В живописной донской станице жила-была художница, чьи картины раскупались и выставлялись по всему миру, они есть даже в Русском музее в Париже. Обаятельная, добрая, красивая, счастливая в семейной жизни и творческой…

Увы, сейчас обо всем этом приходится говорить в прошедшем времени — нынешней зимой художница умерла. Не дожив до окончания судебного процесса, в котором выступала потерпевшей стороной…

Не выдержало сердце 

«Истинная причина смерти, мы убеждены, — написала в «НВ» от имени друзей и поклонников художницы профессор филфака ЮФУ Нина Владимировна Забабурова, — не та, что указана во врачебном диагнозе, а другая: столь трагически завершилась ее борьба за свою честь и достоинство, о чем, к сожалению, нам стало известно только недавно. Оказывается, с 2008 года Надежду (так звали художницу, чью фамилию, по просьбе мужа, называть не будем, чтобы лишний раз не травмировать семью — Л.К.) с маниакальной, необъяснимой жестокостью травил по Интернету какой-то злоумышленник. Взламывая ее сайты, размещал на них порочащую ее похабную информацию, предлагал от ее имени (она, напомним, публичный человек, мать двоих взрослых сыновей — Л.К.) интимные услуги, сообщал координаты и номера телефонов, то же самое размещал на сайтах знакомств. В своем письме Надежда написала: «Я просто устала постоянно менять пароли сайта и антивирусники. Хочется, чтобы поскорее был суд…»

Она успела побывать только на нескольких начальных заседаниях.

— После ее смерти столько соболезнований пришло — с разных концов России, из Канады, Мексики, США, Венесуэлы, Аргентины, Испании… — перечисляет муж Надежды, тоже художник. — Во время судебного заседания я зачитал некоторые из них, сказав: «Хочу, чтоб здесь имели представление, какой человек ушел из жизни…»

Злобная мистификация

С чего началось? Однажды муж принес Надежде распечатку с некоего форума, где их обоих «полоскали» за некачественное, дескать, творчество.

Примерно тогда же Надежда, зайдя на свой сайт, обнаружила там мерзкую надпись якобы от своего имени. Из разряда тех, что малюют на стенах общественных туалетов в каком-нибудь захолустье. Не будем ничего цитировать. Не потому даже, что противно, а просто неинтересно: у взломавшего сайт хакера — грязное воображение, это явно человек с проблемами. Или, может, его, как Паниковского из «Золотого теленка», девушки не любят? 

Поскольку пароль был изменен, то Надежда уже не могла управлять собственным сайтом, не имела возможности удалить с него мерзкие надписи, издевательски подмигивавшие с монитора.

 К тому же хакер-злоумышленник захватил еще и все почтовые ящики — ее, мужа и сына. А поскольку общение у них шло по всему миру при помощи e-mail, то…

— Страшно даже представить, что людям от нашего якобы имени посылалось! — говорит муж художницы.

В каких-то чатах этот тип от лица художницы договаривался о встречах, интим-услугах. Доходило до того, что в станицу приезжали целые группы «страждущих» и уже отсюда звонили… 

Представляете, каково это — отбиваться и отбиваться от грязи, объясняя, что тебя подставили?

Возможно, кто-то другой, более защищенный, с крепкими нервами не реагировал бы столь остро. Хотя, скорее всего, любого бы задело, что оскорбитель неизвестен и ему удается безнаказанно издеваться над уважаемым человеком. А главное — оказалась парализована творческая деятельность семьи. Ведь на сайт Надежды обычно заходило много посетителей, налаженные годами контакты осуществлялись через Интернет… 

Зависть одолела? 

Как рассказала мне хорошо знавшая художницу журналистка районной газеты, Надежда, человек деликатный и сдержанный, глубоко все переживала, но долго держала все в себе, пыталась самостоятельно справиться с происками зловредного невидимки. Однако в конце концов обращение к правоохранителям все же последовало.

Специалисты отдела «К» быстро (пусть потенциальные компьютерные злоумышленники возьмут это на заметку!) вычислили хакера. Им оказался 26-летний житель той же станицы. Земляк. Аспирант одного из ростовских вузов. Не женат, нигде не работает. Внешне походит на старшеклассника. В суд является в сопровождении мамы. 

Но почему же столь молодой человек выбрал объектом травли 56-летнюю женщину, едва ему знакомую, ничем не обидевшую, не имевшую с ним никаких точек соприкосновения? Для осиротевших родственников это — загадка. 

— Возможно, его задевало, — предполагает сын художницы, тоже выступающий в суде как потерпевший (ведь хакер и его почтовый ящик сломал — Л.К.), — что на мамин сайт, посвященный нашей станице, заходило очень много посетителей, а на его (им тоже был создан сайт — и тоже о станице) — гораздо меньше. К тому же он считал себя творческой личностью, что-то писал, но об этом мало кто знал. А у мамы — слава, признание. Может, зависть одолевала?

Против хакера возбуждено уголовное дело по ст. 272 ч.1 — неправомерный доступ к компьютерной информации. Судебный процесс длится с конца прошлого года.

— Изъята техника, с которой производился взлом, произведено большое количество экспертиз, в том числе и ростовским представительством национального центра по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий, получены убедительные доказательства совершения обвиняемым инкриминируемых деяний, — говорит выступающая в суде гособвинителем старший помощник прокурора Октябрьского района Ростова М.Бондарева. — Но он от всего отказывается, вины не признает и  ходатайствует о проведении дополнительных проверок…

Кстати, атаки на чужой сайт совершались из квартиры в Ростове, где этот молодой человек проживал в ту пору вместе с братом и сестрой — студентами, к которым иногда захаживали гости. На что он сразу же и сослался: мол, кто угодно мог воспользоваться стоящим в квартире компьютером. Однако эксперты чуть ли не по секундам проверили время его действий в сети, посланные сообщения, попавший им в поле зрения файл с его фотографией и т.д. Ему даже пришлось однажды воспользоваться 51-й статьей Конституции, разрешающей не свидетельствовать против себя.

… Какой вывод напрашивается? Любой из нас может оказаться под ударом, никто не застрахован от хакерского вторжения в частную жизнь (это дело прихоти!), деловую. Потому что сформировалось уже целое поколение «компьютерных мальчиков», ничем толком не занятых, живущих вместо реального мира — в виртуальном, с искаженными понятиями о дозволенности и недозволенности, с атрофией базовых нравственных представлений. Столкновение вот с такими личностями, заблудившимися между двумя мирами, может приводить к трагическим последствиям. Что наглядно видно на примере судьбы художницы.

«НВ» будет следить за ситуацией с судебным процессом по ст.272 ч.1. Предусмотренное ею наказание — от денежного штрафа до двух лет лишения свободы.

Коллаж Ольги Пройдаковой