К середине апреля в России должна быть восстановлена сеть государственных аптек

Это – поручение президента и одна из антикризисных мер, которые предпринимаются для обеспечения лекарственной безопасности страны. Что происходит сейчас в «лекарственной сфере» и что делается для того, чтобы стабилизировать ситуацию, рассказала депутат Государственной думы от Ростовской области, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, член Генерального совета партии «Единая Россия», заслуженный врач РФ Ольга ­Борзова.

– Естественно, кризис породил всплеск цен на лекарства, и мои избиратели начали бить тревогу: пишут, звонят, приходят на прием с жалобами. Больше всего людей обеспокоило то, что в аптеках практически не осталось лекарств дешевле 50 рублей. Они просто стали исчезать. Этому есть объяснение. Основу, из которой производятся лекарства, а также ампулы, флаконы, упаковку в 90% случаев мы закупаем за рубежом. И получается, что препараты дешевле 50 рублей наш производитель должен продавать себе в убыток. Компенсируют потери за счет тех препаратов, цены на которые государство не регулирует. Рост по отдельным позициям превысил 200 %... Есть два способа решения проблемы – «отпустить» цены или же вложить бюджетные средства в индексацию отпускной цены. Государство пошло по второму варианту. Было принято решение о разовой индексации цены лекарств, входящих в «Перечень жизненно-необходимых и важнейших лекарственных препаратов». Это – список тех лекарств, которые наиболее часто употребляют и назначают в нашей стране при наиболее распространенных заболеваниях. Депутаты внесли соответствующие изменения в законодательство, которые дают право Правительству России такую индексацию провести. В федеральном бюджете на эти цели предусмотрено 16 млрд рублей. И в самое ближайшее время это будет сделано.

– А что будет с препаратами, цены на которые не регулируются государством?

– Будет действовать закон рынка. При повышении спроса растет и цена. Кроме того, отпускную цену производитель может устанавливать по своему усмотрению. Мне думается, здесь можно пойти по пути замены дорогих лекарств их аналогами. Помочь пациенту должен врач, который сможет такую замену подсказать. В «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов» в настоящее время входит 608 непатентованных международных наименований. А торговых наименований существует около 22 тысяч. То есть под разными названиями продаются препараты с одинаковой химической структурой лекарственного вещества. Можно купить, например, препарат за 600 рублей, а можно – его аналог за 60…

– Но ведь известны случаи, когда качество «заменителя» отличается от качества дорогого препарата…
– Безусловно, ни одно лекарство не должно назначаться во вред больному. И когда мы говорим об импортозамещении, о собственной фармакологической промышленности, имеется в виду полное соответствие наших препаратов европейским стандартам. Только такие и стоит производить. И оборудование должно ставиться самое современное, отвечающее требованиям стандартов международных. Без возрождения собственной фарминдустрии нам все равно не обойтись, и это отчетливо понимают в руководстве страны. Не зря же была принята стратегия фармацевтической безопасности до 2025 года.

– Для создания собственных производств лекарств нужны время и деньги. У нас ощущается острая нехватка и того, и другого.

– Да, трудно. Да, сложно. Но, тем не менее, дело движется. Если еще пять лет назад наблюдалась значительная зависимость России от западного рынка лекарственных препаратов, то сегодня мы видим активный рост их российского производства. Правительство находит средства и на то, чтобы сдерживать рост цен на лекарства, и на закупки медикаментов для льготных категорий. Вводится жесткая экономия, строже становятся требования к закупочной политике. Во-первых, закупки будут централизованными и долгосрочными. А это дает экономию средств. Во-вторых, существующие методики, по которым рассчитывается цена на лекарства, предстоит откорректировать. Этим сейчас занимаются федеральные министерства и должны завершить работу над методиками до 1 июля.

В составе стоимости лекарства есть отпускная цена (она фиксируется и сдерживается с помощью Перечня), и есть оптовые и розничные надбавки. Они формируются в регионах. Причем в разных регионах они разные, а почему – не всегда ясно. Так вот, федеральной службе по тарифам поручено оптимизировать систему надбавок, она этим уже занимается.

Еще одна важная вещь – восстановление сети государственных и муниципальных аптек. В них допустима лишь фиксированная наценка, которую устанавливает региональная служба по тарифам (например, в Ростовской области – не более 19 – 21 процента к цене производителя).

По поручению президента такая сеть государственных аптек должна начать работу по всей стране к середине апреля. И это – еще один рычаг политики сдерживания цен на лекарственном рынке. Плюс – строгий контроль государства в этой области.

Я не говорю: все хорошо, и нет проблем. Есть. Но есть и успешные шаги по их решению…


Сети государственных и муниципальных аптек на юге России в целом удалось сохранить. Хотя, конечно, не в том объеме, как в советские годы. В Ростовской области госаптеки объединены в государственное унитарное предприятие «Ростовоблфармацея», в нее сейчас входит 115 аптек в Ростове и области. Кроме того, на Дону создана разветвленная сеть ФАПов (фельдшерско-акушерских пунктов), которые в большинстве своем получили лицензии на фармацевтическую деятельность.