По крайней мере, так считают Никита и Илья Тороповы. Хотя сейчас они именно тем и занимаются, что проводят праздники, а точнее научные шоу для детей.

Около полутора года назад Илья стал ведущим в проекте «Шоу сумасшедшего профессора Николя». На примере простейших опытов показывал, что наука может быть весьма интересной. Добавит в клей ПВА что-то, а он вдруг раз —  и превращается чуть ли не в пластилин. Или даст детям спектральные очки они радугу видят. Маленькие зрители удивляются, смеются, а Илья им объясняет, почему так происходит. Взрослые тоже к происходящему подключаются. Бывает, по несколько раз объяснять просят, почему, если накладывать две одинаковые дуги друг на друга, та, что сверху, больше будет казаться? И Илья снова и снова пускается в рассказ об оптической иллюзии. В общем, интересно такие шоу вести, только молодому человеку куда больше хотелось свое дело открыть.

Желание это возникло у братьев еще в детстве, когда они просто старались как-то деньги заработать. Выросли Тороповы в одном из хуторов Краснодарского края и летом часто переворачивали на току зерно. Работали большой компанией: и весело, и прибыльно.

Когда приехали учиться в Ростов, уже со второго курса отказались от родительской поддержки: работали промоутерами, супервайзерами, аниматорами. Будучи студентами, сумели купить себе машины. Не самые модные, зато за собственные деньги. Правда, признаются молодые люди, из-за заработков учеба пошла по боку. Говорят, из школы с большим запасом знаний вышли. Илья даже золотую медаль получил. Дипломы же, так вышло, получили скорее для родителей, чем для себя.

Для себя молодые люди искали работу. После окончания вуза на какое-то время Илья уезжал в Краснодар, а, вернувшись в Ростов, стал «сумасшедшим профессором». Параллельно вместе с братом составлял один за другим бизнес-планы, только все какие-то нескладные они выходили. А тут организаторы шоу в другой город переехать решили, и Тороповы у них бизнес купили.

Работают теперь по франшизе. Их «идейный» руководитель Николай Ганайлюк живет в Подмосковье. Это он стал первым показывать такие шоу. А потом уже и другие его примеру последовали.

Тороповы определенную сумму отчисляют Ганайлюку, зато могут пользоваться консультациями, от бухгалтерских до психологических, знакомиться с новыми программами, участвовать во встрече с организаторами шоу из других городов России, Украины, Казахстана, Польши. Илья и Никита уверяют, что такие встречи бывают полезнее, чем контакты в интернете.

Сегодня у Тороповых работают двое ведущих, менеджер и водитель. Сами братья больше занимаются организаторской работой, но и представления ведут, только все больше те, что направлены на благотворительные или рекламные цели. Таких мероприятий в месяц проводится около 10 - 15. Обычных выступлений около 20 — 25. Хотелось бы больше, и рассчитывать на это можно: все-таки о шоу не так много людей знают. Родители привыкли аниматоров нанимать, в цирк ходить, а здесь что-то новое, поэтому на шоу пока есть спрос.

Так будет не всегда, рассказывает Илья. – Поэтому сейчас мы активно думаем, какое бы дело еще открыть. Кроме того, это в 20 лет выезжать по любому звонку на край области было интересно. Но в сорок быть лысым тамадой с баяном я не хочу, и позаботиться об этом нужно сегодня, тем более что теперь у меня есть семья, ребенок растет. Хотелось бы, чтоб и времени было больше, и денег. Об открытии нового дела мы задумываемся еще и потому, что никто не знает, когда грянет следующий кризис. А ведь тогда начнут экономить прежде всего на нас.

Часовое шоу «сумасшедшего профессора» стоит от 7 до 10 тысяч рублей, в зависимости от используемых материалов. Например, один из самых дорогих – сухой лед. В Ростове его не производят, поэтому каждую неделю за ним приходится ездить в Краснодар.

Особых условий для проведения опытов профессора не требуется: небольшой стол, расстояние в метр и место, куда можно рассадить детей. Хотя есть и относительно опасные номера, например, с водородом, но, если их не стоит проводить, ведущие обязательно предупредят.

А вы в сути каждого номера разбираетесь? спрашиваю.

Да. Здесь уровень восьмого класса, не больше, говорит Никита, мне, скорее, словарного запаса не хватает. Точные науки мне легче давались, а вот подумать 10 -12 лет назад, что родители с учителями недаром говорят, что читать нужно больше, мне в голову не приходило. Теперь жалею об этом. Все-таки всему свое время, и сейчас я прежде всего работать должен, а жаль: пробелы в знаниях с удовольствием устранил бы