«Человек, опережающий время». Так называют коллеги Юрия Осипова, известного философа, культуролога, доктора экономических наук, профессора, директора Центра общественных наук при Московском государственном университете, президента Академии экономики хозяйства.



Еще в 90-х, выступая перед украинскими академиками, он подчеркнул, что государству как особой суверенно-территориальной организации «надо быть субъектом истории». В ответ от академика хирурга Амосова услышал реплику: «Что значит быть субъектом истории? Это ваши имперские замашки». Нужно было, чтобы произошли события на Украине, Крым вошел в состав России, последовали санкции против РФ, чтобы понять: Америка, Европейский союз — империи, и Россия, оказывается, — тоже империя. Десять лет назад Осипов при поддержке Совета Федерации провел научный форум «Глобальная и национальная экономики». Многие тогда удивились: «Какая национальная экономика? Сегодня все производные экономики связаны с глобальными процессами!» На том же мероприятии Михаил Юрьевич сказал, что Россия сосредотачивается, что в ее судьбе играет роль новая национальная элита. Скептики недоумевали: о какой российской элите может идти речь? «Вы что, не видите, какая у нас элита?!»

— Но вот, когда появились «зеленые человечки», они же «вежливые люди», оказалось, что у нас есть элита — как блестяще провела в Крыму операцию, - в ответ на мои слова о способностях ученого предугадывать события говорит Юрий Михайлович. — Один Лавров чего стоит. Он сейчас лучший министр иностранных дел в мире.

— Четыре года назад вы говорили, что мир находится в состоянии войны. Вы и сегодня это утверждаете?

— Разве Югославия, Ирак, Ливия не являлись показателем войны? А теперь она пришла на Украину. Конечно, это не 41-й год. Украина сейчас переворачивает все представления о мире. Она позволила проявиться и существовать всему тому, что в современном мире является кризисогенным. В течение нескольких месяцев страна вошла в катастрофу. Какая борьба государств, цивилизаций, культур! На самом деле там борьба между миром человеческим и антимиром. На Украине это четко обозначилось.

Мы думали, что с подписанием Рузвельтом, Черчиллем и Сталиным договора о создании ООН война закончится. Но вспомните, как Гитлер пришел к власти? Всего-навсего устроил поджог рейхстага. А на Украине сожгли около полусотни людей, а может, и больше. Причем не где-нибудь, а в большом, веселом городе Одессе. Я всем советую перечитать «Белую гвардию», «Собачье сердце» Булгакова. На Украине повторяется все, о чем писал Михаил Афанасьевич в своих книгах. Теперь там «швондеры» и «шариковы» пришли к власти. Булгаков «смоделировал» ситуации, которые сегодня повторяются на Украине.

 А события, которые наша страна пережила в 90-е?

— У нас был и есть государственный институт, который вырабатывался веками. Мы сохранили традиции. Есть инстинкт общности, того, что надо все время держаться вместе. На Украине этого нет. Там амбиции другого рода. Они хотят из ничего сделать нацию. Если вспомнить историю, то изначально территорию нынешней Украины населяли малороссы, потом в середине XIX века появилось украинское движение, состоящее в основном из интеллигенции. Затем это движение подхватили крайние силы — Петлюра, Бандера. И это в конце концов вылилось не в становление новой самостоятельной Малороссии, а в вызревание радикальной западенческой линии.

 Что будет с Украиной в ближайшей перспективе?

— Трудно сказать. Могут быть разные варианты. Возможно, руководство Украины пойдет по пути попыток создания государства. Но шансов мало. Лидеров нет. Консенсуса в народе нет. Очень большие различия между западом и востоком Украины. И, кстати, на западе немало людей, которые настроены вполне дружелюбно к востоку. Но тем не менее на Украине уже возникло племя, которое как раз представляет собой антимир.

— Для которого не существует никаких ограничений — делает, что хочет.

— Культура, как известно, это система запретов. Мы просто живем в культуре и не чувствуем этих запретов. В свое время они внедрялись в сознание, становились архетипическими через жестокое насилие, фактически уничтожение тех, кто на это не шел. На Украине произошло снятие запретов. А это — антимир. Помню, у телеведущего украинского телеканала Савика Шустера в глазах было и удивление, и одновременно страх, когда во время рассказа о трагических событиях в Одессе, сопровождаемого кадрами Дома профсоюзов, где сжигали людей, он услышал в телестудии аплодисменты аудитории. Это и есть представители антимира. Украина будет бурлить еще долго.

 Созданная на Юго-Востоке Украины ДНР — это серьезно?

— Она может мгновенно исчезнуть, а возможно, из нее еще что-то получится. Мир сейчас вообще виртуально-реальный. Так и Донецкая республика может из виртуальности перейти в реальность, а может и нет. Сейчас важно общее поведение Украины. Нынешняя власть Украины и ее «кураторы» могут сами довести ситуацию до того, что инициатива пойдет в массы.

Украина попала в эпицентр глобальных интересов мировых игроков?

— Вопрос даже не в Украине, а в том, что там не должно быть НАТО. И в том, что наша страна стала другой, способной проводить самостоятельную политику. Кроме России, о происходящих на Украине событиях никто не сообщает официальную правду. И Россия находится в состоянии или условиях большой геостратегической войны. Это надо осознать. Когда мы говорим, что для перестроения нашей страны нужна милитаризация, находятся те, кто упрекает нас в использовании этого термина. Но если бы не военно-промышленный комплекс, России бы не было ни как государства, ни как какой-то, скажем, боевой единицы. Почему это людям непонятно, не знаю.

 Видимо, считают, что для дальнейшего развития нашей страны важно развивать экономику. Американцы же это делают.

— Дело не в американской экономике, которая поддерживает доллар, не в золотых запасах, а в американских авианосцах, финансовых и технологических системах. Все дело — в силе. Сила есть, значит, будет валюта и ее соответствующий курс. Сейчас идут дележ, новый раздел мира. Лет пять назад на международном экономическом форуме в Бахрейне меня спросили: «Как вы относитесь к группе стран БРИКС?» (а тогда БРИКС звучало диковинно). И я сказал, что ее нельзя сбрасывать со счетов. Стоило Америке и ЕС объявить санкции, как Индия и Китай заявили нам: «Ребята, не волнуйтесь, мы поможем решить все ваши проблемы». Это — БРИКС. Вот как мир меняется. А господство Америки никого не устраивает.

— У Европы свои интересы?

— Несмотря на то, что Европа в кризисе, она заинтересована в продвижении на восток. И на Украину она всегда зарилась. Евросоюз — наследник римской, наполеоновской и гитлеровской империй. Ничего здесь нового нет. Зачем им надо было присоединять, например, бывшие социалистические страны? Чтобы разместить там базы НАТО. В чем изначально была идея? Сохранить в этих странах нейтралитет, чтобы в военном плане они не продвигались к границам России. Но этого не произошло. Европе нужно жизненное пространство, оно — на востоке. Америка просто этим воспользовалась.

— Но разве не Америке нужна новая территория?

— У нее другие задачи — окружить Россию более плотным кольцом военных баз, чтобы контролировать нашу страну и, если понадобится, нанести превентивный удар. Украина в этом смысле очень подходящая территория, поскольку, разместив там ПРО, можно начать контролировать нашу страну на Урале и за ним. Предполагалось ведь, что Севастополь станет базой натовских кораблей. И Россия вынуждена была проявить характер — присоединить Крым. Полуостров стал российским не ради игорных домов — это чистой воды стратегия.

 Вас не удивляет, что Европа, хотя и применила санкции к России, но в целом относительно спокойно отнеслась к присоединению Крыма?

— А у нее нет аргументов. Единственный аргумент состоит в том, что украинцы якобы хотят в Европу.

—  Но ведь жители Крыма этого не хотели?

— Это их не волнует. Они исходят из того, что сейчас нельзя менять границы. Наша страна, как вы знаете, противопоставила им Косово. Там все можно было делать. На Украине ситуация похожая, но с некоторыми нюансами. Югославия была многонациональным образованием. Фактически небольшой империей. А скажем, Сирия, где сегодня тоже напряженная обстановка, - унитарное государство, в котором есть свои действующий президент, власть, армия. На Украине, кроме территории и населения, ничего этого нет. Там правительство, армия — все фантомное. Ничто не является укорененным, способным себя поддерживать и защищать. И, по-видимому, Запад и Америка сошлись на том, что ее надо разделить...

 Информация о событиях на Украине, которую выдают на Западе, настолько странная, что складывается впечатление, будто люди, которые ее преподносят, живут в «королевстве кривых зеркал». Одни заявления представителя Государственного департамента США Джен Псаки чего стоят...

— Псаки — весьма недалекая личность. Причем она не просто неграмотная, она даже не знает, где Украина находится. О чем тут можно говорить?!

— Это многих удивляет...

— А американцы вырождаются, так же как европейцы. В Европе уже нет человека во власти, на которого можно было бы ориентироваться. В свое время президента Франции де Голля вынудили уйти в отставку. Лидера Швеции Улофа Пальме убили. Канцлера Германии Вилли Брандта вовлекли в шпионский скандал. Там сейчас нет лидера, с которым можно вести диалог.

 А лидер нашего государства?

— Не так давно я написал статью о Макиавелли. И прихожу в ней к феномену Путина. Путин — стопроцентный макиавеллист. Это не значит плохо. У нас принято связывать Макиавелли с обманом и коварством. На самом деле это не так. На жесткие меры он шел в крайних случаях, если это угрожало государству, культуре. Но самым главным у него была забота о государстве, процветании народа. Если этого нет, тогда самого государя убирать надо. Макиавелли это заботило. Он и к элите относился с пониманием того, что ее надо держать в руках. И Путин реализует себя как вполне сознательный макиавеллист.

 — Что это значит?

— Умение лавировать, «играть». У Путина это есть. Плюс знания, интуиция и какие-то метафизические источники. Пока он успешный лидер. Путин отодвинул страну от пропасти, сохранил. Страна постепенно ожила. Он же не все еще может сделать. Он пришел к власти в очень тяжелой ситуации, когда все было подчинено «вашингтонскому обкому», когда везде были тайные договоры, компромиссные сделки. Он и сам пришел в результате такого компромисса. Естественно, ему выбраться из этого не так просто. А он выбирается. Путин абсолютно зрелый, знающий, амбициозный, полный сил лидер. Он сейчас самый «взрослый», скажем так, государственный деятель из руководителей великих держав, все остальные моложе. И уже может каждого из них похлопывать по плечу, как Горчаков, если не ошибаюсь, похлопывал Бисмарка.

— Сейчас, в далеко не простой ситуации, которую переживает мир, что нужно России?

 — Оставаться самостоятельной.