Ученые планируют выполнить пожелание Путина и создать единый учебник истории. Нужен ли он? Каким видят его сами историки?

Андрей ВЕНКОВ, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории новейшего времени исторического факультета ЮФУ:

— Идея единого учебника вполне объяснима. Учебников истории сегодня достаточно много. А где критерии их отбора? Сейчас у нас до 9-го класса ученик проходит весь исторический курс, в 9-м разбираются наиболее спорные темы в истории, а в 10-11-х классах они повторяются. Возможно, уже по другому учебнику. Что происходит? Сначала детям вдалбливают одно, а в старших классах — другое. В итоге ученики путаются в трактовках исторических событий. Можно сказать, что дети зависят не столько от потребностей государства, сколько от каких-то ведомственных симпатий или антипатий. В едином учебнике одним из критериев будет методическая подготовленность. С другой стороны, в учебнике за 10 и 11-й класс должны быть историографические вставки, которые будут отражать несколько мнений по тем или иным историческим событиям.

Есть еще одна проблема. Сегодня в обществе резко упал интерес к прошлому. Произошел некий разрыв исторической памяти. К примеру, заочники, которые оканчивали школу в 80-х и учатся даже не на историческом факультете, хорошо знают историю. Нынешние выпускники, начиная с конца 90-х, историю абсолютно не знают. У них настолько странные представления, что диву даешься. Впрочем, ничего удивительного. Мы находимся под массовым прессингом ненужной информации, что приводит к ее девальвации. Не надо даже заходить в Интернет, достаточно включить телевизор. Большая часть того, что нам показывают, в жизни не пригодится. Взрослые с такой информационной «атакой» еще справятся, а каково детям? Ребенок не то что о прошлом своей страны знать не будет, он и в современной истории не разберется. Что касается школы, то с введением ЕГЭ в школу дети ходят чисто формально. Учеба начинается с репетиторства перед поступлением в вуз.

Второй не менее важный момент — воспитание подрастающего поколения, которое находится на любительском уровне. Включая патриотическое. У нас масса каких-то добровольных клубов, отрядов поисковиков. И государство вроде бы их поддерживает, а самой государственной программы, как было раньше, нет. Единый учебник может стать тем вектором, который не только покажет историческое прошлое и настоящее нашей страны, но и определит ориентиры в патриотическом воспитании. Школьный учебник дает азы истории, самые общие о ней представления. Став взрослее, молодые люди смогут самостоятельно выбирать учебники истории и разбираться в исторических событиях. И потом, школьное образование оплачивается государством, и оно вправе требовать того, что считает для себя нужным. К тому же у нас есть единый государственный экзамен. Соответственно, ученик должен знать ответы на требуемые государством вопросы. Если у кого-то возникнут опасения в том, что единый учебник истории будет ангажированным, можно осуществить общественный контроль, включив в авторский коллектив членов общественной палаты РФ.

Наталия ВУРСТА, преподаватель истории Ростовской гимназии юных исследователей:

— Не вижу никакого смысла в едином учебнике истории. Это не самая серьезная проблема, которая стоит перед нашим образованием. Если мы все проблемы уже решили, тогда давайте все учебники, среди которых есть и достойные, уберем, создадим один авторский коллектив, который получит государственное финансирование. И будет создан учебник, выполнен государственный заказ. Такое уже было. Школьные учебники истории, по которым сегодня работают педагоги, прошли госэкспертизы, выдержаны в соответствующем духе. Единый учебник истории — это общая тенденция к унификации, которая существует в нашей стране.

Надо понимать, что объем знаний сегодня меняется со страшной скоростью. Сейчас нужны не столько знания, сколько умения. Умение анализировать тексты, сравнивать информацию. Учащиеся, кстати, должны критически относиться и к тексту учебника. Когда ребенок находит в нем даже какие-то нестыковки и объясняет их, это говорит о том, что он знает предмет, логически мыслит. Это во-первых. Во-вторых, для современных детей учебники не являются единственным источником информации. Они практически их не читают. Особенно старшеклассники. Мы живем в информационную эпоху. Зачем знать какие-то вещи, держать их в памяти, когда одним щелчком телефона можно выйти на любой сайт Интернета и увидеть нужные данные, получить информацию, которая интересует. Говорить об информатизации учебного процесса и сводить все к единому учебнику просто несерьезно. Учебники истории Сахарова, Левандовского, Данилова со всех точек зрения абсолютно корректные. В национальных республиках, я уверена, используются такие же. Если предполагается, что единый учебник будет способствовать единению народов России, то для этого есть другие формы, учебник здесь играет не самую первую роль. В нашей истории есть не только и отнюдь не всегда то, что вызывает умиление, восторг, гордость и радость. Если мы будем брать только те события, которые вызывают нашу гордость, то, на самом деле, от истории мало что останется. Потому что история, как говорил один талантливый человек, «это не прогулка по Невскому проспекту». Единение, предположим, с народами Кавказа. Кавказ входил в состав российской Империи. И, если говорить полную правду, там она очень горькая. Я уж не знаю, как эта правда может объединить. Есть и другие страницы. Нет уверенности в том, что в учебнике не будет выхолащивания реальной истории. А дети эту реальную историю, если захотят, все равно получат. В конце концов, какой бы ни был учебник, всегда есть учитель. Который может детям, как альтернативу, дать другой текст, другое видение события. Единый учебник — это стремление к абсолютной истине, которой не может быть в социальных науках. Унификация — это монополия. А монополия в отсутствии конкуренции всегда негативна. Извините, даже в биологии генетическое разнообразие способствует развитию, а генетическая унификация приводит к вырождению живых организмов.

Евгений КРИНКО, доктор исторических наук, зам. директора по научной работе института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН:

— С введением единого учебника проблему школьного исторического образования не решить. Она заключается в глубоком расколе современного общественного сознания, в котором представлены различные идеологии – государственников, либералов, коммунистов, националистов, консерваторов и многих других. И существование множества учебников лишь отражает взгляды разных представителей российского общества на нашу общую историю.

Сложно спорить с падением качества знаний истории у нынешних школьников, и публикуемые в СМИ «ляпы» ответов на ЕГЭ — это лишь «верхушка айсберга». Однако ни в одном из существующих учебников подобных ошибок нет. Причины падения уровня знаний связаны не только и не столько с плюрализмом учебной литературы, сколько с другими причинами. Глубинными — появлением альтернативных источников информации, более не позволяющих считать книгу (не только учебник) главным и единственным источником знаний, и частными — сокращением количества учебного времени, отводимого на изучение истории России, снижение ее общественного статуса.

Противники введения единого учебника обычно видят в этом усиление контроля государства над образованием, предлагая сохранить за учителем и учениками свободу творческой деятельности. Однако речь не идет о введении одного-единственного учебника истории, поскольку в любом случае невозможно по одному учебнику изучать историю в 5 и 10-м классах. Вероятно, должны быть различные учебники и для классов разного уровня подготовки. В муниципальных школах и сегодня можно использовать только учебники, имеющие соответствующий гриф Министерства образования и науки, а федеральный стандарт и ЕГЭ — это, безусловно, формы государственной регламентации. Но они не могут предотвратить появление полярных оценок одних и тех же событий в учебниках, издаваемых в соседних регионах. Например, в различных субъектах РФ на Юге страны встречаются разные оценки Кавказской войны и ее героев.

Таким образом, речь идет не просто об издании нового учебника, а о создании единой государственной концепции истории России для массовой школы. Которая не должна вести к установлению тотального контроля над учителем в методике преподавания, включая выбор соответствующих форм и средств.

Ответ на вопрос о том, нужен или не нужен единый учебник истории, сам по себе ничего не проясняет. Такой учебник не станет ни «спасательным кругом», ни «камнем на шее» у массового исторического образования. Более того, порождает массу других вопросов. Кто станет его автором? Например, с заявкой на такой учебник уже выступил коллектив под руководством «самого» руководителя железных дорог России, обладателя степени доктора политических наук. Будет ли такой учебник более приемлемым? Как согласовать в тексте различные противоречия, чтобы он не вызывал отторжения у представителей самых разных социальных слоев и групп общества?

На самом деле необходимо серьезно обсуждать, как достичь общественной консолидации в отношении к прошлому как основы для исторической памяти и национальной идентичности. Поиск социального компромисса в нашей стране чрезвычайно сложен, что отражают попытки совместить в государственных символах страны двуглавого орла и пятиконечную звезду, красный флаг Победы и государственный триколор. Очень трудно соединять противоречащие друг другу вещи. Но отвергать одну часть российской истории в ущерб другой неминуемо означает создание ущербной картины нашего общего прошлого.

Еще одна группа вопросов связана с тем, как убедить современных школьников в ценности прошлого не только для сдачи ЕГЭ, но и для осмысления своего места в мире. Отчасти их решение зависит как от содержания, так и формы преподавания. Учитель, вооруженный, кроме учебника, в лучшем случае указкой и картой, значительно уступает современным формам репрезентации истории, представляемым, например, современным кинематографом. Повторюсь, что это только отчасти, поскольку падение уровня знаний отражает более общие процессы отчуждения современных школьников от исторического прошлого.