От Дуная до дельты  Дона, бывшей некогда владениями скифов, протянулась россыпь древних курганов.  Эти одинокие  степные могилы всегда и тревожили, и притягивали людей.

А у исследователей вызывали настоящий научный зуд — недаром еще с позапрошлого века их раскопками в наших краях занимались видные русские археологи. Но самое удивительно, что, раскопав в дельте Дона на территории нынешнего Азовского района несколько десятков курганов, именитые исследователи  тех времен  не  обнаружили  в них ни одного покойника… Докопаться до истины решили  в нынешнем сезоне археологи НМЦА ПИ ЮФУ.

В окрестностях хутора Городище Азовского района много земляных насыпей, заросших бурьяном. Глядя на них, никогда и не подумаешь, что перед тобой — сбереженная временем память о скифах, живших в дельте Дона задолго до Рождества Христова. Здесь они ловили рыбу, охотились, торговали с греками, разводили скот, отражали набеги недругов, гибли в схватках…

Над своими усопшими соплеменниками скифы насыпали курганы. Чем богаче и сановней был покойный, тем выше курган. У царей высота насыпи доходила до 8-10 метров, у вельможных дружинников — свыше  3, у рядовых общинников — чуть выше метра.

Многие курганы расположены «кустами»: вокруг крупного кургана – много средних и мелких, что сильно смахивает на родовые «кладбища».

Еще в середине XIX века  к западу от Городища по заданию императорского археологического общества раскопки производил надворный советник Николай Хицунов. В его отчетах зафиксировано, что, исследовав более 50 курганов, он ни в одном из них не обнаружил  костей погребенных. Можно лишь предположить, что слабая археологическая подготовка не позволила исследователям тех лет  обнаружить настоящие захоронения…

Впрочем, существует и другая версия. Местные жители всегда знали, что на самом деле представляют собой курганы, выглядевшие со стороны как часть степного пейзажа. На рубеже прошлого и позапрошлого веков казаков охватила просто лихорадка кладоискательства. Они сбивались в настоящие артели и ночи напролет раскапывали курганы в надежде наткнуться на заветный клад. Что находили — о том молчок. Но маловероятно, что интерес для них представляли  кости  разграбленных ими могил. 

Искать  их и взялись в нынешнем сезоне археологи из НМЦА ПИ ЮФУ, выигравшие грант на исследование курганов в дельте Дона.

Похороны без покойника?

Первым на очереди оказался небольшой курган — до 2, 5 метра. Судя по высоте, захоронение обещало быть неординарным. Когда стали находить явно женские атрибуты — изящные сетчатые ликифы, которые в наше время назвали бы просто флаконами для духов, и бусы, — то стало очевидно, что захоронение принадлежит даме, — занимавшей не последнее место в скифской иерархии.

Археологи извлекли на свет три амфоры для вина, в которых помещалось ни много ни мало 60 литров вина — для не скучного путешествия  в загробный мир. Здесь же обнаружили три  греческих чернолаковых килика, выполнявших роль  бокалов для вина; чернолаковую миску, украшенную пальметками — узором, выполненным в виде пальмовых листьев; миниатюрный краснофигурный сосуд — опять из Греции; сероглиняный кувшинчик. Большинство находок датируются примерно серединой IV века до н.э. но есть и вещицы постарше, которые археологи расценили как остатки «бабушкиного сервиза», доставшегося в наследство покойной. А еще обнаружены кости животных, которых скифы клали в могилу в качестве сопроводительной пищи, и железный нож. В одной из чашек лежала проколка — по-нашему игла, которую клали лишь в женские могилы. Эта находка отмела последние сомнения в том, что захоронение — женское.

Но главный сюрприз был впереди. Когда докопались до тростниковой подстилки, на которой по логике и должно было лежать тело, то  не обнаружили …ничего. Версия о том, что захоронение ограблено и скелет похищен, отпала сразу. Подсказка была неожиданна.

«Когда мы увидели, что бусы располагаются на  подстилке именно там, где по идее должна была быть шея покойной, то сразу вспомнился  кенотаф — древний обряд, к которому родня прибегала в тех случаях, когда близкий погибал вдали от дома, — рассказал  руководитель экспедиции НМЦА ПИ ЮФУ,  профессор Виктор Копылов. — Человек мог утонуть, его могли взять в плен и убить, он мог пасть в бою …  Во всех этих случаях его тело оставалось непогребенным. Родня нервничала — дух покойного тревожил их. Тогда проводился обряд кенотаф — с помощью специального ритуала «душу» погибшего загоняли в кожаный мешок, который и хоронили со всеми почестями и атрибутами, необходимыми для далекого путешествия в загробный мир. Предполагаем, что именно  такое захоронение мы и обнаружили — погребение без тела. Что сталось с женщиной — неизвестно, но родня позаботилась о ней, как положено, снабдив всем необходимым в «дорогу».

Загадка трех копий

Отрицательный результат — тоже результат. Похоже, что именно так можно оценить  итоги исследования второго кургана, обещавшего так много. Судя по его высоте, принадлежал он знатному человеку. Археологи с помощью бульдозера «нарезали» курган, как нарезают на ломти пирог, убирая постепенно все «лишнее». Когда на срезе кургана показался камышовый слой, покрывавший сверху само захоронение, стало ясно, что археологи «вышли», куда хотели. Однако результаты вскрытия были совсем не те, на которые рассчитывали.

— Три железных наконечника от  копий и фрагмент верхней челюсти человека — вот и все находки. Само тело отсутствовало. Судя по всему, курган грабленый…  — поделился с корреспондентом «НВ» Александр Коваленко, кандидат исторических наук, заведующий учебным музеем НМЦА ПИ ЮФУ, работавший  на кургане с утра до вечера, пренебрегая даже обедом.

— Вы разочарованы?

— Мы  все равно получили ценную информацию. Конечно, захоронение не было рядовым. Сама могила — более 3,5 метра в длину — по длине древка копий, от которых остались только три наконечника, принадлежала сановному лицу… Пол и возраст его определят антропологи после исследования  фрагмента обнаруженной  верхней челюсти. 

Но это не главное. До сих пор мы лишь догадывались о конструктивных особенностях кургана. Теперь мы знаем, что над погребением располагалась камышовая площадка. Предположительно, это культовая особенность людей, живших у реки и промышлявших рыбной ловлей. Еще одно открытие — устройство самой насыпи для знати. Оказалось, курган не насыпали, как можно было предположить. Из грунта вырезали вместе с дерном некое подобие «кирпичей», но только не четкой геометрической, а произвольной формы, чем-то напоминающей  булку. Из этих «булок» и  складывали  курган, что намного удобнее, чем просто насыпать его.

Что касается предположений, кто и когда разграбил курган, то у профессора Копылова есть по этому поводу своя точка зрения: «Курган мог оказаться пустым и по другим причинам. Не исключено, что его не разграбили, а раскопали еще в XIX веке. Это мог сделать профессор московского университета Леонтьев, бывавший здесь в 1853 году. Но не исключено, что раскопки произвел и другой известный ученый — Миллер, забравший все амфоры, но оставивший «мелочь» …

Археологический сезон — со всеми находками и разочарованиями — близится к концу. Но через год опять наступит лето. А в степи еще столько курганов,  у каждого их которых — своя тайная история.