«Ваша газета писала о нестабильной ситуации в строительном университете. Мой сын собирался поступать в этот вуз. Как там сейчас складываются дела? Валентина Горохова».

«В РГСУ пришел очередной ректор. Не часто ли они там меняются? А куда делись те, кто руководили вузом до него? Может, они были нормальные мужики, а их поперли. Зачем им вообще все это надо было? Вы бы написали, что ли.

Кукс».

Если коротко: представьте себе коллектив, в котором люди десятилетиями решают общие задачи. Но в один прекрасный день начальник приводит «нормальных мужиков» и объявляет всем, что именно они приведут всех к светлому будущему. Путь к нему начинается с… увольнений. Вначале сотрудники недоумевают, затем возмущаются. Те, кто возмущается больше всех, получают, в прямом смысле, по голове с требованиями «закрыть рот». Оставшиеся не сдаются — начинается конфронтация с вытекающими отсюда последствиями. Примерно так развивалась ситуация в РГСУ.

Сотрудников возмущало, что к руководству вузом пришли неспециалисты: один — бывший военный, возглавляющий холдинг сельскохозяйственной направленности, другой — пусть даже доктор наук, профессор, но много лет проработавший в силовой структуре и ни дня — в строительной отрасли. То, что эти люди мало понимали в специфике вуза, показала разработанная ими новая концепция развития РГСУ, в которой значительное место отводилось экономическому блоку. Сотрудники университета сделали вывод: цель нового руководства — зарабатывание средств, а не учебный процесс.

Свою некомпетентность руководство проявляло и в принятии решений якобы по развитию вуза. К примеру, на одном из ученых советов коллективу было предложено войти интеллектуальной собственностью в некую фирму. Что за фирма, какую продукцию она производит, толком не объяснялось — просто фирма. Причем о том, на каких принципах предполагается строить работу вуза с «просто фирмой», никто толком понять не мог. Может, потому, что о перспективах сотрудничества рассказывал не проректор по науке или по развитию, как обычно, а юрист, которая сама плохо разбиралась, с кем университет собирается иметь дело.

Ученым известно, что вопросы партнерства принято обсуждать на ректорате, в коллективе преподавателей. Однако процедуру обсуждения новое руководство игнорировало — людей просто ставили перед фактом. В таком русле проходила вся работа. Чтобы привлечь сторонников, руководство проводило с преподавателями, учеными индивидуальные беседы: обещало новую должность и всяческую поддержку, если сотрудник станет на его сторону. Предлагало также выражать недоверие тем, кто не согласен… К чести преподавателей университета, они не шли на сделку с совестью.

СЛОЖНУЮ обстановку обостряла проблема с дольщиками. Однако, зациклившись на обвинениях в адрес президента РГСУ Виктора Шумейко, новое руководство вуза мало задумывалось о поисках выхода из ситуации, хотя пути решения проблемы были и есть. Сейчас кассационная инстанция вернула дело на новое рассмотрение.

Как случилось, что неизвестные университету люди попали в университет? Один из проректоров нового состава ректората признался в разговоре: «Ну какой из Зеленцова (бывший ректор РГСУ. — Прим. автора) ректор?» Мол, слабый он руководитель. Этим качеством и воспользовались сотрудники, которых Леонид Борисович сам же и привел на работу. Впрочем, Л. Зеленцов не отрицал, что опыта руководства вузом у него не было. Новая команда, которая пришла ему «на помощь», с этой задачей не справилась, лишь осложнила работу.

В ситуации, которая сложилась тогда в РГСУ, удивляла позиция Министерства образования и науки РФ. Так, заместителем министра Камовым был подписан приказ о назначении на должность исполняющего обязанности ректора РГСУ Сергея Скрыля. Сергей Васильевич проработал в вузе около полугода. Основанием для назначения стало, всего-то навсего, …заявление С. В. Скрыля. Министерству предлагался ряд кандидатур людей, обладающих опытом руководящей работы, специалистов в строительной области. Но… Было ли вообще известно министерству, какая обстановка сложилась в одном из крупных строительных вузов страны? С осени прошлого года РГСУ жил, как на вулкане, но никто из министерских чиновников так и не появился, чтобы разобраться в причине конфликта. Лишь благодаря вмешательству администрации области удалось избежать его развития. И только спустя полгода российский министр образования и науки Андрей Фурсенко подписал приказ о назначении нового и. о. ректора. Им стал доктор экономических наук, профессор В. С. Вагин.

Назначение Владимира Вагина исполняющим обязанности ректора в РГСУ было встречено бурными аплодисментами. Это означало, что в вуз пришел не человек с улицы, а руководитель из системы высшей школы. В свое время Владимир Стефанович закончил физфак Ростовского госуниверситета и по распределению был направлен на работу в Северную Осетию. С 1978 по 1989 год работал в Горском сельскохозяйственном институте на преподавательских и научных должностях. По второй специальности Владимир Вагин — инженер-эколог. Долгое время руководил Гос­комитетом по охране окружающей среды Республики Северная Осетия-Алания. До назначения и. о. ректора РГСУ десять лет возглавлял Северо-Кавказский горно-металлургический институт.

С приходом Владимира Вагина в РГСУ прежнее руководство покинуло университет. Произошли изменения и в составе ректората. Незаконно уволенный Алексей Бескопыльный восстановлен на работе в должности проректора по учебной работе, проректором по науке стал Вадим Беспалов. На ученом совете Владимир Вагин обозначил для коллектива первоочередные задачи: это — учебный процесс и набор студентов в вуз. Пережив трудные времена, РГСУ, похоже, возвращается в нормальный рабочий ритм.