— Не, не он. Уж слишком благородный. — Как же не он? Где тут подпись? Вот, точно: Дмитрий Дибров в виде рембрандтовского кавалера.

— И рядом — наш, этот, как его? Деревянко, из Таганрога! Наверно, их специально рядом повесили.

Этот забавный диалог двух дам я услышала в областном краеведческом музее на открытии уже третьей в донской столице выставки фоторабот Екатерины Рождественской.

В отличие от предыдущих, а также выставки, демонстрировавшейся в Таганроге, на нынешней представлена уже не одна только «Частная коллекция» (современные знаменитости в образах живописной классики), а еще три проекта: это — «Винтаж», «Pin-Up» и «История белья». Всего же у Рождественской на сегодняшний день 30 проектов. Правда, не все они выставочные.

Что такое проект «Винтаж»? Это словно увеличенные страницы советских журналов мод 50-60-х годов. Очень, кстати, стильные. А рядом с рисованными фигурками — в том же стиле, в костюмах тех лет Наталья Селезнева и Наташа Королева, Вениамин Смехов, Нона Гришаева, Валерия и другие.

Проект «История белья» Екатерина Рождественская сделала в содружестве с известной писательницей — детективщицей Дарьей Донцовой. Причем на одной из работ запечатлена и сама Донцова — в образе продавщицы Даши.

Продавщица Даша удобно расположилась в уютном кресле. Из одежды на ней только черная комбинация. Из текста г-жи Донцовой следует, что это — довольно типичная бытовая картинка 50-х годов 20-го века: в шифоньерах у многих женщин было по нескольку комбинаций, это красивое нижнее белье использовалось в качестве домашней одежды.

Неужели?

Я в то время не жила. Стала расспрашивать о нем дам старшего поколения — как и продавщица Даша, горожанок. Вот какие получились уточнения и дополнения к тексту Донцовой:

— Да, так и было: летом, особенно, приходили с работы и меняли платье или сарафан на комбинацию. Но нередко она была в гардеробе одна-единственная. А у многих женщин и ее не было: эти сами шили себе сорочки из какой-нибудь тонкой хлопчатобумажной ткани.

— Все зависело от уровня культуры: в нашей семье женщины никогда не расхаживали по квартире в нижнем белье.

На другой эротико-бытовой картинке, словно воскрешающей интимные мгновенья той ушедшей эпохи, — Андрей Федорцов и Эвелина Блёданс. Он — переодевается, она — в сногсшибательном для того времени нижнем белье (импортный бюстгальтер без бретелек и тоненькая юбочка с крошечными бантиками) восхищается и, может быть, поддразнивает его шикарными капроновыми чулочками.

«Бедные мужчины советских лет! — комментирует этот сюжет Донцова. — Если в верхней одежде они выглядели относительно прилично, то, сняв ее, оказывались в жутких «семейных» трусах из темно-синего или черного сатина, реже ситца».

Что ж, у каждой эпохи, наверно, своя какая-то жуть. А, по мне, лучше и сейчас мужчины носили бы под брюками это жуткое белье, зато не ходили бы по улицам в таких же нелепых и неуклюжих трусах, — разве что ярких расцветок.

Вообще же, по моим наблюдениям, первых посетителей новой выставки (а это сплошь ценители таланта Рождественской) более всего заинтересовал проект «Pin-Up».

— Это в стиле американских журналов для мужчин: минимум одежды, соблазнительно, но пристойно, — так представляла его ростовчанам куратор выставки Наталья.

Ростовский художник и преподаватель ЮФУ Владимир Куприянов посчитал, что в отличие от проекта «Частная коллекция», который, по его мнению, близок к совершенству, «Pin-Up» требует еще дополнительной проработки. Но, кажется, остался в меньшинстве.

Посетители пристально всматривались в фотопортреты обнаженных или полуобнаженных Лены Лениной и Марии Максаковой, сличали с американскими картинками, пытались угадать: полностью свое великолепие или наша голова к американской фигурке приделана?

— У Рождественской никогда не бывает так, чтобы голова кого-то одного, а туловище — другого, — заверила меня Наталья.

Она также сообщила, что в работе над проектами Екатерине Рождественской помогает команда из семи человек.

Для звезд участие в этих фотосъемках необременительно. Ведь все, что составляет фон, подбирается и устанавливается  в студии заранее. Костюмы (из коллекции самой Рождественской или, к примеру, «Мосфильма») подгоняются под фигурку непосредственно перед съемками. А сами съемки занимают обычно от 30 минут до трех часов.

Из студии звезды уходят без своих портретов: ведь специально оговорено, что позируют для выставочного проекта. Но если кому-то очень захочется повесить такой портрет дома, он может получить копию на диск и превратить ее в портрет любой величины.

А в Ростовском музее краеведения 59 работ Рождественской, на которой современные звезды предстают в образах различных эпох и стилей, будут демонстрироваться до 1 августа.