…Терапевтическое отделение Ростовской горбольницы №8 в переулке Островского, шестая и пятнадцатая палаты, мужская и женская. Это — хоспис, который здесь действует уже почти двадцать лет. С 1994 года, когда был выпущен приказ тогдашнего горздрава, где сказано: «Развернуть на базе отделения десять коек для больных, нуждающихся в постоянном уходе, восстановительном лечении». С тех пор тут и оказывается паллиативная помощь тяжелобольным людям.

Бывает и такое… 

Вместе с завотделением М. Тодуа (она пришла сюда сразу после окончания мединститута пятнадцать лет назад) обходим хосписные палаты.

Чисто, светло, обстановка ничуть не гнетущая. Бабушки приветливо улыбаются врачу, мужчины принимаются расспрашивать.

Лишь одна старушка осталась безучастной при нашем появлении. Самая старенькая здесь — 97 лет. Никаких особых болячек, кроме чисто возрастных, нет, но ухаживать за ней некому, вот и оказалась тут. А в дальнейшем, может, встанет вопрос о доме престарелых.

Здешним сотрудникам часто приходится этим заниматься, поскольку люди сюда попадают и по социальным показаниям (нет жилья, родственников). Их подлечивают, помогают восстановиться и, в конечном счете, устраивают в интернатные учреждения: за годы алгоритм отработан.

Но все–таки у большинства поступающих сюда — тяжкие патологии, которые уже не вылечить. Онкобольные, инсультники, инвалиды первой группы... Им в полном объеме проводится поддерживающее лечение. Обезболивание наркотиками (хоспис имеет право работать с ними), переливания крови (могут потребоваться при анемии), капельницы, медикаментозная терапия…

На вопрос, как люди сюда попадают, Марина Емиевна отвечает: по направлениям социальных служб. А с ними, в свою очередь, связываются районные медучреждения. Если речь идет об онкобольном, необходима типовая справка из областного онкодиспансера. 

…Про это подразделение на базе терапии горбольницы №8 пожилое население Ростова прекрасно знает благодаря «сарафанному радио». Сами же медики себя не рекламируют, не пиарят, у них и так работы хватает: просто делают свое дело — и все. За почти два десятка лет никому из ростовчан отказа не было.  

От перемены мест слагаемых…

Тогда почему такой ажиотаж вдруг — вокруг другого хосписа под названием «Преодоление», действующего на базе частного медицинского центра «Гиппократ»?  В недавно появившихся друг за другом газетных публикациях его называют «первым ростовским хосписом» (про 8–ю больницу почему–то молчок, не вспоминают. — Л.К.), сокрушаются, что «бесплатный хоспис расформирован». В чем же дело? Давайте посмотрим.  

…30–местный «гиппократовский» хоспис «Преодоление» открылся в 2009 году. Половина коек в нем — платные (1200 рублей в сутки, а в момент создания мне называли  сумму — 1500). А еще 15 мест (другая половина) до последнего являлись бесплатными и финансировались из бюджета города Ростова–на–Дону.

Однако с нынешнего 2013 года мэрия  прекратила финансирование пятнадцати коек «гиппократовского» хосписа.

Причина? Во–первых, изменилось законодательство — паллиативная помощь теперь входит в территориальную программу государственных гарантий. Во–вторых, государственно–частное партнерство должно осуществляться на конкурсной основе, напомнила глава облминздрава Т.Быковская спросившим ее о «Гиппократе» журналистам. А в ситуации с «гиппократовским» хосписом «Преодоление» это требование не было выполнено…

В итоге город перераспределил паллиативные койки по нескольким ростовским больницам. Шесть коек (хосписных) теперь в ЦГБ, по две – в больницах № 4, 7 и 20, три — в 6–й больнице. В целом набираются все те же пятнадцать: от перемены мест слагаемых сумма, как известно, не меняется.

Отвечая журналистам на вопрос, как же будут находиться рядом обычные пациенты и хосписные, Татьяна Юрьевна назвала саму эту проблему надуманной. И привела в пример хоспис горбольницы №8 (в отделении, кроме паллиативных, есть еще 50 общетерапевтических коек. — Л.К.). Все ведь от людей зависит…

А в целом в области уже действует 110 паллиативных коек: в Гуково, Шахтах, Таганроге, Ростове, например. Готовится открытие хосписных коек в Новочеркасске. Во многих районах есть больницы сестринского ухода, являющиеся как бы «пограничными» по отношению к хосписам. Паллиативную сеть планируется развивать и дальше: к 2018 году на Дону, по словам Т. Быковской,  будет уже 880 таких коек.                  

…Само слово «хоспис» в переводе с английского означает «приют». Но совсем не факт, что последний. Из хосписов ведь тоже люди выписываются и продолжают жить. Столько, сколько отпущено. Главное — не петь себе заранее панихиду, а относиться ко всему разумно. По принципу: «…будь же ты вовек благословенно, что пришло процвесть и умереть».