Проект новых правил предоставления временного жилья студентам Южного федерального университета, который недавно представила администрация этого вуза, вызвал бурную дискуссию.

 Руководство университета, ссылаясь на некий принцип ротации мест в общежитии, а также на необходимость предоставления жилья первокурсникам, попросило всех обитателей нового общежитского корпуса освободить занимаемые ими комнаты.

Старшекурсникам предложили места в старых корпусах, условия в которых оставляют желать лучшего. Вода, капающая с потолка, тараканы, вечно искрящая старая проводка — вот лишь некоторые приметы тамошнего «уюта».

Ректор университета Марина Боровская удивлена тем, что из-за «койки» в общежитии возник такой ажиотаж. Она пытается доказать студентам, что все эти проблемы возникли не по ее личной и даже не по административной вине:

— Этими вопросами должно заниматься студенческое самоуправление. А для этого среди вас должно сформироваться настоящее студенческое сообщество. Пока этого не произошло, не определенная вами приоритетность будет определяться администрацией. У нас на сегодняшний момент 30 % проживающих в новом кампусе работают и получают приличные доходы. Почему мы должны предоставлять вам хорошие условия, если вы в состоянии создать их себе сами?

Позицию ректора разделяет проректор по социальной политике и развитию молодежных программ ЮФУ Владимир Кирик:

—  Это справедливая система. Только что поступившие к нам ребята — несовершеннолетние. К тому же, они еще не так хорошо адаптированы ко многим университетским условиям, как студенты старших курсов. А проживание в новом корпусе позволит им адаптироваться быстрее.

Но студенты упорно не желают понимать, о какой справедливости идет речь. Они считают, что свое право проживать в новом кампусе заслужили хорошей учебой, научной работой, культурными, спортивными и другими достижениями. А первокурсникам еще только предстоит доказать свою преданность университету. Вот только администрация университета, похоже, эти взгляды решительно не разделяет. Поняв это, студенты принялись более активно бороться за свои права. По возникшей проблеме было составлено несколько петиций, одну из которых подписали шесть тысяч человек.

Не остался в стороне и студенческий омбудсмен Артем Хромов. Он обратился напрямую в Министерство образования и науки России:

«В соответствии с Жилищным кодексом Российской Федерации, договор найма жилого помещения в общежитии заключается на период обучения. При этом договор о найме составляется на конкретное жилое помещение, а не на абстрактное место в общежитии. Практика перезаключения договора найма и переселения обучающихся в другие общежития без их согласия незаконна».

С такой постановкой вопроса трудно не согласиться. Думается, к доводам уполномоченного по правам студентов стоит, по меньшей мере, прислушаться. И, судя по тому, как развивались последующие события вокруг студенческого «квартирного вопроса», к определенному согласию студенты и руководство вуза прийти все-таки смогли. Причем основой для этого стали как раз положения письма студенческого правозащитника. Свою роль сыграла и позиция федерального центра.

После продолжительных дискуссий студентам было предложено подписать новые договоры найма. Что и было сделано, и теперь выселять из уже обжитых комнат никого не будут. По крайней мере, до следующего лета. Надо полагать, что свою положительную роль в упорядочении «квартирного вопроса» сыграл и документ, подготовленный федеральным Министерством образования и науки России. Этим документом с 20 октября выводится новый порядок распределения мест в студенческих общежитиях. Согласно ему, места в общежитии будут в первую очередь предоставляться только студентам с высоким рейтингом и абитуриентам с хорошими баллами по ЕГЭ.

Так что, вопреки Булгакову, «квартирный вопрос» в данном случае не только не испортил студентов нашего ведущего вуза, но заставил их сплотиться в попытках добиться справедливости. Родилось как раз то самое студенческое сообщество, к формированию которого призывала ректор ЮФУ. И был достигнут успех.