В декабре исполняется 50 лет журналистскому образованию на Дону.  Выпускники журфака ЮФУ (РГУ) работают сегодня в областных и центральных изданиях газет и журналов, на телевидении, в отделах по связям с общественностью, пишут книги и сценарии, преподают на любимом журфаке.

В преддверии юбилея мы попросили ответить их на наши вопросы: 

1. Почему вы решили поступить на «журналистику»?

2. Что удивило вас, когда стали студентом?

3. Кто из преподавателей и чем запомнился?

4. Какой бы вопрос вы задали себе?

5. Что бы пожелали факультету?

Любовь СУРКОВА, выпускница филологического факультета отделения журналистики 1973-го, редактор студии телевидения, руководитель программ «Провинциальный салон» Дон-ТР:   

1. Еще в школе прочитала книжку, герои в которой оказались оклеветанными. Журналист узнал всю правду и спустя много лет написал о том, что люди, считавшиеся предателями, оказались партизанами. Мне так понравилось, что докопались до правды! И у меня мысли не было, что буду чем-то другим заниматься, кроме журналистики.

2. Не удивило — интересно было.

3. Потрясла Алла Арсентьевна Кузнецова, преподаватель античной литературы. Удивило, сколько надо было прочитать, чтобы знать свой предмет, как знала его она. Кузнецова была чудесная. Она была человек-спектакль. И ее лекции были спектаклем. И она стояла вся такая античная, богиня с рыжими волосами. На экзамене она поставила мне «5» с одобрительным комментарием. Это было приятно слышать. Замечательным был Яков Романович Симкин, наш декан. Он подталкивал к тому, чтобы мы думали, искали ассоциации в теме, за которую  брались, и знали, как эту тему раскрыть. И если говорить не об образовании в университете в целом, а в смысле профессии, то он был первым, кто вел по пути к ней. И, конечно, Грета Эдуардовна Эйхе, у которой я писала диплом по американской печати. Я столько переводила разных изданий, что глаза болели. Зато теперь по миру езжу без переводчика — все было не зря.

4. Повезло ли мне на однокурсников? Конечно! Вообще повезло на людей, которые учились в это время. Там как раз были Сережа Чупринин, Валя Маркин, Жорик Булатов, очень высокий, кудрявый, чуть похожий на Маяковского Боря Габрилович. Как раз нынешним студентам читаю его стихи: «Капали капли снежные, гибли на кирпичах, а говорить было не о чем, не о чем было молчать» или «Живу себе, качаюсь, заботы справный маятник, то убегаю я от них, то снова возвращаюсь», «Звезды свет по капле цедят, нацедили целый купол. Раньше здесь стояла церковь, а теперь театр кукол».  Это было поэтическое время. Когда они что-то писали, читали, издавали. Я помню, приезжал тогда в Ростов Окуджава, почти секретно, как было в те времена. Ходили, слушали его. И на физфаке было огромное количество ребят, которые увлекались поэзией. Просто это было время поэзии. Сейчас студентам говорю: «Ребята, вам катастрофически не хватает поэзии. Вы так настроены на волну того, чтобы устроиться в жизни, что вряд ли получится, у вас нет романтической составляющей». А у того времени она была. И, конечно, из того времени остались друзья. И Женя Апарина- Станкевич, и Ира Давыдова, Сусанна Баранжиева, светлой памяти Вова Дибров. Многих, к сожалению, уже нет. Но те, кто есть, кто сегодня живет в Москве, не потерялись, не стали чужими, — все свои. Нам повезло. Мы друг для друга интересны и что-то значим. И мнение друг друга важно. Мы встречаемся, как будто не было этих расстояний и не нужна история вопроса.

 

5. Я бы пожелала нашему факультету чувства времени. Знаю, как тяжело сейчас преподавателям. Как вообще в вузах много, на мой взгляд, мертвого, замороченного, не имеющего отношения к сути пребывания там нынешних молодых людей. Они ко мне попадают на 3-м, иногда на 4-м курсах, выполняют задания. И благодарят за возможность услышать голоса однокурсников. Мне бы хотелось, чтобы университет, особенно такой факультет, как наш, максимально раскрывал индивидуальность студента. Он должен ставить серьезные образовательные ступени, потому что уж очень страшные провалы в образовании у ребят. Студенты не знают простейших вещей в общекультурном смысле, у них очень узкий кругозор. Нахватанность есть, есть уверенность, что вот сейчас в Интернет зайду и найду то, что надо будет. Но этого мало. Надо достаточно серьезно заниматься, потому что у нас была, есть и будет очень уж особая профессия, которая может много доброго сделать и много вреда принести своей недалекостью. 

Галина ПИЛИПЕНКО, выпускница факультета филологии и журналистики РГУ 1986-го, корреспондент программы «Вести-Дон» ВГТРК «Россия-Дон-ТР»:

1. У меня были две заветные мечты. Одна из них — что-то делать руками, скажем, мелкой мозаикой выкладывать автобусные остановки, чтобы они были яркими, веселыми. Ленинград считался «колыбелью искусства». Поэтому я отправилась туда поступать в соответствующее училище. Там мне сказали: «А ты куда-нибудь поближе поехать не могла?» Мне прямо намекнули, что нечего было сюда ехать, к тому же общаги не видать. Тогда я решила, что буду оценивать искусство — еще одна заветная мечта. И мы с мамой ринулись поступать в Киевский институт культуры. Я готовилась страшно. При всей моей начитанности мой уровень знаний соответствовал средней школе Волгодонска, которую я закончила. На экзамене мне достался вопрос по скульптуре Мухиной. Это была письменная работа. Словом, одной моей украинской фамилии для Киева оказалось недостаточно. Я взяла порядком уставшую маму, и мы вернулись к папе в Волгодонск. И стали из практических соображений искать что-нибудь поближе. Решили, что как раз подойдет отделение журналистики филфака РГУ. У меня при слове журналистика возникал образ мужчины в замшевом пиджаке с диктофоном на плече, как в фильме «Журналист». И я поступила на отделение журналистики. 

2. На факультете меня удивило, как перед экзаменами по литературе студенты пересказывали друг другу произведения. Если иностранных студентов было жалко, то наши ребята удивляли тем, что не знали литературу. Поскольку я много читала, то была для них своеобразным дайджестом. Пересказывала «Войну и мир» Толстого, «Улисса» Джеймса Джойса…

3. Из преподавателей меня удивила Любовь Васильевна Шибаева. Она рассказывала невероятные вещи, учила читать между строк. Так, она рассказала, что Анна Каренина была наркоманкой. И я побежала и купила книжку «Непрочитанные строки». Говорила, что самые необычные точные высказывания о классиках принадлежат не исследователям, не критикам, а крестьянам. И тогда я купила книжку Топоркова «Крестьяне о писателях». Во времена моего студенчества был книжный дефицит. Если мне удавалось напасть на книжку, то я покупала ее в трех экземплярах. Один отвозила родителям и объясняла, что это обязательно надо читать, другой оставляла себе, а третий — сестре либо в подарок. Таким образом, у меня накапливались залежи книг. Хорошо помню роскошную Аллу Арсентьевну Кузнецову, которая читала античную литературу. Часто вспоминаю Нину Владимировну Забабурову с  ее пора­зительным уровнем интеллекта, Якова Романовича Симкина, его сатирические жанры, декана Евгения Алексеевича Корнилова, Ирину Семеновну Маилян. В высшей степени поразила Наталья Дубовер. Ее  факультативы, которые она вела, были сравнимы с театром одного актера. Раз в несколько месяцев она нас спрашивала: «А вы чувствуете, что вы растете?» И я это чувствовала. По сути, они и мы, студенты, были членами одной большой семьи. В то же время был момент состязательности, задора. По тем же сатирическим жанрам — хотелось написать смешнее других. 

4. Зачем нас мучили такими предметами, как партийное строительство, помимо научного коммунизма? Я думаю, что мы могли бы обойтись без этого.

5. Еще — 50!

Николай СОКОЛОВ, выпускник 2007-го, корреспондент программы «Вести-Дон»:

1. Мечтал стать журналистом с детства. С 6 лет смотрел сериал «Телевизионная служба новостей» на телеканале тогда еще Останкино. А в 8-м классе я стал юным журналистом клуба «Искатель» Дворца творчества детей и молодежи и публиковался в областной газете «Класс». Ездил в Москву на всякие конкурсы. Потом в 11-м классе принимал участие в передаче «Умники и умницы» на 1-м канале в Останкино. И еще больше «заболел» телевидением. Даже на творческом конкурсе, помню, получил (тогда была 3-балльная система) 3 балла, его давали только членам Союза журналистов. Ну и мне повезло.

2. Сама форма обучения удивляла. Те предметы, которые появились, та же древнерусская литература. До этого, в школе, мы первоисточники не читали…

3. Запомнилась Екатерина Сергеевна Жак, преподаватель древнерусской литературы. Говорили, что с первого раза сдать ей было невозможно. У нее нужно было получать допуски. Сдаешь работу, потом много раз ее приходится переделывать. Я сдал с первого раза. И сегодня для меня древнерусская литература — будто вчера прочел. А второй преподаватель жила в Батайске, увидела мой репортаж (я тогда еще на телеканале Рен-ТВ работал) о том, как в связи с ремонтом Ворошиловского моста жителям Батайска тяжело добираться до Ростова и обратно. На следующий день я пришел сдавать ей экзамен. Она говорит: «Николай, я вчера смотрела ваш репортаж, мы, бедные, мучаемся, в обход Ворошиловского моста ездим. Давайте вашу зачетку». И тут же поставила оценку.

4. Учат ли журналистике на журфаке? Мне кажется, научить этому сложно. В ЮФУ мы получаем образование, чтобы после вуза журналист мог ориентироваться в профессии. То есть университет в целом дает академические знания.

5. Желаю факультету развиваться, чтобы появлялись новые кафедры, современные креативные, даже, наверное, прикладные. Молодежь быстро меняется. Даже я сейчас вижу, что она «живет» с «планшетниками», в «твиттере», в «фейсбуке», «Вконтакте». Это, наверное,  медийная журналистика — блогерство. И мое предложение — открыть вот такую новую кафедру. И еще. Преподаватели на факультете сильные, а замены им часто нет. Поэтому я желаю всем нашим преподавателям здоровья!