Передо мной дама с современной стрижкой, в брючном костюме и аромате французских духов — бодрая, энергичная, полная заманчивых планов на будущее. В 90 (!) лет Елену Кондратьевну Кожевникову, руководителя детского кукольного театра, огорчает одно…

— Времени не хватает! И когда старики успевают на лавочке посудачить?!

Ей и впрямь совсем не до «лавочки»! 

— Новый год на носу — пьесу с детьми ставить надо? Надо! Фильм Михалкова «Утомлённые солнцем-2» (стыдно признаться!) до сих пор не видела. И компьютер пока ещё не освоила. Каждый день обед приготовить — сын на перерыв забегает. Между делом выясняется, что есть ещё и дача…

Вообще, рассказ про Елену Кондратьевну требует читателя с воображением. В подробности своей долгой и богатой событиями жизни героиня вдаваться не любит.  Что называется, «излагает факты», но за каждый из них — только зацепись мыслью…

В жизни всё вперемешку

Квартира нашей героини. Входишь и чувствуешь: уходить не захочется… Хотя жилье как жильё… Много книг, за стеклами стеллажей фотографии – дети, внуки, правнуки, бывшие ученики, традиционное фото школьного выпуска, сама Елена Кондратьевна в боевых наградах…

—… Ну да, я — ветеран войны… — говорит хозяйка и достает пожелтевший от времени документ. — С 1941-го по 1945-й служила  в морской пехоте, в полевой почте. Вот: «915-я полевая почтовая станция, 81-я морская  стрелковая бригада». Это на реке Миус.  Войну тяжело вспоминать, да и писали об этом много. Давайте поговорим о радостном! Его в жизни всегда больше!

—…Вот смотрите, война — горе, бедствие страшное. Но и счастье — там же: в жизни всё вперемешку. Любовь свою я на войне встретила. Как увидела его — красавец, высокий, в погонах… Он тогда ещё старшим лейтенантом был. Поженились. Ездила за ним — и по стране, и заграницу — в Монголию… Двое маленьких детей, всё время на чемоданах… Но дай бог всем так жизнь прожить — душа в душу… Наверное, и ссорились мы с мужем — в семье всё бывает. Но плохого я не помню — зачем? — Она вдруг  умолкает: мол, что ж вам ещё рассказать, у меня всё, как у всех…

— …Я учительница начальных классов. Приехали мы с мужем в Вологду, нашлась мне там работа… А завуч в школе была — ну, заводная: подавай ей свой кукольный театр! И отправили меня на курсы в областной кукольный театр. Научилась кукол делать,  играть… Интересно! Организовали мы в школе кукольный театр. Потом мужа в Ростов перевели, места в школе для меня не было, а во Дворце пионеров (он тогда так назывался) — нашлось… Так до сих пор в куклы и играю (смеется)! Нет худа без добра…

—… Горе? Было, а как же? Жизнь–то долгая… Мама моя умерла родами, мне ещё и восьми лет не было. Остался папа, и нас — четверо. Мачеха появилась, но, знаете, замечательная женщина была! Близких хоронить пришлось — мужа, сестру, брата… Тяжело! Но на то оно и горе, чтоб его ПЕРЕжить. А жить горем нельзя…

Хоть один день — да мой! 

В квартире недавно сменили оконные рамы, и сверкают белизной новенькие стеклопакеты.

—… Теперь сюда занавеска другая просится… Правда ведь? — Ждёт моей реакции Елена Кондратьевна. — А если ещё и мебель обить… 

— Тканью посветлее… — я невольно заражаюсь куражом хозяйки. 

— Именно, светленьким! — радуется Елена Кондратьевна. — А мне говорят: «На что тебе эта морока? Чисто, и ладно. Сколько той жизни…» Пусть хоть один день, да мой! Утром глаза открываю и радуюсь: здравствуй, солнышко! Бывает, давление подводит, голова кружится. Не вставала бы. А во дворце дети ждут. Закутаюсь, еле бреду… Пришла, на учеников глянула, шкаф с куклами раскрыла… И пошла жизнь!

 ***

Театр, куклы — всё это вроде бы из девчачьей жизни… А в студии Елены Кондратьевны  много мальчиков.

— Заметили? — смеется Елена Кондратьевна. — С мальчишками, особенно хулиганистыми, мы общий язык сразу находим. Помню, учился у меня Гена Тростянецкий (ныне Геннадий Тростянецкий — известный столичный режиссер). Ох, и шкодливый был паренек! Но талантливый… Сейчас как в Ростов приезжает, мы обязательно встречаемся…

— Многие из ваших учеников ушли на профессиональную сцену?

— Да! Таня Назаренко — актриса ростовского театра кукол, Сергей Евдокимов сейчас руководит частным кукольным театром. Саша Рыбальченко — актёр ростовского театра кукол…  Всех сразу и не  вспомнишь!

«Дети все прекрасны!», — убеждена Елена Кондратьевна.

«Просто она других не видит — уличных, озлобленных, матерящихся… Не пересекаются их пути…» — нудят мой здравый смысл и жизненный опыт.

— Бывают, всякие, конечно, бывают… — Будто читает мои мысли собеседница. — Мир не из одних ангелов состоит. Просто скверного человека виднее, он заметнее. Хороших же и детей, и взрослых, поверьте мне, больше! 

***

Дворец творчества детей и молодежи. На двери табличка «Кукольный театр» — своего рода заповедник для прекрасных детей. В коридоре мамы, папы, бабушки ждут своих «артистов».

Бабушка Леры Емельяновой:

— Нам посоветовали девочку именно к Елене Кондратьевне в кружок отдать. Внучка в восторге! Хотя сегодня только четвертое занятие… Скороговорки учат — вроде бы игра… Но это же навыки правильной речи!

Отец Дани Гришина привел сюда сына для «приобретения навыков грамотного общения с людьми»: дескать, в жизни без этого — никак!

— Четыре года уже занимаюсь, — сообщает сам Даня, рослый крупный парень, увлеченно работающий с малышами. — Во многих спектаклях играл. Мне тут интересно! 

— Руку ровнее! — командует он маленькому артисту. — Чего у тебя еж сгорбился? Он что — больной?

С такой разминки начинается каждое занятие — дети за ширмой, а куклы по команде делают приседания, наклоны вправо и влево, танцуют…

— Многие считают, что кукольный театр легче драматического, — говорит Елена Кондратьевна. — Заблуждение! Инструмент драматического артиста — он сам, его руки, его ноги, выражение лица… А кукла — это одна твоя рука. И этой рукой надо передать характер, настроение персонажа, его скрытые желания… Ты должен говорить и двигаться так, чтобы зритель поверил: всё это делает кукла…

— И так с 1966 года, — рассказывает мне мама Тани Меликовой, уже почти взрослой девушки. — Дочка восемь лет здесь занимается. Вымахала — из-за ширмы уж голова торчит, а уходить — ни в какую… Елена Кондратьевна всё время выдумывает новое. Берет пьесу и обязательно в ней что-то переделает…

— Почему?

— Приходится, — это уже Елена Кондратьевна. — Хорошая сказка Матвеева «Золотая калоша». Но современный ребенок не знает, что такое калоша. Потому ввели новый персонаж и реплики, чтобы объяснить, для чего эта калоша и как выглядит…

 ***

Занятие подходит к концу. Но дети не разбегаются, тормошат свою учительницу вопросами. Проводив всех, Елена Кондратьевна, наконец, присаживается на стул.

— Устала! Сейчас чайку попью, и следующая группа придёт, малыши. С ними так интересно! — говорит и улыбается.

— Предложил бы кто начать всё сначала, даже не задумаюсь! Жизнь у меня — дай бог каждому!