Ростовскому театру кукол исполняется 75 лет. При этом стаж работы в нем Кушнаренко-Кишко — почти вдвое больше… У странного, на первый взгляд, факта — простое объяснение: Кушнаренко-Кишко – это актерская династия, в этом театре — единственная. Ее основательница Мария Кушнаренко свою первую куклу вывела «на сцену» в 1936 году.

Сейчас в театре работают ее сын — Игорь Кушнаренко, его жена — Лариса Кишко и их дочь Елена.

Взгляд из окна перевернул жизнь

Пожалуй, можно сказать, что троих из этой династии в театр кукол привел случай. Основательница династии вообще собиралась поступать в медицинский институт, уже сдала туда документы, и вдруг… Увидела из окна трамвая большое объявление о приеме на актерские курсы. Она бросилась туда, и судьба ее была решена.

Сначала Мария была актрисой первого в Советском Союзе колхозного передвижного драматического театра. Ушла из него по семейным обстоятельствам: решила, что должна больше внимание уделять сыну, без пяти минут первокласснику. А какое уж тут внимание, когда работа — сплошные разъезды…

Она выбрала только что открывшийся в Ростове театр кукол и никогда о том не пожалела.

Впрочем, однажды театральные куклы ее едва не погубили. Было это в войну. Мария вместе с частью труппы, сыном и уложенными в коробки куклами эвакуировалась в Краснодарский край. Станица, в которой они поселились, была вдали от больших дорог, думалось, что немцы туда не дойдут, но пару раз, на короткое, правда, время они туда заходили.

Коробки с куклами спрятали еще по приезде, так что актеры и сами толком не знали, какие из кукол находятся рядом с ними. Когда же немцы отступили и эти коробки, наконец, можно было распаковать, Мария увидела, что жила по соседству с куклами из агитационного спектакля «Гитлер капут».

Страшно было представить, чем все бы кончилось, если бы немцы нашли эти куклы…

А в эвакуации ведущая актриса театра кукол Мария Кушнаренко, как и ее коллеги, работала в колхозе. И не где-то в конторе, а на поле. Убирала урожай, перевозила грузы. Ее сын до сих пор помнит эти трудовые задания:

— Тетя Маруся, вон — быки, запрягай!

Боярский сын как путевка в искусство

Игорь Иванович Кушнаренко едва ли не половину своего детства провел в мамином театре. Этот мир ему нравился, он охотно согласился на мамино предложение записаться в одну из известнейших в городе самодеятельных театральных студий, однако думал посвятить свою жизнь не сцене, а живописи. Он даже поступил в художественное училище, но очень быстро понял: способности и дарования — это еще не призвание. Чтобы добиться чего-то значительного в художественном творчестве, надо этим болеть, надо этим гореть. И в училище были ребята, которые, казалось, 24 часа в сутки думали только о живописи и рисунке. Кушнаренко честно признался себе, что таких сильных чувств не испытывает.

…Когда он вернулся из армии, прием в средние и высшие учебные заведения уже завершился. Но одна из актрис, с мнением которой в театре кукол считались, предложила взять его до весны в труппу: мол, вырос он в этих стенах, художественными способностями не обделен, дело здесь для него найдется.

Ее словам вняли, а тогдашний главный режиссер театра Сахновский, тоже знавший Игоря еще ребенком, рискнул прорепетировать с ним роль боярского сына из сказки «Марья краса — золотая коса». Сынок был еще тот тип, зато роль — большая, интересная. Кушнаренко с ней справился. И – почувствовал в себе то, что не испытывал у мольберта: что-то зажглось в душе, душа запела.

Так никакого вуза он и не закончил: театр стал и его университетом. Довольно скоро Кушнаренко удостоился почетного диплома на престижном всесоюзном конкурсе, и так пошло, и пошло, и до звания заслуженного артиста России дошло, а еще прежде наградили Игоря Ивановича орденом «Знак Почета».

В театре встретил он и свою судьбу — Ларису, выпускницу Саратовского театрального училища. Лариса вообще-то мечтала играть в драматическом театре, но свободные места были только на отделении кукольников, а ей очень не хотелось ждать до следующей весны.

— Это даже хорошо, что так сложилось. Общение с маленькими зрителями — это большая радость, — говорит она сегодня.

Кстати, Игорь Иванович, которому довелось играть заметные роли и в кукольных спектаклях для взрослых (были когда-то на афише Ростовского кукольного театра и «Божественная комедия», и «Влюбленные боги», «Жирафле  «Жирафля», «Чертова мельница»),  не считает это более важным и почтенным занятием, чем создание сказки для детей. А их дочь Елена, которую журналисты порой искушают вопросами типа: «Другие играют Анну Каренину, Жанну д’Арк, вам же достается Русалочка… Неужели не мечтается о большем?» — отвечает так:

— А у Русалочки — тоже трагическая судьба. И чувства — еще какие глубокие!

Тайна в тайне

Кстати, путь Елены Кушнаренко в профессию — словно сюжет из кино. Представьте себе девочку, для которой кукольный театр — второй дом. Нередко, пока папа с мамой играли в спектакле, дочка забиралась в находящуюся под сценой кукольную комнату  к своим друзьям. Конечно же, она мечтала работать в кукольном театре.

И вот однажды на гастролях заболела актриса, исполнявшая роль Цыпленка в спектакле «Непобедимый петух», и эту роль доверили сыграть 10-летней Лене Кушнаренко!

В киносюжетах с подобными ситуациями успех идет по нарастающей, но в жизни Лены это было просто недолгое чудо. О том, чтобы дочка пошла по их стопам, родители и слышать не желали. Хотели, чтоб она получила другую профессию, — более земную и надежную.

— Закончи что-нибудь путное и можешь идти дальше, куда захочешь, — дипломатично высказала свое мнение ее бабушка — актриса.

Так Елена и сделала: закончила педагогический колледж и — сразу же выдержала  вступительные экзамены в Санкт-Петербургскую академию культуры, на курс продолжателя другой — режиссерской династии театра кукол — Андрея Крата. И еще студенткой сыграла в этом театре первую свою большую роль — Золушки.

…Я спросила Елену, не жалеет ни она, что для нее раньше, чем для многих ее ровесников, разрушился мир волшебства: они ведь, сидя в зале, верили, что есть необыкновенные куклы, которые умеют разговаривать, петь, танцевать. А она так рано лишилась этих чудесных иллюзий…

— В моей жизни было другое, чего не было у ровесников: я видела, что с куклами работают актеры. И их труд воспринимался мной, как чудо, таинство и волшебство.

У Елены есть сын — Глеб — и для него тоже труд актера кукольного театра — это таинство и волшебство. Но продолжит ли он эту театральную династию?

— Он поступит так, как сам решит. Главное, чтоб вырос хорошим человеком, — говорит Елена.

Фото из коллекции театра кукол