Недавно в редакцию обратилась семья Дроздовых. «Мы переехали из одного микрорайона Ростова в другой и определили сына в школу недалеко от дома, — рассказывала Тамара Ивановна, мама семиклассника. — И тут возникли проблемы. В прежней школе учили по одним учебникам, а сейчас он учится по другим.

Параграфы, разделы изучаемых тем — все другое. Сын разбирается в них с трудом. Одно мучение. Спрашивала учителей: «Почему такое возможно?» Они только руками разводят».

— Ничего удивительного, — говорит директор одной из ростовских школ. — В разных школах учителя учат по разным учебникам. Эти правила не нами придуманы.

Действительно, не педагогами, а Министерством образования и науки РФ. Сегодня Министерство рекомендует для школ 2,5 тыс. учебников. Из Федерального перечня (а это в среднем по 8 учебников на предмет в каждом классе) учителя выбирают те, что им больше нравятся. Школы подают заявку на необходимые книги в вышестоящую инстанцию. После этого учебники централизованно закупаются региональной властью. Выбранных педагогами учебников — немало. С просьбой сократить их количество управление образования Ростова обратилось в областное профильное министерство. Предложение педагогов область поддержала. В итоге добились, что федеральный список из 40-43 учебных комплектов по каждому предмету уменьшился наполовину. Но осталось все равно много. Вот и получается, что, если вы перевели ребенка даже не из одной в другую школу, а из класса «А» в класс «Б», возникает проблема. Потому что в параллельных классах учителя учат по учебникам разных авторов.

А у каждого автора — свой подход к составлению учебника. Даже при беглом просмотре становится ясно, что авторы меньше всего задумываются о том, чтобы учебный материал был хотя бы логически выстроен.

— Они просто меняют местами порядок изучения тем, — говорят педагоги другой ростовской школы. — В итоге первая глава в учебнике одного автора оказывается последней в учебнике другого…

Педагоги утверждают, что новые учебники во многом проигрывают старым. В прежних учебниках была выстроена «красная линия» — весь курс предмета с 7-го по 11-й класс. В новых учебниках этого нет. В них нет также межпредметных связей. Если раньше на уроке географии школьники изучали Африку как материк, то на уроке биологии, к примеру, проходили животных Африки. Такой подход в изучении предметов позволял педагогам легче преподавать материал, интересно его преподносить, и ребенку несложно было его усваивать. В его сознании выстраивалась целостная картина мира.

К примеру, тригонометрия, которую изучают в курсе математики, активно используется в физике. Те, кто учился по «старым» учебникам, помнят, что вначале эту тему изучали на уроках математики, а затем учитель физики рассматривал в классе применение этих знаний на практике и объяснял: математика дала вам инструмент, а физика показывает прикладную часть этого курса. Сейчас учителя физики в тупиковой ситуации:

— Скажем, рассматривается на уроке скорость движения физического тела, а детям материал непонятен, так как по математике они еще не прошли раздел, посвященный той же производной, которая объясняет, почему физическое тело движется с определенной скоростью.

Свои претензии к учебникам высказывают учителя истории: много фактических ошибок, расхождений в датах и трактовках. Особенно это касается эпохи СССР, Великой Отечественной вой­ны, современной истории России.

— На ошибки можно было бы закрыть глаза, если бы речь шла об истории древнего мира, — говорят они. — Но когда многие из нас являются свидетелями событий, которые происходили лет 20-30 назад, а авторы учебников трактуют их на свой лад, перекраивая до неузнаваемости, — это даже не смешно.

На учебники, пособия и методички государство ежегодно тратит от 8 до 10 млрд. рублей. Недешево они обходятся и регионам. Накладно покупать каждый год учебники родителям. Один учебник по литературе стоит 300 рублей. Может ли школа собрать учебники, как в былые времена, чтобы раздавать их детям бесплатно?

— Если бы, допустим, в начальной школе (где всего 8-10 учебных комплектов), в одном классе дети занимались бы по «перспективной школе», а в другом — «по школе «2100», была бы преемственность, и детям можно было бы раздавать учебники бесплатно, — говорят в управлении образования Ростова.

Но не получится. Из большого числа учебников каждый педагог выбирает понравившийся ему учебно-методический комплект. Если учитель ведет детей, предположим, с 1-го по 4-й класс и работает с ними по программе известного педагога и психолога Занкова, а никто из учителей начальных классов по этой программе больше не работает, учебники не собрать. Потому что, пока учитель выпустит 4-й класс и вновь наберет 1-й, учебники устареют. Даже пригласить кого-либо из авторов для того, чтобы он рассказал о концепции учебника, сегодня невозможно. Как выясняется, по одному конкретному учебнику работает только 10% школ — и аудитории не наберется.

Нет однозначного мнения и среди педагогов. Одни готовы работать по единым учебно-методическим комплектам, другие, напротив, считают, что таким образом будут ограничены в праве выбора учебников, в свободе творчества. Тем более что сегодня среди учителей проводятся разного уровня конкурсы, в которых они могут принять участие и получить премию. Все это, конечно, здорово. Но что получается? Люди в большом количестве пишут плохие учебники, издательства с их помощью развивают бизнес, учителя выбирают учебник, который им больше понравился, стремятся к творчеству. А в «сухом» остатке мы имеем выпускников школ, знания которых оставляют желать лучшего…