Недалек тот час, когда человечество избавится от сердечно-сосудистых заболеваний, инфарктов и инсультов и сможет жить, не старея. А продовольственные запасы будут пополняться ускоренными темпами. Над этим работают специалисты лаборатории экспериментального мутагенеза Южного федерального университета. Об исследовательских работах ученых мы говорим с заведующим лабораторией доктором биологических наук, профессором Владимиром Чистяковым:

- Мы не первый год занимаемся мутагенезом — изучением изменений наследственного аппарата. В смысле эволюции живых организмов эти изменения хороши, но для жизни отдельного взятого организма ничего хорошего не несут. Поэтому, если мутагенез каким-то образом подавить, мы получаем сразу множество бонусов: от ускорения заживления ран до увеличения скорости роста, например, сельскохозяйственных животных. Любой организм тратит на защиту ДНК много энергии. Наш подход заключается в том, чтобы часть энергии, которую организм использует на защиту ДНК, направить с помощью определенного вещества на рост, накопление у животных биомассы. К гормонам это не имеет никакого отношения, все происходит естественным путем.

- Как скоро эти разработки будут внедрены? Есть уже какие-то результаты?

- Обычно все упирается в деньги. Мы исследуем достаточно много веществ, которые способны защищать генетический аппарат - это наши фундаментальные исследования. Они проводятся при поддержке разных грантов, в том числе Минобрнауки РФ. Полученные нами результаты мы можем использовать и для прикладных задач. Скажем, для того, чтобы внедрить какой-то препарат в корм свиньям, чтобы они себя лучше чувствовали, меньше болели. Но, чтобы это сделать, нужны опять же деньги. Под прикладные разработки государство выделяет часть средств, остальные приходится искать самим. Чем быстрее найдем, тем быстрее внедрим. Сейчас мы проводим эксперименты на собаках.

- Продвинуть какой-либо лекарственный препарат на фармакологическом рынке сложнее, чем придумать новое лекарство?

- Невероятно сложно. Я знаю только один пример успешного продвижения лекарственного препарата, созданного с нуля. Это капли для глаз, разработанные на основе так называемых ионов Скулачева. Академик Скулачев создал новый класс лекарственных препаратов. Как раз один из них - капли для сухого глаза. Мы участвовали в этом проекте и сейчас участвуем. Этот препарат был внедрен в производство без серьезной административной поддержки.

- Поэтому вам дешевле делать препараты для животных?

- И объяснить легче, для чего это нужно. Когда дело касается практики, мы стараемся работать с бизнес-сообществом. Сейчас ряд компаний, работающих в Ростовской области, создали дочернюю структуру - Ростовский институт биотехнологий, в котором я являюсь научным руководителем. Одна из задач, которые мы ставим, – разработка сельскохозяйственных технологий, внедрение отечественных разработок в наше сельское хозяйство. Как раз сейчас мы испытываем один из универсальных препаратов, который укрепляет иммунную систему, стимулирует рост.


Лекарства нового поколения


- Слышала, что ученые вашей лаборатории занимаются поиском генераторов оксида азота, веществ, регулирующих работу кровеносных сосудов.

- Это - фундаментальная тема. Она требует времени. Любое исследование с генераторами оксида азота проводится для того, чтобы изобрести лекарство. Но исследуют механизмы действия изучаемых веществ и делают лекарства разные люди. Химики разрабатывают общую формулу. Мы проверяем эффективность формулы и показываем, что это вещество работает. После этого нужно сделать промышленный синтез.

- Это когда из простых веществ делают сложное?

- Ну да. В результате химических реакций специалисты-химики делают более сложные соединения, причем это происходит в огромных реакторах. В итоге, соединяя разные молекулы друг с другом, они получают нужное вещество. Это важно, поскольку из сотен соединений, синтезированных нашими химиками, мы выбираем перспективные с точки зрения биологической активности. И будет большой удачей, если из сотни мы выберем одно.

- Для лечения каких заболеваний применяются генераторы оксида азота?

- Ишемической болезни, инсультов, инфарктов, сердечно-сосудистых заболеваний. По своему действию такие препараты сравнимы с нитроглицерином, только без побочных эффектов. Это очень важно.

- Как-то вы рассказывали о том, что ваш основной исследовательский проект посвящен изучению лекарств-мутагенов, связанных с устойчивостью микроорганизмов к лекарственным препаратам.

- Антибиотики теряют эффективность при их частом применении. Бактерии становятся устойчивыми не только к этим препаратам, но и к другим лекарствам.

- Отчего так происходит?

- Сам по себе организм человека может не справиться с болезнью. Ему нужны лекарства, которые прописал врач. Но как они потом скажутся на здоровье - вопрос. Человечество в целом должно пересмотреть нормы расходования лекарственных препаратов и перечень заболеваний, для которых прописывается тот или иной препарат. Некоторые лекарства, на наш взгляд, должны применяться только по жизненным показаниям. К примеру, во Франции просто так парацетамол в аптеке не купишь - только по рецепту врача. Поскольку это очень токсичное соединение. После того как в Европе ограничили свободную продажу парацетамола и его аналогов, число европейцев, попадающих на искусственную почку, сократилось в разы. Мы как раз и работаем над препаратами адресного действия, исключающими побочные эффекты.


Лет до ста и больше

- Вы еще изучаете строение и свойства веществ, которые существенно продлевают жизнь. Реально ли вообще человеку прожить лет до ста и больше?

- Вполне. Сейчас геронтологическое сообщество ожидает повторения результатов, достигнутых французскими учеными Фати Муссой и Генри Шварцем. В 2012 году они опубликовали информацию, в которой говорится, что если крысе давать углеродные наночастицы определенного размера, то она живет не три года, что для нее предел, а гораздо дольше.

- Как они кормили крысу наночастицами?

- В виде суспензии, перемешанной с оливковым маслом. И увидели, что крыса становится устойчивой к четыреххлористому углероду - яду, который повреждает печень. Они сообразили, что раз крыса без проблем справляется с ядом, может, она и к старению станет устойчивой? Проверили - получилось. Наша исследовательская группа близка к тому, чтобы объяснить, почему так получается.

- Почему?

- Мы теоретически попытались объяснить, что наночастицы действуют в митохондриях так же, как смазка действует в моторе, поэтому они работают мягче, и крысы долго живут. Мы сообщили об этом французским ученым. Если опыты пройдут успешно - это будет настоящая «бомба». Появятся новые лекарства. И у людей появится возможность долго не стареть.

- Продление жизни дорого будет стоить?

- В том-то и дело, что нет. Сейчас наночастицы производятся уже килотоннами.

- Но ведь надо же еще подобрать эти наночастицы.

- Это любой аптекарь сможет сделать. Важен принцип работы.

- А так называемая кремлевская таблетка, которая якобы продлевает жизнь? В советские времена ее принимало, кажется, все высшее руководство страны.

- Это все ерунда. Я вообще не уверен, что в Кремле этот препарат принимали. Был гениальнейший опыт, поставленный нашим исследователем-академиком Чазовым. Он создал для советской номенклатуры, причем без всяких кремлевских таблеток, систему поддержания здоровья, благодаря которой жизнь членов политбюро и их семей была продлена за 80 лет, а средняя продолжительность жизни человека в то время была на уровне 70. Принцип его системы основывался на здоровом, качественном питании, регулярных медосмотрах и режиме труда и отдыха. Врачи из 4-го управления следили за этим процессом, благодаря ему на советской элите был поставлен вполне удачный опыт.

- Киты живут 200 лет, ворон - до 300 лет, попугаи тоже долгожители, почему же люди так долго не живут? Или генетика попугая слишком сложна для человека?

- Любая генетика - штука сложная. Мы не знаем, как у бактерии работает генетический аппарат, не то что у попугая. Каким образом генетические сети управляют сами собой, толком неизвестно. Поэтому, если взять того же кита, который живет двести лет, и прочитать его геном, то никто из исследователей не скажет, как сделать так, чтобы и человек прожил столько же. Живые системы - большая загадка. На основе теории сделать какой-то вывод невозможно. Обычно возникает факт, которого никто не ждет, потом уже теория этот факт перерабатывает, продвигает – и затем уже возникает практический результат. Как правило, в таких открытиях помогает его величество случай, как он помог французским ученым.