«А это правда Быковская?» – самый первый вопрос нашей прямой линии звучал именно так. И Татьяна Юрьевна подтвердила: именно Быковская отвечает на вопросы дозвонившихся на редакционный телефон в минувшую пятницу.


Скажем сразу: звонков было столько, что на втором часу непрерывного диалога не выдержала местная АТС: телефоны вырубились во всем здании. И многие до министра дозвониться не смогли.

С учетом этого Татьяна Юрьевна БЫКОВСКАЯ решила: провести для читателей «НВ» еще одну
прямую линию. Она пройдет 27 марта, с 11 до 13 часов


Вам позвонила Галина из Батайска. Скажите, пожалуйста, когда в наших аптеках появятся медицинские маски, которые так сейчас необходимы?

– К сожалению, вряд ли маски появятся в свободной продаже в ближайшее время, потому что единственный поставщик этих медизделий в нашей области в данный момент выпускает их в основном для медучреждений, торговых сетей, общественных учреждений.

В результате покупательского бума вокруг масок в связи с коронавирусом у кого-то дома скопились десятки изделий, кто-то на этом заработал, а кто-то не может купить даже одну. Производитель просто физически не успевает выпускать маски в таком количестве, чтобы удовлетворить не только основных потребителей, но и спекулянтов.

Но для жителей области такой дефицит не является катастрофой, потому что каждый может взять четыре слоя марли и сделать ее для себя самостоятельно. Более того, такая маска будет не одноразовой. Ее можно постирать, прогладить утюгом и вновь использовать.

Хорошо, я поняла вас. Спасибо за ответ…


Здравствуйте, это Василий Николаевич из Шахт. Большое вам спасибо, Татьяна Юрьевна, что благодаря вам я еще живу. В 2015 году с вашей помощью мне в силикозном диспансере в Шахтах выявили онкологию. Но я хотел бы решить вопрос с профзаболеванием…

– А где вы работали?

Я работал на шахте «Майской», на шахте «Южной». Но в силикозном диспансере на меня не хотят даже смотреть. До 1998 года мне ставили диагноз «радикулопатия», а потом он вдруг исчез из моей истории болезни. Но ведь болезнь никуда не делась…

– Василий Николаевич, главный врач силикозного диспансера с вами свяжется, предварительно подняв документы. Если есть причинно-следственная связь вашей профессиональной деятельности и выявленного заболевания, то вас направят на дополнительное обследование для признания профзаболевания и оформления соответствующих документов.

Спасибо большое. Буду ждать звонка…


Здравствуйте, меня зовут Александр Владимирович, проживаю в хуторе Качалин Тацинского района. Нас обслуживает одна углегорская «скорая помощь» на 13 поселений. Но при инсультах и инфарктах так важно вовремя оказать помощь. А для нас это невозможно – слишком большие расстояния, никакая машина не успеет вовремя…

– Дело в том, что есть федеральный норматив обеспечения мобильными бригадами скорой помощи – одна «скорая» на десять тысяч жителей. Конечно, для города выполнение такого норматива – в порядке вещей, а в случае обслуживания хуторов и сел, далеко отстоящих друг от друга, такое ограничение может создавать проблему. При обсуждении программы модернизации первичного звена оказания медпомощи мы предлагали изменить эти нормативы. Но пока что такие изменения не внесли. Поэтому на сегодняшний день есть два пути решения проблемы.

Начнем с того, что создание условий для оказания медицинской помощи входит в полномочия муниципалитетов. А значит, глава района может приобрести дополнительную машину скорой помощи для своих жителей.

Что касается второго пути, то это, безусловно, регулярные профилактические осмотры, контроль состояния здоровья. У вас же есть фельдшер, есть к кому обратиться?

Да, у нас работает ФАП.

– Именно диспансеризация помогает заранее выявить сердечно-сосудистые заболевания, назначить соответствующее лечение, вовремя откорректировать образ жизни, чтобы не доводить до сосудистых катастроф. Поэтому у меня просьба к вам, социально активному гражданину, давайте заниматься разъяснительной работой и убеждать – особенно пожилых хуторян и соседей – вовремя обращаться к фельдшеру и регулярно проходить диспансеризацию. К медикам надо идти не тогда, когда все уже случилось, а заранее, чтобы не доводить состояние до инфаркта, инсульта или гипертонического криза.

Все, что от меня зависит, я обязательно сделаю.

– Спасибо вам за звонок, Александр Владимирович.


Добрый день, Татьяна Юрьевна. Вам позвонила Ирина Викторовна из Ростова. Скажите, пожалуйста, могут ли мне дать группу инвалидности, если я уже несколько месяцев на больничном?

– Это зависит от заболевания, от степени утраты работоспособности. Что является основанием вашего больничного?

У меня травма…

– При травме врач имеет право давать больничный на срок до девяти месяцев. А если имеется сопутствующее заболевание, то больничный по закону могут дать на срок до года. И только после этого при стойкой утрате работоспособности рассматривается вопрос об оформлении группы инвалидности.

Скажите, а в стационаре в этот период я могу находиться с другим заболеванием?

– Да, конечно. Вам закроют больничный по травме и откроют больничный в стационаре.

А мне сказали, что оставят больничный по травме, но при этом оформят на дневной стационар…

– Все правильно. Но только в том случае, если речь идет об одном медицинском учреждении.

А если на группу я оформлюсь, то мне закроют больничный?

– Да, после оформления группы инвалидности вам закроют больничный. Но у вас уже будет группа инвалидности.

А если она будет рабочей, то больничный все равно закроют?

– Рабочая группа инвалидности подразумевает возможность работать. Но если ваше состояние не позволяет вам выходить на работу, то вы остаетесь на пенсии по инвалидности и не работаете при этом. Как правило, такую группу дают на год, в течение которого вас будут продолжать лечить. А через год при необходимости направляют на повторное освидетельствование. В зависимости от вашего состояния инвалидность продлят либо снимут.

Хорошо. Спасибо вам за разъяснения.

– Всего доброго. Будьте здоровы.


Уважаемая Татьяна Юрьевна, добрый день! Вам позвонила Вера Львовна из Ростова. Я сейчас лежачая больная, у меня нашли ревматизм со всеми сопутствующими заболеваниями. Но я никак не могла установить диагноз, потому что в Ростове не кладут в ревматологию областной больницы № 2. Удалось госпитализировать меня в больницу РЖД на платном основании. У меня сейчас обострение, надо ложиться, а денег таких нет…

– Вы хотите сейчас в областную ревматологию попасть или в больницу РЖД?

А разве в железнодорожную больницу можно попасть бесплатно?

– У нас есть некоторое число квот на лечение определенных заболеваний в железнодорожной больнице. Если ваш диагноз попадает в их число, то можно пройти лечение по полису ОМС и там. Если нет, вас направят в ревматологическое отделение областной больницы.

Огромное вам спасибо. Буду ждать звонка…


Здравствуйте, это Ирина Михайловна вам дозвонилась. У нас в Шахтах, в городской поликлинике № 1, федеральным льготникам, имеющим группу инвалидности по сахарному диабету, не всегда дают рецепты на получение тест-полосок к глюкометрам. За год мы получили всего 300 тест-полосок, а должны были выдать гораздо больше….

– Речь идет о взрослом или ребенке?

Взрослый с сахарным диабетом I типа.

– Дело в том, что очень многие федеральные льготники отказались от льготы и перешли на денежную компенсацию: из 437 тысяч на льготном обеспечении остались 130. Естественно, денег для приобретения средств самоконтроля при сахарном диабете осталось очень мало, в полном объеме мы не можем их закупить. Поэтому мы обеспечиваем тест-полосками сто процентов детей с сахарным диабетом I типа, а взрослые получают средства самоконтроля по остаточному принципу.

Но даже взрослые получают не одинаково – кому-то выдали больше, кому-то не выдали…

– Я обязательно возьму на контроль вопросы равного обеспечения федеральных льготников в Шахтах. Спасибо, что обратили мое внимание на это упущение.

Продолжение следует.