Признаться, я не сильно удивилась, увидев в числе выдвинутых представителей митингующих на Театралке Александра П. До этого с ним я пересекалась трижды.

Один раз — на «антиабортной» акции в День защиты ребенка. Второй раз, когда возглавляемое им ростовское отделение «Русского образа» собирало подарки для детдомовцев. Третий — в здании суда. Александр судился с городским и областным ГУВД, требуя уничтожить незаконно собранные, по его мнению, отпечатки пальцев и фотографии.

В марте Александр организовывал соревнования по рукопашному бою. В небольшом спортзале на Чкаловском собрались около 20 участников и полторы сотни зрителей. Перед собравшимися выступает представитель казачества, приветствуя гостей на донской земле, и в это время в спортзал входят «люди в масках». Как оказалось позже: сотрудники районной милиции и центра по противодействию экстремизму ГУВД РО прибыли на анонимный звонок о подозрительном скоплении людей и решили выяснить, что происходит. Выясняли странно: сначала всех присутствовавших поставили лицом к стене. Потом человек двадцать «по согласию» отвезли в ближайшее отделение милиции для «удостоверения личности». И там, по мнению милиционеров, на абсолютно добровольной основе сделали фотографии и дактилоскопию. Никаких обвинений после не предъявили, а на возмущения ответили: «Не согласны — опротестовывайте в суде». Вот Александр и опротестовывал.

На вопрос судьи, зачем вообще понадобились отпечатки (кроме организаторов соревнований, их взяли у некоторых зрителей), представители ГУВД ответить внятно не могли. Да и вообще ответить, кто именно и почему отдал приказ сделать дактилоскопию, кто вообще проводил эту процедуру, — тоже! У сотрудников районного отделения для этого не было никакого повода, хотя производилась она именно в их помещении. А у сотрудников центра противодействия экстремизму повод вроде был: многие из собравшихся в том зале были под подозрением в «чересчур патриотичных» действиях. Вот только полномочий на это не было, да и руководитель центра на суде заявил: «Никаких причин для этого не было, такого приказа я не отдавал». Картина получилась вовсе фееричная: при совместной операции двух структур ни одна из них не призналась в действии, но и не свалила вину на другую. Как в присказке «А и Б сидели на трубе» — логично предположить, что отгадка — загадочное «и», ведь не могли же представители правоохранительных органов лгать в лицо суду?! Вот только кто или что это «и»… Инопланетяне?

В неофициальной беседе представитель ГУВД обронил: «Да там нацики толпой собрались, надо было бдеть, как бы не натворили чего. Разогнали, устрашили — обычная практика».

Суд постановил: дактилоскопия и фотографирование проводились незаконно.

А Александр через три дня после вынесения судебного решения криво улыбался в театре им. Горького на заверения руководства ГУВД о честном и беспристрастном рассмотрении всех, в том числе и от его организации, поступающих сообщений о межнациональных конфликтах. Теперь давайте подумаем вместе: поверил ли?