Если верить советским юмористам, то москвичи на расспросы туристов об исторических достопримечательностях столицы раньше реагировали с удивлением: «А разве это все — у нас?» Теперь, кажется, это наивное восприятие окружающей действительности они перенесли на всю Российскую Федерацию. Во всяком случае, такое впечатление создается после просмотра телепередач, посвященных внутреннему туризму.

Например, никаких древностей в Ростовской области московские «телевизионщики» не находят. Потерялся, кажется, даже музей­заповедник в Недвиговке, куда раньше письма доходили с адресом «СССР. Танаис». Совсем недавно корреспондент телеканала «Россия» в передаче «Моя планета» долго изучал устройство солнечных часов, установленных на вершине Старой каменной лестницы в Таганроге. В конце концов он пришел к выводу, что пользоваться ими мог бы в лучшем случае академик Капица. Вероятно, это не самый лучший способ потратить эфирное время. Ведь можно было рассказать, что у подножия нынешней лестницы когда­то находился первый в Северо­Восточном Причерноморье порт, основанный древними греками еще в VII веке до нашей эры.

Поскольку других античных гаваней столь солидного возраста у нас пока не нашли, есть основания предполагать, что Таганрогское поселение – это Кремны («Кручи»), где, по свидетельству Геродота, когда­то высадились первые в наших краях амазонки. К сожалению, других доказательств тождества знаменитой гавани и нашего археологического объекта пока нет. Поэтому вопрос об установке памятного знака в честь прославленных «отцом истории» «Круч» был в довольно давние времена отложен до лучших времен, которые, видимо, еще не наступили. У подножия лестницы стоит пока лишь монумент в честь 300­летия основания Таганрога.

Изучать же Таганрогское поселение можно только под водой или во время раскопок на берегу. Кстати, этим летом под фундаментами старых нефтяных складов археологи откопали участок мощенной камнем античной дороги с лежавшими на ней черепками амфор.

Разумеется, лучше дождаться какого­нибудь письменного подтверждения того, что Кремны — это Кремны. Но это вовсе не значит, что в его ожидании можно отказаться от краеведческой пропаганды. Ведь сама по себе высадка амазонок — событие вполне мифическое и не требует научных доказательств. В парке у подножия Каменной лестницы можно было бы разместить соответствующую теме скульптурную композицию. Глядишь, столичный корреспондент и уделил бы ей немного дорогого эфирного времени.

К сожалению, вместо этого он буквально «нарвался» на памятник Пушкину, поставленный поблизости. Если вы думаете, что на легендарном Лукоморье теперь высится изображение «солнца русской поэзии», величественное, как колосс Родосский, то вы ошибаетесь. Бедный Александр Сергеевич выглядит так, будто он никогда не пройдет последних 200 метров до моря. А предполагавшийся у него в руках свиток со стихами гораздо больше напоминает таганрожцам шаурму. Они его так и называют: «Пушкин с шаурмой». Теперь, благодаря телепередаче, об этом знает вся Российская Федерация. А о донских древностях она не знает и может не узнать вовсе. Если у нас кто­нибудь надеется, что план по развитию исторического туризма в области будет развиваться за счет усилий москвичей, то вряд ли эти надежды осуществятся сами собой.