Постнеклассическая наука, по мнению автора этой концепции  академика В. С. Степина, — это современный этап становления науки, начавшийся в 70-х гг. XX века. Основные черты: междисциплинарность, обслуживание утилитарных потребностей промышленности. Характерный пример — синергетика, изучающая процессы самоорганизации.

На смену таким постулатам классической науки, как простота, устойчивость, детерминированность, выдвигаются постулаты сложности, вероятности, неустойчивости. Как и в «постмодернизме» в искусстве, здесь особый акцент на субъективности, самокритичности…

Сейчас ЮФУ реализует несколько проектов, сближающих науку и народ. Один из них — «Школа Эйнштейна» — двухдневный «квест» по факультетам, во время которого старшеклассники прикасаются к науке в прямом смысле слова. Во время «Фестиваля науки» — еще одного «сближающего проекта» — первый этаж мехмата и химфака сплошь состоит из веселья. Всё очень похоже на ярмарку: тут тебя оденут в кимоно и сфотографируют, тут отпечатки пальцев снимут, тут предложат тест пройти «Насколько ты американизирован?».

— Молодому организму пофотографироваться с «кавайной някой» или на робота поглазеть (из «лего», кстати!) куда интереснее, чем слушать речи о том, почему он должен поступить именно на этот факультет, — считает выпускник химфака, участвовавший в Фестивале. — Ему науку «на кошках» объясняют, связь с реальностью дают… Этого очень не хватает нашим институтам.

Да, студенты и школьники кричат: «Лекции скучные!», и педагогика идёт навстречу, придумывая новые методы обучения — через фильмы, мультимедийные приложения: легко и весело. Молодому организму веселье требуется, тут не поспоришь. Тем более что необходимость популяризации науки признали уже все.

«Никто не знает, что сейчас происходит в науке, кроме самых учёных», — говорит продюсер научно-документальных фильмов.  И рассказывает, как его товарищи из комиссии конкурса по продвижению проектов забраковали одно исследование с первой страницы, не захотев читать написанную казённым языком аннотацию. Потом автор эссе добился пересмотра своей работы: в ней оказалось интереснейшее исследование по микросоциологии!

Вывод: учёные должны учиться располагать к себе, выходить «на улицы» и рассказывать о своих открытиях. Ведь так и спонсоры появятся, и все-все идеи реализуются. В общем, учёным следует овладеть навыками бизнеса и пиара.

Всё это любопытно, но не покидает ощущение какой-то поверхностности происходящего. Очень уж смахивает на планомерное и уверенное движение в сторону «постнеклассической науки».

Доведённое до крайности, это явление отражено в феномене  «британские учёные».  Эти исследователи, ставшие героями многочисленных анекдотов, работают над совершенно безумными, идиотскими и не представляющими абсолютно никакой практической ценности научными проектами. Над ними все смеются, но …

Кроме малополезных выводов, они выражают таким образом  своё неприятие, отрицание прогресса как такового, отрицание устойчивости и ценности научного знания вообще. «А вот я хочу исследовать, как влияет цвет кожи на игру в футбол!» — и точка.

Они ставят вопрос: «А зачем в принципе нужен прогресс?». Зачем что-то создавать, если это уйдёт в промышленность, если от этого выиграют только директора крупных промышленных компаний, если от этого ещё хуже станет жить на нашей планете? Нет в науке смысла, не привела она к свободе, равенству и братству. В постмодерн её, на стёб и иронизацию!

Раз наука теперь «несерьёзна», не нацелена на что-то глобальное, значит, давайте срастим ее с искусством. Вот вам и новое направление в искусстве «science art»: танцующие роботы, зеркало-робот, принимающее вид твоего лица, безумный учёный, отрастивший себе на руке ухо…

Значит, давайте сделаем науку развлекательной, для красоты, для прихоти. Отсюда и интерактивные лекции, и обучающие фильмы, и интеллектуальное караоке «ПечаКуча» (где на презентацию собственного проекта отводится 7 минут, а значит, ни о какой фундаментальности не может быть и речи!)

Раз так, давайте уберём морщины мыслей со лба и отправимся веселиться. Ведь «Наука — это весело, это having fun!». И о «классической» цели науки — вести человечество к светлому будущему — пока забудем. Надеюсь, на время…