В рамках проекта «Суд истории» на площадке юридического факультета Южного федерального университета  прошла вторая историко-правовая реконструкция – процесс над террористкой Верой Засулич.

Невиновна?!

21 январе 1878 года 28-летняя Засулич пришла на прием к генерал-губернатору Санкт-Петербурга Федору Трепову и выстрелила в него из револьвера. Ранение оказалось несмертельным. Поводом для преступления стало то, что Трепов приказал высечь пропагандиста Боголюбова, арестованного за участие в политических манифестациях. Засулич арестовали. После расследования она предстала перед судом. 

Адвокат Александров выстроил линию защиты так, что перед присяжными предстала не террористка, а несчастная девушка, которую здорово побила жизнь. Речь адвоката настолько тронула заседателей, что они вынесли Засулич оправдательный приговор. В составе  присяжных были представители интеллигенции и среднего чиновничества, настроенные оппозиционно.

В зале суда находились сенаторы, губернаторы, журналисты и писатели. Среди них – Достоевский, обратившийся к одному из присутствовавших: «Надо бы сказать: иди, ты свободна, но больше так в другой раз не поступай... А теперь ее, чего доброго, в героини возведут». Что, собственно, и произошло.

На следующий день после освобождения Засулич приговор был опротестован. Полиция получила приказ о повторном задержании террористки, но она успела скрыться за границей. 

Студентка ЮФУ Варвара Брянова, выступившая в роли Веры Засулич
Студентка ЮФУ Варвара Брянова, выступившая в роли Веры Засулич, досконально изучила биографию своей героини и говорит, что террористка была готова к тому, что проведет годы жизни в тюрьме. И когда после суда ее спросили, счастлива ли она, Засулич ответила: «Нет». Она просто не знала, что ей делать со своей жизнью дальше. Впоследствии Засулич пересмотрела свои взгляды и осуждала терроризм как форму революционной борьбы.

И немного актеры

Студент IV курса юрфака Иван Рогожин (прокурор Кессель):
Студент IV курса юрфака Иван Рогожин (прокурор Кессель):

– Для меня важно было понять те чувства, которые охватывали героев судебного заседания. В точности воссоздать все детали, которые повлияли на исход процесса. Если бы мой герой Кессель был решительным, то, возможно, присяжные вынесли бы другое решение. Но увы...

Первокурсник юрфака Григорий Казарян (судья Кони):
Первокурсник юрфака Григорий Казарян (судья Кони):

– Кони доверился своей опытности, практике и все делал по закону. Был человеком строгим, чопорным, но юриспруденцию сделал настолько прозрачной, насколько было возможным. И, надеюсь, мне удалось передать его образ.

Анна Овчинникова, студентка I курса юрфака, выступившая в роли адвоката Александрова:
Анна Овчинникова, студентка I курса юрфака, выступившая в роли адвоката Александрова:

– Александров вообще был очень обаятельным мужчиной, этим и взял присяжных, присутствующую на суде публику. Актерские данные адвоката в большой мере помогли ему выиграть в этом деле.

Ректор ЮФУ Инна Шевченко:
Ректор ЮФУ Инна Шевченко:

– Я восхищена студентами–тем, как они восприняли проект «Суд истории» и включились в его реализацию, погружаясь в эпохи выбранных исторических процессов, изучая архивные материалы.

Играя участников суда присяжных, каждый из студентов проявил настоящий актерский талант.

Реконструкция с точки зрения права и юриспруденции

Декан юрфака ЮФУ Игорь ЗИНОВЬЕВ:

– Этот процесс интересен с точки зрения юриспруденции. Мы видим образец блестящей линии защиты (речь адвоката является классической и изучается юристами многих поколений) и образец очевидных просчетов линии обвинения. Здесь много нюансов, связанных с профессиональным подходом к анализу ситуации. Например, то, что обвинение проигнорировало возможность отвести нескольких присяжных заседателей, кандидатов в состав коллегии, а защита этой возможностью воспользовалась. Об этом мало упоминают...

Голосование, которое мы провели онлайн, показало, что большая часть респондентов – за обвинительный приговор, более того пришла к выводу о том, что в деле Засулич имело место умышленное преступление, а не просто преступление. Опрос был анонимным, участвовала в нем молодежь...

Алексей Овчинников завкафедрой теории и истории государства и права юрфака ЮФУ:

– В данном процессе прослеживаются параллели с современным российским государством.

Двойные стандарты до сих пор царствуют в умах уже не социалистической интеллигенции, а нынешней либеральной, которая совершенно лояльно относится к посягательствам на власть различных блогеров, общественных деятелей. Терпимо относится к их порой возмутительным выходкам, призывам к экстремизму в том числе. Но мы видим и жесткую позицию государства, продиктованную печальным опытом, в отношении тех экстремистских действий, которые против нас пытается развернуть «пятая колонна».

С позиции истории

Завкафедрой отечественной истории средних веков и нового времени Андрей Кореневский:

– Именно оправдание Засулич предопределило во многом последующие трагические события в нашей истории. И мы сохраняем этот фокус на поворотных моментах истории и права...

Виктор АПРЫЩЕНКО, директор Института истории и международных отношений ЮФУ:

– Как историк, я, честно говоря, противник аналогий. Поскольку история, в отличие от социологии, занимается уникальным, единичным. То есть Вера Засулич – единственная. Трепов – единственный. Покушение на него было единственным в своем роде. Любые аналогии подразумевают какие-то общие вещи, а история – это наука конкретного. История занимается не просто событиями, а эмоциями, восприятием этих событий. Представление  о справедливости тогда и сейчас совершенно разные. И поэтому решение суда, с точки зрения понимания справедливости в ХIХ веке, было оправдательным. Сейчас, понятно, ей вынесли бы обвинительный приговор.

Оправдание Веры Засулич стало символом конфронтации власти и общества, которая в начале XX столетия приведет к кровавым социальным и политическим потрясениям. Но это будет уже другой «Суд истории».