Концепция поддержки развития педагогического образования, разработанная Министерством образования и науки РФ, в педагогическом сообществе вызывает немало споров.

— Это, извините за тавтологию, реформа реформирования, — говорит директор Академии педагогического образования ЮФУ доктор педагогических наук, профессор Марина Коваленко. — К примеру, возврат к обилию педагогических практик, как обозначено в концепции, — не новизна. Педпрактики в свое время были с начала первого курса. И связь вузов со школами, что выдается за «новинку сезона», — не открытие, а возобновление связей. Которые, кстати говоря, и не разрывались. Разве что в учебных планах подготовке педагогических практик стало отводиться меньше времени. А в целом это «повторение пройденного».

— В концепции говорится о качественной подготовке учителей, провозглашаются инновационные подходы, проектные технологии, технологии погружения...

— Опять-таки возникает вопрос: те, кто готовил концепцию, читали историю педагогики, развития педагогического образования в России? На самом деле многие ключевые элементы документа, обозначенные как инновации, в начале прошлого века активно использовались в русской, советской школах. Банальный пример: птицу утку в 20-х годах прошлого столетия ученики изучали с точки зрения географии, русского языка и литературы. То есть один объект изучался в школах через призму разных предметов, которые на уроках преподавались параллельно. Так было и в поздние советские времена. Теперь это называется инновациями. На самом деле все это было. Но что получилось? От старой системы образования мы отказались. А страны Запада, напротив, нашими методиками воспользовались. Слегка преобразовали, приняли их у себя, и мы обработанные ими «технологии» берем себе и говорим, что это инновации.

— Что больше вызывает споров при обсуждении концепции?

— Так называемая многоканальность «входа в профессию». Предлагаемую в концепции систему подготовки можно условно поделить на следующие уровни — это «либерал артс» («новый» вид бакалавриата) — общая подготовка по ряду дисциплин с так называемым погружением в профессию. Другой уровень связан с тем, что если человек не имеет педагогического образования, но вдруг решил стать педагогом, то после получения высшего образования он может пойти в магистратуру и «добрать» педагогические дисциплины. Словом, предлагаются разные варианты входа в профессию. И это вызывает споры. Получается, что любой человек может стать педагогом. Но педагог все-таки штучная, а не массовая профессия. Поэтому к отбору «кандидатов» в учителя нужно подходить достаточно серьезно.

— Для многих педагогов камнем преткновения является вход в профессию «сбоку», когда к подготовке будущего учителя подключаются преподаватели факультетов, не связанных с педагогикой.

— Это то, что вызывает наиболее сильные споры в педагогической среде. Недавно в нашем университете состоялся «круглый стол» с участием представителей классических факультетов вуза, которые осуществляют подготовку специалистов, — как непедагогов, так и педагогов. К примеру, на мехмате готовят математиков, а мы готовим учителей математики. Возник спор: могут ли преподаватели мехмата готовить учителей математики, можем ли мы, как педагоги, готовить математиков - неучителей?

 И что решили?

— Дать возможность студентам первого курса, когда они только самоопределяются, ознакомиться и с педагогической деятельностью, и с чисто математической. В итоге пришли к модульному построению учебных планов, где на первом-втором курсах наш студент сможет уже определить свою траекторию обучения. А после второго курса решит для себя, пойдет он по педагогическому пути или же — в науку, в академический бакалавриат. Такие варианты возможны.

- В преамбуле концепции сказано о подготовке новой формации учителей. Старшее поколение педагогов деликатно «отодвигается» на второй план.

- Действительно, большое число учителей, преподавателей вузов, ссузов — люди старшего возраста. И пенсия такова, что преподаватель не спешит уходить с работы. В рамках концепции предлагаются варианты использования опыта педагогов старшего возраста в репетиторской деятельности в рамках школы. Но надо учитывать и то, что сегодня в школах наблюдается текучка кадров. К тому же молодые неопытные педагоги — вчерашние выпускники вуза — еще не могут справляться с работой. А вот среднего возраста педагогов очень мало. Нужно, чтобы какое-то время учителя старшего поколения продолжали работать в школе, передавая свой бесценный опыт молодым коллегам.

— Но есть же в концепции что-то положительное?

— Уже то, что она все-таки провозглашает важность педагогического образования. Потому что очень смешно слушать авторов докладов о прорывных технологиях, которые забывают, что в основе любой технологии лежит школьное образование. То образование, где должны быть сильные математические, физические, химические дисциплины как база для получения и развития новых технологий. Раз эта база закладывается в школе, значит, в школе должен быть грамотный учитель. А грамотного учителя из очень грамотного, допустим, инженера на «раз-два-три» сделать нереально. Опять же, мы говорим, что у нас инженерное образование «западает», физико-математическое образование высшей ступени системы образования — тоже. Что же им не «западать», если в школьной программе происходит катастрофическое уменьшение часов на математику, физику, химию?! Логики нет. Мы хотим специалистов в этой области, а базу не формируем.

— Но и в учителя многие абитуриенты идут не по призванию.

— В основном идут из-за решения, принятого на семейном совете, либо потому, что в педвуз легче поступить, или вуз находится рядом с домом. И только 30 % в лучшем случае идут в профессию педагога осознанно. Конечно, важна сама подготовка, педагогическая практика. Но не та, которую рекомендуют в концепции. Там говорится, что если студент поступил на первый курс, то должен ходить в детский сад на педпрактику, затем - в начальную школу и так далее. А он, допустим, хочет стать учителем физики. Ему не нужны знания в области дошкольного образования, он должен знать, с какими учениками он будет работать в школе. И, безусловно, важно, чтобы учитель любил свое дело.

— Почему среди поступающих в педагогические вузы нет отбора?

— Хороший вопрос. Мы его тоже поднимали. Но Министерство образования и науки РФ определило, что вступительных испытаний по ЕГЭ достаточно. Если быть реалистами, то отбирать-то и некого. Проблема гораздо шире. Формировать уважение к учителю, к профессии необходимо со школы. Мы, конечно, можем организовать яркие, красочные мероприятия для популяризации профессии учителя. Но посмотрите, как она преподносится в средствах массовой информации: одного учителя побили, другого — убили. В Интернете — ролики, в которых дети оскорбляют учителей. Родители приходят в школу с требованиями: вы, как пионеры, за все в ответе. Если раньше учитель был вторым после бога человеком, то сегодня учитель — это тот, при котором можно вести себя непристойно, разговаривать по мобильному телефону. И формируется это отношение обществом. Естественно, выпускник, посмотрев, как издеваются над очередной «Марией Ивановной», говорит, что учителем ни за что не станет.

— Не хватает положительного образа учителя.

— Вот именно. Мы хотим организовать из студентов, как раньше говорили, агитбригаду, которая будет ездить по городам области, привлекать абитуриентов, рассказывать о профессии учителя. Наши студенты шефствуют над детскими домами. Где также посвящают выпускников детских домов в тонкости профессии. Это тоже важно, когда дети видят, какие будущие учителя с ними работают. Нужно, чтобы и концепция развития педагогического образования содержала не только громкие формулировки и красивые слова, но еще и формировала сам образ учителя. В этом могут помочь и СМИ, рассказывая о лучших учителях, об их такой непростой, но благородной работе.