— так называется выставка елочных игрушек, новогодних открыток и украшений, открывшаяся в областном краеведческом музее.

Помогите найти Тыкву

В основе выставки — коллекция ростовчанки Веры Александровны Ивановой.

— Здесь одних только ее дед-морозов (старейший — 1944 года рождения) — 55. А вообще у нее около двух тысяч елочных игрушек и новогодних украшений, — говорят сотрудники музея.

К елочным игрушкам трудно оставаться равнодушным. Вот и Веру Александровну они привлекали всегда. Но начало серьезному коллекционированию положил подарок: сын подарил ей каталог елочных игрушек, и ей захотелось их собрать.

Вера Александровна — не единственный в Ростове крупный коллекционер новогодних украшений, но другие предпочитают их не выставлять. Новогоднее украшение — вещь хрупкая. А вдруг повредится в пути? А вдруг разобьется?

Ивановой тоже знакомы эти страхи, но она рискует. Ведь эти выставки — такая радость для посетителей. Особенно бабушек с внуками. Бабушки нередко приходят сюда и сами, долго рассматривают, всплескивают руками: «А вот такой дед-мороз стоял и под нашей елкой. Ну надо же! В нашем доме были точно такие игрушки!»

Когда Веру Александровну спрашивают о любимых ее игрушках, отвечает: «У меня нет любимых игрушек, у меня есть любимые люди».

— Есть игрушки, которые круглый год вы держите на виду?

— Нет, иначе на Новый год не будет ощущения праздника.

— А тяжело из двух тысяч выбрать все-то ничего — на одну елку?

— Обычно мы устанавливаем дома шесть-восемь елок. Но в этом году будет только две: потому что игрушки — на выставке.

Многие елочные игрушки выпускались прежде сериями. К примеру, в одной из витрин — очень симпатичные игрушки в образах персонажей сказки Джанни Родари о приключениях Чиполлино. Некоторых из них Вера Александровна искала очень долго, а кума Тыкву и по сей день не нашла. Если вам известны его координаты и вы могли бы коллекционеру помочь, пожалуйста, сообщите об этом в музей. Так ведь интересно, когда серия — полная.

Фикус — тоже большой и зеленый

… Знатоки говорят, что антикварные елочные игрушки, — это те, что сделаны до 1966 года. А нынешние их и не интересуют: яркие, но мало фантазии. И материал, как правило, неблагородный: пластик…

Было бы неправдой сказать, что все нынешние дети, побывавшие на этой выставке, в восторге от новогодних украшений, которые радовали их мам и пап, бабушек и дедушек, а то и прапрабабушек и прапрадедушек. Иные кажутся не слишком привлекательными. Но выставку дети смотрят с интересом. Один мальчик изумленно разглядывал фильмоскоп и никак не мог сообразить, что это такое (на выставке не только новогодние украшения, но и игры, куклы, предметы быта прежних лет). Когда же ему объяснили, что это — устройство для показа на стену специальных диафильмов, сказал:

— Класс! Я тоже хочу такой!

Возможно, Дед Мороз скоро исполнит его желание: хотя вокруг столько чудес цифровой техники, фильмоскопы потихонечку возвращаются в нашу жизнь. И их, и пленки для них реставрируют и предлагают через Интернет.

Одна из первых посетительниц выставки — Лидия Михайловна Вовк, в прошлом технолог-модельер, — считает, что секрет новогодней елки в годы Великой Отечественной войны мог заключаться в том, что в ее роли выступал иной раз фикус. Или — китайская роза.

— Новый год в войну мне довелось встречать в Краснодаре, в эвакуации, — вспоминает Лидия Михайловна. — О елке нечего было и мечтать. Зато в комнате, где мы проживали, росли фикус и китайские розы. Мы украшали их, как будто они елочки: вешали на ветки ватные — («снежные») шарики, вырезанные из бумаги снежинки. И в доме был праздник.

Распространенное заблуждение: традиция украшать дома на Рождество и Новый год елками пошла от Петра I, который издал такой указ, и прервалась лишь на несколько советских лет. Это не совсем так. в петровском указе — об украшении не комнат, а улиц и ворот. Да и эта традиция не очень-то была россиянами уважаема.

Новую жизнь в нее вдохнул Николай I. В 1830 году он устроил елку в Зимнем дворце — для детей своих родственников, близкого окружения.

Первую общественную елку установили тоже в Санкт-Петербурге (на нынешнем Московском вокзале) в 1852 году.

— Я думаю, что укрепление традиций празднования Нового года так, чтоб главным украшением стала елка, объяснялось не личными вкусами и пристрастиями наших царей. Хотелось показать, что и в России, которую в Европе считали отсталой, — «как во всем цивилизованном мире», — говорит ученый секретарь музея краеведения Татьяна Никитична Абрамова.

…А после запрета советских лет за елку перед партийными руководителями страны замолвил слово секретарь ЦК ВКП(б) Поскрёбышев. Убедил. И с 1936 года ее вновь могли без опаски ставить в каждом доме. Вот только украшать макушку новогодней елки следовало теперь не белой Вифлеемской, как до революции, а красной пятиконечной звездой, которую в 60-х годах потихоньку вытеснило идеологически нейтральное стеклянное навершие.

А знаете, когда и где около новогодней елки появился первый живой Дед Мороз? Произошло это опять-таки в Санкт-Петербурге в 1910 году. В роли Деда Мороза, как рассказывают сотрудники музея, перед почтеннейшей публикой появлялся загримированный актер. Это было та-а-кое событие!

Зато сейчас Деды Морозы и Снегурочки встречают нас едва ли не в каждом супермаркете. И многие студенты могут написать в своей биографии: «Подрабатывал Дедом Морозом».