(Продолжение. Начало в №№ 5–7 от 13 января –«Какой секрет хранит бювет»)

Отправившись 31 декабря в баню с теплой компанией, заурядная и недовольная своей жизнью бухгалтер Роза С. (фамилию мы скрываем по вполне понятным причинам) оказалась 1 января 2017 года в Пятигорске, в санатории «Пятигорье», вместо журналистки из Ростова-на-Дону Людмилы, которая по личным обстоятельствам переложила задание редакции на разочарованную в семейной жизни подругу. Задание было непростое – рассказать, как отдыхает народ на Кавминводах, да заодно и разоблачить пару-тройку санаториев - «Пятигорье», «Бештау» и «Жемчужину Кавказа», выступив в роли «ревизорро-санаторро». В первый же день Роза задание провалила. Ей в «Пятигорье» страшно понравилось, и она решила, что в отличие от Люси, которая ради красного словца не пожалеет и отца, станет настоящим народным экспертом и будет говорить людям только правду. А уж напечатает ее статьи редакция или нет… Теперь, когда творения Розы С. увидели свет, читатель понимает, что редактора она переубедила.


Директор санатория «Пятигорье» Наталья Маляренко.

Что Айболиту до лампочки?

Понятно, что работники «Пятигорья» свою воду хвалят, рассуждала я, спускаясь из бювета в санаторий. Но что народ скажет? До того, как отдыхающие перед обедом отправятся «на водопой», так я окрестила про себя эту процедуру, еще два часа.

И я пошла пока… к доктору. Он тут вроде местной легенды, к нему со всей России едут.

…Борис Павлович Лешов после приема пациентов пил травяной чаек в своем кабинете. Я по-простому ему с порога бухнула: «Вам не говорили, что вы очень похожи на Айболита?». Он улыбнулся и с совершенно серьезным выражением лица ответил: «Так я и есть Айболит». 

Родился он в 1935 году в Пятигорске в семье медиков: и бабушка врач, и мама, и дядя. Работал в инфекционной больнице, а потом увлекся проктологией, которой, как направления в медицине, в те годы не существовало. Да, были профессора, были научные труды, но вот чтобы народ массово в «некоторых местах» осматривать и диагнозы ставить – с этим напряг был.  Так вот, работая – первым в СССР - над темой взаимосвязи «курорт - поликлиника – онкология», он лично осмотрел 36,5 тысячи пациентов. По современным меркам – население целого сельского района. Причем, без современной чудо-техники, которая во все закоулки организма сама проникает. Хотя я и не Люся, но два и два сложить умею. Поняла, что этот доктор – вообще находка для мучеников-хроников ЖКТ. И задала ему жизненно важный для меня вопрос: «А гастрит можете вылечить?». Доктор улыбнулся снисходительно: «Не проблема».

Мне захотелось затопать на него ногами. Не проблема? Да его никто не может вылечить! Эта проклятая хеликобактер пилори непобедима и неистребима!

- Хеликобактер пилори очень даже победима, - словно услышав мой вопль, спокойно парировал доктор. – Я до сих пор своих пациентов пользую….

И он назвал препарат, о котором я никогда не слышала. Ни один врач, назначая мне дорогущие лекарства и препротивное обследование с глотанием «телевизора», о нем и словом не обмолвился. 

- У меня же было военное детство, потому гастрит с 6-го класса, язва – с девятого. Стал доктором и себя излечил, и своих сверстников – я был врачем медицинской службы на Черноморском флоте – с такими заболеваниями пачками на ноги ставил.

Так у меня же, почти как у доктора, гастрит с 16 лет. И ничто его не берет. А как почитаешь противопоказания тех лекарств, что прописывают, и про возможные последствия их приема, то выбираешь… гастрит. И у внука с желудком проблемы... 

- Так что, и я могу к вам приехать, и меня вы вылечите?

- И вас вылечим, и всех ваших знакомых, кого гастрит или язва донимают, тоже вылечим…

И тут доктор мне дал несколько советов, которые он своим пациентам предлагает испробовать. Оказывается, все просто… Здесь вы их, правда, не найдете, редактор их из статьи вырезал. Мол, пойдут в страничку «Домашний доктор». Так что – ждите. А я решила: надо возвращаться домой, брать в охапку внука и срочно ехать к Лешову, пока у него охота работать не отпала. Мне же директор санатория Наталья Петровна Маляренко сказала, мол, есть такие пациенты, которые ездят к нему уже лет 25-27. И гастриты-язвы в желудках залечили, потом за другие органы взялись, а теперь просто общаются, какие-то возрастные проблемы снимают. Так эти фанаты доктора Лешова каждый раз звонят и спрашивают, работает тот или нет. Если работает, говорят, приедем обязательно! 

Про роль личности в истории я знаю, а вот про роль личности в санатории – слышала впервые. И очень мне к этой личности со своим стародавним гастритом прилепиться захотелось. А вдруг?

На прощание спросила Айболита-Лешова: «А вас за немодное старое лекарство комиссии не ругают?».

- А мне – до лампочки, - задиристо ответил доктор.

Да, для сведения: Айболиту-Лешову – 80 лет...

Как грязь мою душу очистила

Я вышла от доктора, прямо скажем, в шоковом состоянии.  Мысль двигалась очень трудно, медленно, но направление ее впервые было «в мою сторону». Значит так, что мы имеем за почти четыре десятка лет гастрита: изжоги по ночам, тошнота по утрам, то не съешь, шампанского не выпей, кофе с утра – ни-ни… Кишку глотаешь - мучаешься, лекарства пьешь – маешься… А оказывается, под боком (всего-то ночь в поезде): природа – красота необыкновенная, погода – чудо как хороша, воздух – словно пьешь, и пить хочется. И при всех этих удовольствиях еще и от гастрита лечат…  А у меня на санаторий денег никогда не было! Подруге заняла тридцатку лет семь назад – так до сих пор не вернула, а я могла бы уже тогда на эти деньги хорошо подлечиться. Муж машину ударил пять лет назад – еще один санаторий мимо меня пролетел. Три года назад дети плитку в ванной меняли – как раз на курс лечения. Как, оказывается, все хорошо живут за счет моего здоровья! Звонить домой после этих мыслей сразу перехотелось. Во мне вдруг прорезалась агрессивная злобная Люся, какой она бывает, когда кончается ее очередной пылкий роман. И я решила, что надо найти в санатории что-нибудь этакое, что меня с моими близкими примирит. Чтобы не было, как говорит классик советской литературы, мучительно больно за бесцельно прожитые годы… Чтобы не грызла по ночам мысль, что кто-то лечился и оздоравливался, а я пахала на трех работах и болела. Ведь не может быть, чтобы тут всё – сплошной шоколад. Вон коридор какой-то пленкой завешен, рабочие ходят, наверное, пациентам одни неудобства.

Тут прямо навстречу из-за этой пленки – директор санатория обаятельная Наталья Петровна Маляренко и строгая, но тоже очень милая женщина - ее заместитель Алла Павловна Кучевская. Интересно, что они мне про этот «отсек» рассказывать будут? Дамы сразу меня подхватили: «Давайте, мы вам наше грязехранилище покажем! Там, правда, сейчас ремонт, но зато потом мы будем совершенно спокойны, что в самый высокий сезон при наплыве отдыхающих грязи у нас будет с бо-о-льшим запасом». У обоих в глазах – восторг полный. У меня – скепсис натуральный.

Если честно, просидев всю жизнь в бухгалтерии и периодически отдыхая в Турции, откуда вечно привозила солнечные ожоги и лишние килограммы, никаких грязехранилищ я никогда не видела. И чего грязь хранить? Я к восторгам по поводу такого лечения критически относилась: всегда подозревала, что грязь медики повторно используют, иначе где ее столько наберешь! 

Но и здесь история оказалась непростая. Как пояснила Алла Павловна, конечно, можно было бы малой кровью обойтись и заказывать готовую грязь в упаковке - как в аптеке продается.

- Но наши пациенты просят, чтобы грязь была натуральная. Она намного эффективнее. И мы выполняем их пожелания. Наши медсестры сами лечебные лепешки замешивают, как тесто на хлеб готовят, с душой, чтобы в них жизнь задышала. И… шлеп на больное место. И пошел процесс, - улыбается Кучевская.

Грязь, оказалось, хранят в подземелье. Открываешь люк деревянный – там она, черная и пахучая, лежит и зреет. И таких отсеков – куча целая, словно подводная лодка с грязью. В одних уже грязь заканчивается – почти на дне. Другие еще не тронуты: пока – рано. Оказывается, грязь действительно через три месяца можно использовать повторно, она сама восстанавливается, и у нее, как у живого существа, есть регенерация!  Конечно, необходимые для этого компоненты добавляются, а потом - опять в дело. 

Наталья Петровна тут же мне и про грязь, и про воду, и про санаторий (у них это все в одном флаконе, как говорится) такую историю рассказала, от которой у меня мурашки по коже пошли. Пару лет назад к ним привезли пациента на полный курс лечения – 21 день, после тяжелой травмы на производстве. Приехал с сопровождающим, потому как в коляске: ни ходить, ни ложку сам держать не мог. Назначили ему ванны с водой из скважины № 24 и грязи тамбуканские, все это в основной курс лечения входит. 

- Представляете, перед отъездом он уже сам ложку в руках держал! Как-то мы с начмедом в холле его разговор по телефону с женой услышали: он ей говорил, что уход у нас – лучше, чем дома. У начмеда от этих слов чуть не слезы на глазах. Короче, был он первый раз в декабре, путевка - за счет фонда социального страхования. А уже в марте за собственные деньги приехал. Сейчас третий раз курс лечения проходит, никто не верит, что два года назад человек практически двигаться не мог! А все наша минеральная вода и тамбуканская грязь!

Стыдно мне стало за свои подозрения и темные мысли. И желчная Люся во мне как-то поутихла. Я подумала, что если люди так серьезно и основательно к какой-то грязи относятся – ой, извиняюсь, не какой-то, а лечебной тамбуканской! – то и во всем остальном у них тоже – по совести. Но все оказалось еще круче, чем я предполагала.

Клистир с романтикой

После знакомства с медсестрой Евдокией Федоровной Кохановой я подумала, что ежели мы про простатит и «Ловелас» на всю страну при детях по телевизору вещаем, то про клистиры на страницах газеты ради пользы для народа – тоже можно. Ничьи морально-этические чувства мы не оскорбим. Зато с таким интересным человеком читателей познакомим! С медсестрой, которая – вы только представьте себе - 45 лет в апреле нынешнего года будет, как дамам и кавалерам, малышам и взрослым клистиры ставит. Сифонное промывание кишечника, микроклизмы – все по ее части. И часть эта – очень ответственная, и зря мы о ней в последнюю очередь заботиться начинаем. 

При заболеваниях желудочно-кишечного тракта, как меня уже просветили в «Пятигорье», надо, не откладывая дело в долгий ящик, сразу за кишечник браться: он должен работать как часы. Интересно, какие часы они имели в виду, думала я до знакомства с Евдокией Федоровной - песочные, что ли? Не перевернешь колбу – песок сыпаться не будет. Как там в нашей дивной рекламе: «Если утром вам никак – принимайте дюфалак», вот вам и вся забота.

Но теперь я знаю, что заболевания желудка и кишечника – тот еще «восток», дело тонкое и интимное. А Евдокия Федоровна сравнивает свои микроклизмы с розой, которая распускается внутри нас. Я, честно говоря, от этого сравнения просто обалдела. Прямо поэзия, клистир с романтикой.

- Вы своему ребенку клизму делать пробовали? – спросила меня Алла Павловна.

- Когда-то пробовала, до сих пор с ужасом этот момент вспоминаю.

- А к нашей Евдокии Федоровне и мужчины, и мальчишки – они хуже дам эту процедуру переносят - наперегонки на микроклизмы бегут. А какой цветочный и травяной аромат в ее хозяйстве! Вот так все построено, если людей любить. И за 45 лет душа не очерствела, глаза не стали стеклянными, улыбка – фальшивой, - добавила Кучевская. Я же достала видеокамеру и попросила Евдокию Федоровну объяснить, почему она так относится к людям. Что она ответила, увидите на нашем видео на сайте газеты. А коротко: «Просто надо любить людей и делать добро!» - ответила потомственная медсестра.

И тут я почувствовала, что у меня с кожи отваливаются кусочки раздражения и злобы и рассыпаются в пыль, а внутри, в самом желудке, где мы все иногда ощущаем душу, распускается нежная роза… ощущения такие, словно первый раз влюбилась.

- Ой, - вдруг опомнилась я. – Народ уже на бювет пошел! А я обязана узнать, что он про вашу воду думает.

Я успела перед обедом на бювет и столько о воде от пациентов интересного услышала… Но об этом, извините, вы прочтете в следующую пятницу. Ну не могу в две строки все свои эмоции по поводу «Пятигорья» и его коллектива уложить. И знайте, будет круто.

Ваша Роза С.
Пятигорск

Продолжение в №№54-56.