Областная конфликтная комиссия ЕГЭ – 2019 начала свою работу в Ростове, в помещении центра обработки информации в сфере образования (ул. Ленина, 92)

Коллаж Ольги ПРОЙДАКОВОЙ
Для того чтобы подать апелляцию, потребуется заполнить специальные бланки. 

– У нас в классе из трех человек, выбравших для сдачи ЕГЭ химию, все получили баллы, соответствующие тройке, – рассказывает Нелли, мама ростовской выпускницы. – Задания оказались очень уж сложными. Даже учительница на пробном ЕГЭ не смогла показать лучший результат. На форуме в интернете родители возмущаются…

Увы, но пожаловаться в конфликтную комиссию по поводу содержания и структуры контрольно-измерительного материала не получится. Как и оспорить неправильное оформление работы и нарушение требований ее выполнения. 

Можно заявить лишь о несогласии с выставленными баллами или несоблюдении установленного порядка проведения ЕГЭ по конкретному предмету. 

– Рассчитывала по географии на больший балл, но на апелляцию подавать не решилась, – говорит выпускница батайской школы Евгения. – Ведь говорят, что там могут вместо дополнительных баллов, наоборот, еще их и уменьшить. Страшно!..

Действительно, не исключено, что при детальном разборе работы конфликтная комиссия найдет незамеченные ошибки. Поэтому учителя и директора некоторых школ даже отговаривают своих выпускников от апелляции.

– Когда несколько лет назад сын сдавал литературу и огорчился из-за недостаточно высокого балла на ЕГЭ, был настроен на апелляцию, но учительница не советовала в такое дело ввязываться: «Да зачем это затевать? Может, еще хуже себе сделаешь?» Так он и отказался от идеи с апелляцией, – вспоминает мама теперь уже выпускника филфака ЮФУ.

У моего сына тоже была похожая ситуация. По истории, которую он не просто любил, а обладал знаниями сверх школьной программы, получил баллы, показавшиеся несколько заниженными. Он сам, я и преподаватель лицея юных исследователей, дополнительные занятия, в котором сын посещал, были за апелляцию. Классный руководитель и директор школы – против.

Внутренний голос подсказывал – нужно идти. Так как сопровождать на конфликтной комиссии несовершеннолетнего может один из родителей, прошла эту нервную процедуру вместе с ним. До сих пор помню толпящихся в коридоре выпускников, обычный кабинет с партами. Тогда конфликтная комиссия заседала в здании ДГТУ на площади имени Гагарина.

Нам принесли ту часть работы по истории, которую проверял не компьютер, а человек. Пока ждали представителя конфликтной комиссии, прочитала проблемный вопрос, насколько помню, про Временное правительство, посмотрела ответ сына и исправление преподавателя. Сразу стало ясно, что проверяющая просто не вчиталась в вопрос, не уяснила его суть и, исходя из этого своего заблуждения, решила, что ответ неверный. 

Представитель конфликтной комиссии тоже увидела эту явную оплошность и без долгих разговоров добавила еще три балла. 

Они, конечно, помогли сыну попасть на одно из пяти бюджетных мест в вузе. Для нас обоих это еще стало и хорошим жизненным уроком – если чувствуешь правоту, уверен в своих знаниях – иди и пытайся выяснить все до конца. 

К сожалению, нервозность вокруг сдачи ЕГЭ выматывает выпускников и их родителей так, что у многих не остается сил пройти еще и через конфликтную комиссию. 

...Кстати, когда в заранее оговоренное с секретарем время – в 18.00 – приехала на Ленина, 92, руководство комиссии категорически отказалось рассказать о нюансах своей работы. 

Для общения оказалось недостаточно удостоверения «Пресса». Потребовали оформить отдельную аккредитацию. 

Удивилась ли я такой засекреченности? Нисколько. Ведь последние годы все, что связано с организацией ЕГЭ (металлоискатели, глушители сигналов сотовой связи, видеокамеры), больше и больше напоминает полицейскую операцию, доведенную до состояния экстремальности и абсурда.