Ночь с пятницы 18-го марта на субботу 19-го, наверное, не только для меня была жуткой. За окнами громыхало, ветер свистел, с улицы доносился такой скрежет, словно там елозили металлом по асфальту. Заснуть никак не удавалось. Взглянула на часы, когда на циферблате было 4.00. В это время, оказывается, чудовищная авиакатастрофа в аэропорту Ростова уже произошла. 


Утром по телеэкрану поплыл список с фамилиями погибших – 55 пассажиров, 7 членов экипажа. Бесконечно жаль всех, больно, обидно,  горько! Но вдвойне, втройне, во множество раз горше узнать о гибели тех, кого знаешь (нет пока что сил писать в прошедшем времени), с кем не раз приходилось пересекаться по жизни, по работе, кто всегда вызывал уважение и восхищение. Невозможно примириться с тем, что их теперь уже нет…

 Олег Игоревич Чистяков, врач высшей категории, кандидат медицинских наук, директор центра реконструктивно-пластической хирургии Областной клинической больницы №1, в котором делают самые сложные абдоминальные операции, а в последнее время даже стали осуществлять трансплантацию органов – печени, почек. Олег Игоревич как раз всем этим и занимался. Хирург экстра-класса, талантливый, молодой, ставший известным как в родной Ростовской области, так и за ее пределами… 

Его гибель – огромная потеря для всех, просто невосполнимая! Для города, коллег-медиков, для главврача больницы Вячеслава Леонидовича Коробки – учителя и наставника Олега Чистякова, который пришел к нему еще студентом, окончив учебу, по его совету поехал в Аксайскую ЦРБ, стал потом работать по под его началом в центре реконструктивно-пластической хирургии и сменил на директорском посту, когда тот возглавил больницу.  

Просто невозможно счесть, сколько же всего людей Олег Чистяков успел прооперировать к своим 42 годам! Многочасовые сложнейшие операции проводились ежедневно, количество больных неизменно зашкаливало, а он на работе – от зари до зари, брал на себя все самое трудное, контролировал, вел. 

Свидетельствую лично, поскольку мне самой пришлось лежать в руководимом Олегом Игоревичем отделении, оперировалась в нем. Так что своими глазами все видела, на себе испытала, знаю, каково это, когда тебя упорно  вытаскивают с того света и что значит высшей пробы врачебный  профессионализм и ответственность.  

Вот почему гибель Олега Чистякова – подлинное горе для всех его пациентов. Бывших и нынешних, вылеченных когда-то или только собиравшихся оперироваться у него. Ведь от одной только мысли, что есть такой доктор, и к нему всегда можно обратиться, и он обязательно поможет, становилось легче, приходило чувство уверенности, спокойствия. А теперь… осиротели!  

В последний раз мы виделись с Олегом Игоревичем в конце декабря, когда в больнице были проведены сразу три операции по трансплантации органов – печени и почек. Это запредельно сложно, риск – как при прогулке по минному полю, требуются  суперпрофессионализм, полная командная слаженность. И у докторов все получилось, прошло успешно, прооперированные люди получили спасительный шанс. Олег Игоревич рассказывал об этом, ничего не приукрашивая и не преуменьшая. А я невольно отметила, что его золотоволосая голова в последнее время заметно поседела. Наверняка сказывались перегрузки. Но таков у него был стиль жизни – на полном самораскрытии своих возможностей, с безрасчетными душевными тратами.

А скольким бы еще людям он сумел помочь, вылечил бы, спас, если бы не эта чудовищная авиакатастрофа! 

Вместе с Олегом Игоревичем Чистяковым в самолете летели его жена Виктория, кардиолог той же больницы, и пятилетний сын Кирилл.  Царствие им Небесное…