Таких операций на Дону еще не делалось. Они и по стране-то — редкость. А вот теперь это произошло у нас. Впервые.

Никто не ждал

Евгений Эдуардович Шаповалов, врач хирургического отделения №3 областной клинической больницы, оказался первым, кто взял трубку, когда по линии «санавиации» (службы экстренной и планово-консультативной помощи) в ординаторскую позвонили из отделения реанимации Каменск-Шахтинской ЦРБ и задали вопрос по поводу тяжелой пациентки, которой там на месте никто не мог помочь. Все! С этого момента он, Евгений Шаповалов, стал отвечать за нее. Консультировал, госпитализировал, вел, прикидывал, что предпринять. И нещадно рвал себе душу, по его собственному признанию. Хоть за плечами был и многолетний опыт работы в Новочеркасской легочно-хирургической больнице, где понавидался всякого, но эта больная оказалась из ряда вон…

Довольно молодая женщина месяцев девять, оказывается, слегка покашливала, делала ингаляции, но взяться за себя всерьез руки никак не доходили: муж, дети, работа и т.д. А тут, приехав навестить мать в Каменск-Шахтинский, отправилась в Ростов в один медцентр для проведения небольшой манипуляции на глазном веке. И попутно пожаловалась на затянувшийся кашель. «А давайте сделаем рентгенограмму», — предложили ей.

Сделали. Посмотрели. Назначили бронхоскопию. Потом – еще исследования. Диагноз в результате – серьезнее некуда. Большая опухоль, злокачественная. Почти полностью перекрыла просвет трахеи, фактически закрыв доступ воздуха. И располагалась она в самой глубине. Добраться туда, по здравому размышлению, просто нереально…

В нескольких крупных мед­учреждениях, куда она сразу же обратилась с надеждой на операцию, ей отказали. Никому не нужна смерть пациента. Никто не хотел рисковать…

Но поскольку опухоль в трахее оказалась «растревожена» и развился отек, задыхающуюся женщину по «скорой» доставили в реанимацию ЦРБ, а откуда позвонили в хирургию № 3 областной клинической больницы. Видно, тут как раз та ситуация, когда вмешивается сама судьба…

Рискованно, но…

— Мы ее госпитализировали, обследовали и откровенно сказали, что таких операций еще не делали, но другого не дано. Если она готова пройти этот путь вместе с нами, то ей следует принять решение, — вспоминает Евгений Эдуардович тот важный разговор с пациенткой.

Она недолго размышляла и почти сразу же сказала: «Да».

— Помогали все, — рассказывает Е. Шаповалов. — Анестезиологи, мой коллега Сергей Григорьевич Зайцев находился рядом и помогал…

Не буду сильно вдаваться в особенности хирургического процесса, скажу только, что операция была невероятно трудной. И опасной. И технически сложной.

Словом, «прогулка по минному полю». И — тоненький волосок, на котором подвешена чужая жизнь…

Операция длилась четыре часа. И молодая женщина была спасена. Трудный послеоперационный период тоже удалось одолеть. Пройден курс лучевой терапии – для этой пациентки специально оформили квоту в Питерский институт радиологии…

А в ближайшее время ей предстоит еще одна операция. Какого рода? «После любой ранки, когда она зарастает, остается рубчик, —  наглядно объясняет Евгений Эдуардович. —  Вот и тут в трахее на месте удаленной опухоли образовался рубец, который может мешать прохождению воздуха». Вот его-то, оказывается, и надо «снивелировать». Что поделаешь: рубцевание — процесс нежелательный, но естественный —  матушка-природа так распорядилась.

На этот раз операция будет идти, что называется, по проторенному пути. Все-таки самое трудное – быть первопроходцами, а коль с этой самой сложной задачей хирурги 3-го отделения справились, то и все остальное, будем верить, смогут осуществить. Бог им в помощь!