Так назван этно­археологический комплекс, строительство которого продолжается  третий год в живописном уголке Дона — в хуторе Пухляковском, на территории археологической экспедиции ЮФУ. Там же третий раз подряд проходят историко­патриотические летние сборы питомцев казачьих учебных заведений Всевеликого войска Донского.

Признаться, к предложению познакомиться с житьем­бытьем именно этого кадетского  лагеря я поначалу отношусь  без особого энтузиазма. В других войсковых лагерях юные казаки на лошадях скачут, на автомобилях  раскатывают, в походы ходят, с парашютами прыгают, парапланы в поднебесье пилотируют, с аквалангами подводный мир изучают. А тут… Пыль историческая, раскопки. Ко всему, еще и участников сборов по прибытии на пухляковскую базу ЮФУ обнаружить не удается. Они, выясняется, с утра — на экскурсии в соседней станице Раздорской. В полном соответствии с программой, по которой  и во многих  знаменитых исторических местах Дона уже успели побывать. Азов, Танаис, Новочеркасск. 

«Затерянный мир», археологическая база ЮФУ с ее учеными сотрудниками, студентами­историками при ближайшем рассмотрении оказываются  весьма интересными и для много чего повидавшего на своем веку репортера. Этно­археологический комплекс представляет собой реконструкцию истории человечества от стоянок  Каменного века, древних поселений, жилищ, оружия, орудий труда, домашней утвари до почти наших дней. Изрядная часть экспозиции, разумеется, посвящается истории  казачества. В первозданном виде сегодня ведь на Дону нелегко даже простенький традиционный казачий курень отыскать хотя бы начала прошлого века. Здесь же изучить снаружи и изнутри  точную копию такого куреня сможет вскоре любой путешественник, турист, ученый. 

И, судя по всему, со временем «Затерянному миру» предстоит стать одной из  достопримечательностей Юга России. Где, например, еще можно будет увидеть в действии  стационарный сверлильный станок, которым успешно пользовались наши пращуры за миллион (!) лет до нашей эры? Уникальная инженерная конструкция по внешнему виду весьма напоминает козлы для распиловки дров, но, как свидетельствуют археологические исследования, именно с ее помощью первобытные люди не только  проделывали отверстия в каменных заготовках, но еще и шлифовали наконечники стрел, копий, а при необходимости и огонь  добывали.

— Сооружали такой механизм из дерева с помощью деревянных  штифтов и обвязки скрученными из подходящих растений веревочек, — объясняет один из создателей «Затерянного мира» — научный сотрудник «Южархеологии» Андрей Захариков. — На  деревянной оси специальной  муфтой из кости крепилось кремниевое сверло. Смазанную жиром ось, свободно вращающуюся в брусьях станины, раскручивали тетивой специального смычка. К месту сверления по костяной же  трубке поступал абразивный порошок. Необходимое для каждой разновидности камня давление на сверло регулировали подбором  грузил. Приноровившись, на станке можно было работать даже одной рукой …

Кадеты возвращаются в лагерь незадолго до обеда — в полном соответствии с распорядком дня. Здороваются бодро, слаженно, словно долго усердно репетировали.

— Чему удивляться? К порядку, к форме, к строевой дисциплине они привыкли с первых дней кадетской учебы, — улыбается офицер­-воспитатель Аксайского Данилы Ефремова казачьего кадетского корпуса хорунжий Михаил Максимов.

— Я и в корпус потому пошел, — признается питомец Шахтинского Якова Бакланова кадетского корпуса Виталий Мавлин, – что  увидел случайно в автобусе нескольких ребят в кадетской форме. Подтянутые, аккуратные… Тогда и решил, что непременно сам стану таким. Конечно, пришлось специально готовиться к поступлению, в конкурсе участвовать, экзамены сдавать. Не добейся я тогда своей цели, вряд ли и в «Затерянный мир» попал бы. 

— Казачата принимают участие  в научных исследованиях и в местных раскопках, —м продолжает рассказ Захариков. — Расширяют здесь свой кругозор, осознают, как в конце концов вообще удалось человеку выжить в древнейшие времена. Сами пробуют, подобно первобытным людям, добывать огонь, рубить настоящим каменным топором, пользоваться деревянным серпом с наборными лезвиями из кремниевых пластинок. С огромным энтузиазмом участвуют в изготовлении инструментов, охотничьего оружия, гарпунов…

Расширение кругозора в Пухляковском кадетском лагере личный состав успешно сочетает с активным отдыхом, спортом, водными процедурами. К слову, обеспечение безопасности организовано здесь на совесть. Так, хотя место для купания и отведено на мелководье несудоходного рукава Дона, здешний уютный пляж обладает всеми необходимыми спасательными средствами, а офицеры­воспитатели постоянно проверяют состояние дна, внимательно опекают купальщиков. Люди они опытные, надежные. Многие, кстати, и к истории имеют непосредственное отношение. Хорунжий Михаил Максимов, например, — историк по университетскому образованию. Да еще и служил в морской пехоте Тихоокеанского флота. Авторитет у ребят. Как и  его коллега — подхорунжий Денис Маркин, бывший разведчик спецназа, ветеран боевых действий. Еще до армии занимался  в казачьем клубе «Пластун», рукопашным боем владеет мастерски, молодому пополнению казачьего сообщества теперь навыки передает. 

— Грустно расставаться с такими наставниками, — признается кадет Белокалитвинского Матвея Платова казачьего корпуса Кирилл Чувилев. — И жаль, что лагерная смена так быстро заканчивается. Зато очень здорово, что мы тут побывали, словно на машине времени попутешествовали. Представить себе раньше не мог, как много умели наши предки. И археология, оказывается, увлекательное, нужное дело. Ученым историком или археологом я вряд ли стану, но помнить об этих сборах буду всю жизнь. Это точно!