Более страшной беседы у меня не было ни разу за все время моей работы. Когда молодые люди 18 лет рассказывают, что проходят седьмой курс реабилитации от наркотической зависимости, а в их классе было 8 наркоманов, – это жутко

Психолог Ольга САВЧЕНКО проводит в центре тренинги по реабилитации.

Герои моего материала проходят социальную реабилитацию в центре «Вершина-Ростов». Центр прошел квалификационный отбор министерства труда и социального развития Ростовской области и работает при поддержке некоммерческого фонда «Здоровая страна».

Здесь помогают вернуться к нормальной жизни тем, кто прошел медикаментозную реабилитацию. Все пациенты – совершеннолетние, но причина, из-за которой они стали на пагубный путь, кроется в детстве.

Ни одна семья не застрахована от появления в ней ребенка-наркомана – слишком распространены причины, из-за которых подросток сбивается с пути, а наркотики очень уж доступны.


Исповедь наркоманов

Мои собеседники – 18-летние ребята из полных, благополучных, счастливых когда-то семей. Это красивые, ухоженные, крепкие на вид парни. Они умеют себя вести, они довольно образованны, свободно общаются, имеют увлечения, окончили школу... Иван впервые попробовал наркотики в 14 лет, Петр – в 13. В какой-то момент и у того, и у другого оборвалась ниточка всякого взаимопонимания с родителями, а вот контроль со стороны взрослых только возрастал. У ребят росло чувство протеста. Захотелось доказать, что сами знают, как жить. А потом подворачивались знакомые, которые предлагали вариант справиться с плохим настроением, расслабиться...

Иван вырос в семье бизнесменов. Никогда ни в чем не знал отказа. Когда мальчик пошел в первый класс, о нем как будто забыли: родители строили магазины, ездили в командировки. Именно тогда Ивана стало притягивать самое дурное. Парень задружил с плохой компанией. Родители ввели тотальный контроль (даже на улицу отец выходил следом за парнем). В знак протеста Иван стал прогуливать школу, не учил уроки.

В 14 лет подросток попробовал алкоголь – не понравилось. А однажды возле школы увидел группу неадекватных ребят. Им было чересчур весело, глаза были красными. Ваня заинтересовался. Его повели в школьный туалет, дали покурить травку. «Почему нет? – думал Ваня. – Натуральный ведь продукт».

Со временем захотелось более острых ощущений. В ход пошли наркотики посерьезней, внутривенные уколы. Но они не понравились. Ваня остановился на синтетических наркотиках. Он уверяет, что их действие превосходит героин, а для принятия достаточно просто покурить. Парень был уверен: раз он не колется, – значит, не наркоман.

Что натворил, Иван понял только тогда, когда начались проблемы с сердцем, печенью, почками. И парень обратился за помощью. Но оставил реабилитацию сразу, как чуть полегчало. Вернулся домой – и все пошло по новой.

Нынешний курс реабилитации у него седьмой. По признанию Ивана, каждое последующее восстановление оказывается сложнее предыдущего. Поэтому этот реабилитационный курс он намерен довести до конца.

Петр тоже считал, что он не наркоман. Начал в 13 лет принимать лекарства. Свободно покупал их в аптеках, думая, что медицинские препараты не могут навредить. Способ уходить от реальности подсказал друг...

А забыться Пете хотелось – родители достали. Мама все время доводила: «Уроки не выучил! За компьютером долго сидишь! По дому ничего не делаешь! Сосед и в музыкальную школу, и на спорт – а ты?!» С отцом в раннем детстве контакт был, но и он пропал к подростковому возрасту.

Сегодня, как и Иван, Петр понимает: родители хотели сделать из него человека, но тогда…

Для Петра это 4-я реабилитация. Пошел на нее, когда понял, что хочет нормально жить, но не может бросить наркотики. Он устал от страха быть застигнутым, устал бояться, что не найдет деньги. Петру надоело постоянно кого-то обманывать…

– Когда начинаем употреб­лять наркотики, столько друзей появляется, – рассказывает Петр. – Сколько порошка – столько друзей. Примешь дозу – и мир кажется ярким, необыкновенным. Ты уверен в себе, энергичен, но при этом быстро деградируешь и не замечаешь, как глупеешь, перестаешь за собой следить. Конечно, все, с кем общался, начинают от тебя отворачиваться. Не нужен ты и друзьям-наркоманам, если у тебя нет наркотиков.


Может и погубить, и спасти

Психолог Ольга Савченко проводит в центре тренинги по реабилитации.

Участвуют в них и родители. На них выясняется, что люди 30–40 лет помнят те обиды, которые были нанесены им в 3–4 года. Удивительно, но причинами наркомании могут стать перенесенные когда-то стресс, обида, недопонимание, одиночество, конфликты, ссоры, гипер- или гипоконтроль. Если ребенок зациклился на них, это будет постоянно донимать его, мысленно так или иначе он будет возвращаться к этому негативу. Подростку в этом состоянии не будет комфортно, он станет искать удовлетворения. А его легко приносят курение, алкоголь, наркотики.

По словам психолога, именно семья способна больше остальных подтолкнуть ребенка к наркомании, однако именно она же может стать и самым надежным заслоном на пути к этой пагубной привычке. Кстати, и победить эту болезнь можно, как правило, лишь в том случае, если с ней готова бороться вся семья или хотя бы кто-нибудь из ее членов. Если на реабилитацию с бывшим наркоманом приходит хотя бы кто-то из родственников, значит, они осознали, что нужно что-то менять, и вот тогда действительно результата можно достигнуть.


Взрослейте вместе

Как же вести себя родителям, чтобы не совершить тех непоправимых ошибок, которые не сразу-то и заметишь? Готовых рецептов здесь нет. И все-таки, по мнению психолога, очень важно воспринимать детей полноценными личностями. Конечно, девочки и мальчики не знают всего того, что взрослые, но чувствуют происходящее очень хорошо. Поэтому, если мамы и папы ссорятся или в семье случаются трагедии, а ребенку никто ничего не объясняет, он будет ощущать себя ненужным, лишним – ведь он чувствует, что что-то происходит, но его любопытство почему-то никто не считает нужным удовлетворить. С ребенком нужно говорить, только учитывать при этом его возраст.

Нельзя обсуждать с малышом 6 лет все темы. Например, о самой наркомании в этом возрасте беседы лучше вообще не вести, зато объяснить, что говорить нет нужно (возможно, именно это позволит малышу через 8–
10 лет отказаться от предложения попробовать что-нибудь недозволенное). А вот ребенку в 12–14 лет о вреде наркотиков, не называя их, говорить самое время. Но и здесь нужно учитывать возрастные особенности. Подростки брезгливы, а наркоманы в конечном итоге перестают за собой следить, обрастают язвами, у них портится кожа, зубы – вот об этом и стоит вести беседу.

Ребенку необходимо прививать самостоятельность, любым опытом вооружать постепенно. А чтобы понимать, что ваше чадо уже может, а чего ему еще не доверить, нужно расти с ним вместе, не терять связь. Если потребовать от ребенка то, чего он еще не умеет, вот тогда-то у него и могут возникнуть протестные чувства со всеми вытекающими последствиями.


Выход есть

Галина ЗАПОРОЖЕНКО, директор фонда «Здоровая страна»: «Фактически общество не принимает бывших наркоманов, однако люди, которые отказа-лись от наркотиков и прошли полный курс реабилитации, на самом деле способны на многое. Если человек смог преодолеть себя, он может горы свернуть».

Галина ЗАПОРОЖЕНКО, директор Ростовского филиала некоммерческого фонда «Здоровая страна»: «Фактически общество не принимает бывших наркоманов, однако люди, которые отказа-лись от наркотиков и прошли полный курс реабилитации, на самом деле способны на многое. Если человек смог преодолеть себя, он может горы свернуть».

Сколько сегодня в России детей-наркоманов, неизвестно. Если ребенок оступился, в семье это стараются скрыть. Наркоманов не принимают в обществе, в вузы, на работу в госучреждения. В итоге к наркологу поначалу никто не идет. Родители стараются справиться с бедой самостоятельно, но осилить тяжелую хроническую болезнь в одиночку они не в силах, без медикаментозного вмешательства и социальной реа­билитации им не обойтись.

По словам директора  Ростовского филиала некоммерческого фонда «Здоровая страна» Галины Запороженко, сегодня хватает центров, где людей попросту удерживают от попытки принять дозу и заставляют работать, но курс реабилитации они так и не проходят, а значит, вероятность того, что они смогут вернуться к нормальной жизни, фактически отсутствует.

После прохождения медикаментозного лечения нужно выбирать реабилитационные центры, прошедшие квалификационный отбор. Они указаны на сайте министерства труда и социального развития Ростовской области. Кстати, наш регион – один из немногих в стране, где действует государственная программа по реабилитации нарко- и алкозависимых. За информацией об участии в программе следует обращаться в министерство труда и социального развития области.   

 

Шесть причин
заболевания наркоманией

Всемирная организация здравоохранения выделила 6 причин, из­-за которых дети становятся наркоманами:

  • Подростки хотят быть похожими на других.

  • Они стремятся расслабиться и отдохнуть.

  • Им хочется рисковать и бунтовать.

  • Они жаждут удовлетворить любопытство и выразить посредством наркотиков свой протест.

  • Они хотят почувствовать себя взрослыми.

  • Хотят самостоятельно принимать решения.

 

Как правило, наркотики принимают дети, которые чем-­то сильно неудовлетворены. Не помогают ни телефоны доверия, ни другие анонимные службы – дети боятся туда обращаться (а вдруг люди, которым они позвонят, расскажут родителям, и те будут ругать). Не хотят ребята делиться и с учителями (зачем им советы каких­-то чужих теток?). А вот с людьми близкими они бы поделились, но контакт, как правило, бывает нарушен...