…Обычная с виду женщина, мать троих детей, ни с того ни с сего воспылала вдруг ненавистью к сыну-школьнику и принялась его изводить. Не кормила, била, не пускала домой ночевать, а однажды кинулась на него с ножом. Был суд. Мальчика забрал к себе бывший муж. А женщину направили на принудительное лечение в закрытую психбольницу.

Этот давний случай из моей журналистской практики вспомнился по ходу разговора с врачом областного психоневрологического диспансера Ольгой Яковлевной Симак. Она рассказала о поразившей ее пациентке, поступившей в стационар с депрессией. Та охотно общалась с медперсоналом, другими больными, была со всеми дружелюбной, приветливой. Но превратилась в настоящую фурию при виде пришедшей ее навестить матери.

– Эта девушка сразу принялась кричать, топать ногами, впала в ярость, сделалась ярко-пунцовой, – описывает Ольга Яковлевна. – Мать призналась нам потом, что вот такие проявления агрессии к ней со стороны дочери проявились давно. В итоге оказалось, что у нее не депрессия, а шизофрения с симптомом «фамильной ненависти».

Сам этот психиатрический термин (от английского слова «family» – семья. – Л.К.) означает, что больной начинает крайне негативно относиться к самым близким родственникам – отцу, матери, детям, жене, мужу. Иногда это приводит к криминалу – как в случае с женщиной, про которую мне когда-то довелось писать. Но это уже крайняя черта, до такого доводить нельзя.

...Агрессия к близким может встречаться и у вполне здоровых людей (истеричных по натуре), но, по словам врачей, ее легко можно убрать с помощью медикаментов.

А вот если симптом «фамильной ненависти» проявляется при шизофрении, то это крайне неблагоприятный симптом, говорит Алексей Сергеевич Андреев, завотделением облпсихдиспансера, кандидат медицинских наук.

– Выглядит все для близких очень устрашающе: был один человек – и вдруг стал другой. Ласковый, покладистый — внезапно превратился в злобного тролля, жестокого, насмешливого, непримиримого. Как тот герой андерсеновской сказки, которому попал в глаз осколок волшебного зеркала, – вот так образно обрисовал Алексей Сергеевич.

У шизофрении много разновидностей, каждому типу свойственно свое течение, но далеко не всегда, подчеркивают врачи, проявляется «фамильная ненависть».

С чем связана такая выборочность, не установлено, механизм возникновения тоже неизвестен. Зато активно ведутся исследования происходящих в мозгу биохимических процессов. Ольга Яковлевна Симак как раз этим и занимается.

– Выявлено, что симптом «фамильной ненависти» напрямую связан со снижением уровня окситоцина, который называют «гормоном любви», – говорит она.

Он вырабатывается в задней доле гипофиза и фактически регулирует наше поведение. Чем уровень окситоцина выше, тем человек дружелюбнее, доброжелательнее. У женщин этот нейрогормон участвует в процессе родов, влияет на привязанность к новорожденному и т.д.

У здоровых людей он обычно в норме. А при психических заболеваниях картина другая. Так, у детей с аутизмом, например, его уровень очень низок и не повышается с возрастом.

О. Симак и ее коллеги стали исследовать больных шизофренией с симптомом «фамильной ненависти» и без него. Выяснилось: у «бессимптомных» уровень окситоцина если и занижен, то чуть-чуть. А у тех, у кого диагностирована «фамильная ненависть», окситоцина резко недостает.

– Это означает – дефект обмена веществ в головном мозгу уже сформировался, и убрать его полностью нельзя. Можно лишь «притушить» успокоительными средствами, чтобы уменьшить агрессию, – говорит О. Симак. – Вот почему мы настаиваем на как можно более раннем обращении к специалистам-психиатрам. Легче спрофилактировать ситуацию, чем потом пытаться ее исправить. Поэтому как только заметили в близком человеке настораживающие перемены, скорее ведите его к нам, своевременность очень важна!

– Но если столь неблагоприятный симптом связан с недостатком окситоцина, то почему бы не вводить его извне – ведь вроде бы медикамент с таким названием имеется? – спрашиваю докторов.

Да, отвечают, есть препарат «окситоцин» в виде спрея в нос. Производится за границей. И используется только(!) в акушерской практике – для стимуляции родовой деятельности. Применять его не по профилю нельзя – это противозаконно, поскольку еще нет точных данных о его воздействии на память, внимание, возможных осложнениях, если они, не дай бог, возникнут…

Хотя за границей, отмечает О. Симак, эксперименты с «непрофильным» использованием окситоцина ведутся. И уже установлено, что в результате его применения человек становится более открытым, доверчивым, контактным. Но вот как это может сказаться на больных с осложненной шизофреней, пока сказать нельзя. Однако сам факт, что есть препарат, на который в будущем можно ориентироваться, сильно обнадеживает и психиатров, и родственников больных людей.

…Шизофрения была и остается темой, вокруг которой клубится много слухов, домыслов, хотя большей частью это, по словам А. Андреева, «городские легенды». Типа, например, утверждений о ее якобы неизлечимости. «Неверно!» – утверждает Алексей Сергеевич. Очень многих людей с этим диагнозом он и его коллеги подняли на ноги, восстановили в социальном плане, вернули к работе.

Встречались среди здешних пациентов и творческие личности. В кабинете А. Андреева, между прочим, висит картина лечившегося у него художника, ставшего потом очень признанным, востребованным, известным...

А еще стоит вспомнить фильм «Игры разума» – о гениальном ученом Джоне Форбсе Нэше, которому еще в молодости был поставлен диагноз «параноидная шизофрения». Он всю жизнь прожил с этим недугом, занимался наукой и в конце концов стал нобелевским лауреатом по экономике.

Так что психиатрический диагноз — не приговор. Главное – не опоздать с лечением.