывается на потомстве. И если появляются на свет дети с пороками развития, то помощь хирургов бывает нужна уже в первые часы. А в «двадцатке» — сильнейшие отделения детской хирургии, реанимации, челюстно-лицевое. Плюс — очень крепкие контакты с кардиохирургическим центром областной клинической больницы, где оперируют младенцев с пороками сердца…

… Поразительно, но Ирина Александровна, помнит, кажется, чуть ли не всех малышей, что прошли через ее руки. «А это потому, что от них и от мамочек, знаете, как заряжаешься, — признается она. — До чего бы ни была сильна порой усталость, но я такую радость от работы испытываю, что ни с чем не сравнить…»

К ней часто приходят женщины с уже подросшими, а то и выросшими детьми — показать, рассказать, как учатся, развиваются, что умеют, какими стали.

Вот и недавно явившаяся к ней женщина подтолкнула вперед здоровенного парня:

— Узнаете? Это ж ваш мальчик. Видите? — Вертела его перед врачом и так, и эдак, а тот аж насупился от смущения, но в конце концов все равно разулыбался. — Помните, как мы (опять — «мы»! — Л.К.) его рожали, какой он был слабенький? А теперь вот в армию идет — привела вам показать.

«Да тут же все — ваши дети», — подытожила она, прощаясь с Ириной Александровной.

Точнее не скажешь.