В новом отделении нейрохирургии областной детской больницы спасают пациентов, еще недавно считавшихся безнадежными

Лежащий напротив окна в отделении нейрохирургии областной детской больницы пятилетний Коля – тихонький и серьезный, зато его мама светится от радости. Доволен и завотделением Александр Анатольевич Пшеничный, перечисляя последние Колины достижения: активен, начал ходить по палате, разговаривать.

А в момент поступления он был в тяжелейшем состоянии из-за обширного кровоизлияния в мозг – разорвалась аневризма. Из-за сильного кровотечения пострадали структуры мозга, счет в прямом смысле слова шел уже на минуты. Мальчика оперировали открытым способом: сделав трепанацию, добрались до кровоточащего сосуда, «перекрыли» его, «заблокировали» аневризму. И вот результат: вытащили ребенка с того света, он, слава богу, идет на поправку.

Отделение нейрохирургии появилось в областной детской больнице недавно. Возглавивший его Александр Анатольевич Пшеничный, кандидат медицинских наук, известный в медицинском мире человек, в 2007 году во всероссийском конкурсе завоевал звание «Лучший хирург». Он переехал в донскую столицу из Сыктывкара. Шестнадцать лет возглавлял там детскую нейрохирургию, а теперь оставил все на своих учеников, получив предложение создать такое же отделение в Ростове. «Я счел это очень интересным для себя делом», – говорит он.
За три месяца в новом отделении нейрохирургии сделано около ста операций (в том числе и высокотехнологичных), каждый день их выполняется по две-три.

С чем дети сюда поступают? С самыми разными черепно-мозговыми травмами, врожденными аномалиями головного, спинного мозга, сосудов, грыжами, опухолями («…уже тридцать операций по поводу опухолей выполнено», – по ходу разговора упомянул завотделением), инсультами. У малышей, оказывается, тоже случаются сосудистые катастрофы. Так, на днях из отделения выписали пролеченного здесь годовалого малыша после инсульта: спасли, выходили.

Новорожденных и недоношенных тоже тут оперируют. И хирургические вмешательства на мозжечке стали делать, что в Ростове редко делалось, в новом же отделении их проведено уже несколько (в основном в связи с удалением опухолей из опасной зоны).

Почти все операции – микрохирургические, делающиеся с использованием оптики, нейронавигации (она, кстати, не во всех больницах имеется, а здесь есть), современного «умного» инструментария. Операционная укомплектована полностью, с удовольствием отмечает А.Пшеничный, специалисты все собрались умелые, опытные, увлеченные, на подходе еще несколько заканчивающих интернатуру нейрохирургов.

Новое отделение уже сейчас стало, по сути, объединяющим центром, замкнув на себе все разрозненные случаи, в том числе и «скоропомощные». Для этого тут введено постоянное круглосуточное (раньше такого не было) дежурство нейрохирурга в стационаре и еще одного – по линии «санавиации».

Еще один краеугольный камень – реабилитация. Важно не просто грамотно прооперировать, но и выходить больного, подчеркивает А. Пшеничный.

…Когда в отделение поступил разбившийся в аварии юный мотоциклист, на нем живого места не было. Тяжелейшие черепно-мозговые травмы, повреждения структур мозга, переломы… Звучали даже прогнозы, что он никогда больше не сможет ни ходить, ни сидеть, ни говорить.

Месяц спустя, после того, как с ним беспрерывно, сменяя друг друга, работала целая команда врачей, добиваясь восстановления утраченных было функций, подросток был выписан домой. Ушел из отделения своими ногами. Настоящая победа профессионалов! И подтверждение правильности выбранной тактики. Александр Анатольевич сформулировал ее так:

– На больного надо набрасываться (да-да!) с целью стимулирования его к дальнейшей жизни.

Лежат сейчас в отделении еще две девочки с повреждениями шейного отдела позвоночника. Обеим по 15 лет. Одна упала со скутера. А другая сорвалась с моста. Каким образом? Делала себе селфи, фотографировалась в «эффектном интерьере».

По поводу селфи врачи чуть ли не зубами скрежещут. Всем памятен случай с двумя таганрогскими девочками, полезшими ради селфи на вагонную крышу: одна вскоре погибла от полученных ожогов, другую срочно самолетом отправили в Москву в клинику доктора Рошаля. Доктора там сейчас борются за то, чтобы девчонка не осталась инвалидом, не была обездвиженной. А виной всему повальное увлечение селфи, из-за которых подростки в тщеславном желании «показать себя» рискуют жизнью. Пройдет ли когда-нибудь это безумие? Хотелось бы, чтоб поскорее – меньше было бы жертв.

Обращаясь к родителям, Александр Анатольевич еще и еще раз напутствует, чтобы были внимательны к своим детям, оберегали их, следили за ними. И если что-то плохое, не дай бог, случилось, или вдруг заметили в своем ребенке что-то неладное, заподозрили намечающуюся патологию, то…

– …Двери нашего отделения открыты, – говорит он. – Ко мне и моим коллегам всегда можно обратиться. Понадобится – будем помогать.