Всеволод Петрович Ананьев принадлежит к поколению, которое встретило начало Великой Отечественной войны сразу после выпускного бала.

Прощаясь со школой, выпускники сорок первого года гуляли до глубокой ночи. Вернувшись домой, Всеволод уснул. Крик матери разбудил его: «Война, война!..» Какая война, семнадцатилетний юноша и не сразу понял…

23 ноября Всеволоду Петровичу исполнилось девяносто. Большая часть жизни его была связана с Ростовским государственным строительным университетом. Он работает в этом вузе уже шестьдесят лет. А первый раз Всеволод Ананьев оказался в здании главного корпуса современного РГСУ еще в 1941 году. Как и все, он тогда стремился встать в строй на защиту Родины. Но в армию бойца Ананьева не взяли: зрение подвело. Вместо военного ему выдали белый билет: он и правда был белого цвета. Случайно узнав от товарища о том, что в Ростове, как и в других крупных городах страны формируется ополчение, Ананьев, конечно, устремился в ряды ополченцев.

В память о легендарном полке

Штаб Ростовского полка народного ополчения располагался в красивом здании на улице Социалистической. Придя сюда, чтобы стать солдатом-связистом второго батальона полка народного ополчения, Всеволод Ананьев и не предполагал, что вернется сюда и в этих стенах будет работать ректором одного из крупнейших строительных вузов страны.

Первый бой ополченцы приняли уже в ноябре 1941-го.

А в январе 1942 года Ростовский полк народного ополчения вошел в состав Красной Армии и стал стрелковым полком номер 222.

В июле 1942 года бойцы полка в окопах на окраине города, за заводом «Ростсельмаш», успешно отбивали атаки противника. 24 июля 1942 года все проснулись от оглушительной тишины. Атак больше не было. Разведка, посланная в город, доложила: Ростов занят немцами. Полку пришлось срочно отступить.

Широкий из-за разлива Дон преодолевали вплавь. Ни лодки, ни щепки, за которую можно было ухватиться, не было.

Левого берега достигли не все…

На другом берегу переправлявшихся товарищей ждали группы ополченцев – бледные, растерянные. Пошли на юг, подальше от захваченного фашистами Ростова. В станице Кагальницкой разрозненные группы ополченцев встретились. Когда устроили перекличку, выяснилось, что до места встречи добрались восемьсот человек. А в окопах у «Ростсельмаша» их было 2200…

РИСИ. Начало…

Память о войне В.П. Ананьев сохранил навсегда. Когда он был ректором РИСИ, в вузе появился музей с экспонатами военного времени, стали проводиться военные парады с обязательной традицией возложения венков к мемориалу на Змиевской балке…

Старт научной карьеры был в 1954-м. Он пришел в РИСИ почти случайно. В институте требовался геолог. А Ананьев как раз недавно защитил кандидатскую по геологии. Молодого кандидата наук с радостью взяли на работу в формировавшийся институт. Остепененные, да еще молодые преподаватели были очень нужны.

В июне 1964 года В.П. Ананьев в МГУ защитил докторскую диссертацию по инженерной геологии лессовых пород. Ученый совет из 36 профессоров и академиков проголосовал единогласно за присуждение ему степени доктора геолого-минералогических наук.

В обкоме КПСС смотрели на Ананьева как на потенциального ректора. О чем ему и сообщил Г.П. Предвечный, заведующий отделом науки обкома. С Германом Павловичем Ананьев был знаком со студенческих лет и считал его старинным приятелем. Именно по этой причине сказал откровенно: «Ты что, с ума сошел? У меня получается что-то в науке, а административной работы я совсем не знаю».

Через некоторое время Всеволода Петровича вызвали в обком партии и предложили: или он становится ректором, или кладет партбилет на стол. Из обкома Ананьев вышел ректором Ростовского инженерно-строительного института. Назначение было одобрено в Минвузе, в Москве.

Эпоха Ананьева-ректора — время бурного развития строительного института. За несколько лет, во второй половине 1960-х, вырос целый вузовский городок. А еще была построена база на Черном море, обустроена военная кафедра, создана целая система общественного питания…

В институте открыли несколько столовых, кафе.

В корпусах вуза располагались буфеты, «островки питания» — так их называли. Это была инициатива студенческого профкома, поддержанная ректоратом. Подкрепиться на «островках» можно было всего за 30 копеек. Без очереди. Чтобы все успевали выпить стакан чая с бутербродом в перерыве между занятиями, ввели самообслуживание: студенты сами брали еду, а деньги просто клали на поднос. Недостач не было никогда.

Уроки профессора Ананьева

За свою жизнь Всеволод Петрович написал более пятисот учебных и научных работ. За учебно-методическую деятельность в 2010 году получил правительственную премию.

Предмет научного интереса Ананьева – лессовые породы. Это - глинистые грунты, на которых стоит Ростов-на-Дону и весь Юг страны. При насыщении водой они легко разрушаются. Каковы особенности строительства на лессовых породах? Как сделать построенные здания и сооружения долговечнее? На эти вопросы В.П. Ананьев и отвечал в своих научных трудах.

Созданная в РИСИ научная школа лессоведения профессора В.П. Ананьева объединила исследователей лессовых пород. Появилась уникальная лаборатория (такой не было ни в одном строительном вузе). Совместно с кафедрой оснований и фундаментов кафедра инженерной геологии регулярно публиковала научные статьи, издавала журналы, книги.

Научная лаборатория лессоведения прекратила свое существование в 1990-х годах. В то непростое для страны время у вуза не нашлось средств, и лабораторию пришлось закрыть.

Сегодня Всеволод Петрович с грустью говорит:

—  Аспиранты послевоенных лет получали маленькую стипендию, жили трудно, впроголодь. Но все работали ради науки. Сейчас у молодых людей на первом месте заработок. Еще ничего не сделав в науке, хотят получить деньги, машины, а наукой заниматься в оставшееся время. Так не бывает… В 1990-е годы многие аспиранты кафедры инженерной геологии ушли из науки, так и не дописав диссертации. Материальный вопрос взял верх…

«Лектор с камнем»

Ананьев вырастил немало учеников. Один из них — советник ректора Южного федерального университета (а в 1988-2006 гг. — ректор Архитектурного института, позже — академии) Виталий Колесник вспоминает:

—  Предмет, который читал Ананьев, — «геология» — будущие строители считали второстепенным. Однако на лекции Всеволода Петровича набивалась полная аудитория. Его слушать было интересно…

Запомнились студентам и экзамены профессора. Чтобы проверить, насколько хорошо студент усвоил его предмет, Ананьев прятал за спиной камень. Экзаменуемый должен был по описанию угадать, какой именно. Потом десятилетиями студенческий театр эстрадных миниатюр исполнял сценку о профессоре с камнем за пазухой. Это — об Ананьеве.

Всеволод Петрович отчетливо понимал, насколько важны знания архитектуры будущим строителям. Он сделал все, чтобы в вузе были открыты архитектурные специальности, которые выросли потом в целый факультет. Один из корпусов он построил специально для архитекторов.

Архитектурное образование было совсем молодым. В Москве и Ленинграде учили будущих архитекторов. Именно там и закладывались основы двух ведущих архитектурных школ.

Чтобы укрепить новую специальность, Всеволод Петрович однажды сознательно пошел на нарушение. При распределении будущих аспирантов он своим решением направил группу в Ленинград, другую — в Москву. В двух столицах они работали над написанием своих научных работ. В основном там все и защитились.

Вернувшись в Ростов, эти аспиранты положили начало новой школе – ростовской. Она впитала в себя черты московской и ленинградской, став по-своему уникальной. В октябре ростовская школа отметила пятьдесят лет со дня образования…

Напоминание о 1945-м

В.П. Ананьева можно назвать «играющим ректором». И не только потому, что, руководя вузом, он успевал писать учебники и научные работы, вел активную преподавательскую деятельность. Он действительно играл — в оркестре института. Его музыкальным инструментом была флейта. Эта флейта — напоминание о войне. Ананьев приобрел ее в Европе в 1945-м и хранит до сих пор.

В институте коллектив называли «Оркестр ветеранов», потому что играли в нем студенты разных поколений и преподаватели. В основном оркестр исполнял музыку в стиле ретро. Это очень хорошо воспринимала публика. Причем не только ростовская. Оркестр выезжал на своеобразные гастроли: давал концерты в строительных институтах Москвы, Ленинграда. Специально для выступлений профком института пошил костюмы. Музыканты выступали в белых пиджаках и темных брюках. Эстрадного оркестра в вузе давно нет. Но о нем помнят многие.

В.П. Ананьев сегодня — профессор-консультант Ростовского государственного строительного университета. Он нужен и продолжает работать.