В областном музее изобразительных искусств открылась выставка живописи выдающегося донского художника Тимофея Теряева.

Если бы просмотр его полотен задумали сопроводить музыкой, созвучной их духу, то скорее всего звучал бы в этом зале Бах столько в них мощи, глубины, несуетности.

­ Теряев не терпел халтуры, вспоминал писатель Николай Егоров. — Был страшно проницателен, оттого портреты его так правдивы, а некоторые даже предсказывают дальнейшую судьбу человека, который на них изображен.

­Мое увлечение современной живописью началось с работ Теряева, сказала директор музея Светлана Крузе. — Увлечению предшествовало потрясение. Рассказывают, что Теряев испытал настоящий культурный шок после знакомства с работами Рембрандта. А на меня, наверное, подобное впечатление произвели теряевские холсты.

Кстати, один из самых значительных холстов, представленных здесь, это теряевский потрет Рембрандта.

В свое время некоторые коллеги посмеивались над ним, узнав об этом замысле:

­Ты что, видел его, Рембрандта?

­А ты что, с Лениным, которого изображаешь, был знаком? — отвечал на это Теряев.

Для знатоков изобразительного искусства очевидно, что Тимофей Теряев — художник европейского масштаба. Но не сложилось так, чтоб имя его прозвучало на европейском уровне. Не нашлось того, кто занялся бы раскруткой его имени. А сам он был глубоко чужд всему тому, что мы сегодня называем пиаром.

Работы Тимофея Теряева находятся сегодня в музейных собраниях, частных российских и зарубежных коллекциях. И вот какая, быть может, наивная мысль приходит в этой связи: взяли бы донские коллекционеры и почитатели его творчества и создали виртуальную галерею теряевских полотен. Глядишь, и Европа скорее узнала бы о нашем выдающемся земляке.