В пятый раз на Дону прошел Международный Чеховский книжный фестиваль. Стартовал фестиваль в Ростове, погостил в Азове, Аксае, Новочеркасске, Шахтах и Кагальнике, однако основные фестивальные события, как и прежде, происходили на родине Чехова, в Таганроге.

«Уголок Санкт-Петербурга»

Среди участников Пятого Чеховского книжного фестиваля преобладали питерцы: писатели, библиотекари. Всюду, где устраивались фестивальные встречи, появлялся «Уголок Санкт-Петербурга»: передвижные стеллажи с книгами питерских писателей, вышедшими в свет в городе на Неве.

Все эти книги — подарок донским читателям от центральной питерской библиотеки им. Лермонтова. Интересно, что такие книжные уголки есть и в библиотеках самого Санкт-Петербурга, видимо, чтобы питерцы обращали больше внимания на своих авторов. Сами же питерские писатели сказали, что не до конца разобрались в своих чувствах: нравится им стоять в отдельном уголке или лучше, если рядом с другими, без географических границ?

Однако «питерский уголок» в центральной библиотеке Таганрога обещают со временем превратить в целый зал санкт-петербургской литературы.

Новый Чехов?

Во второй раз в рамках Чеховского книжного фестиваля подводили итоги конкурса и чествовали победителей литературной премии «Чеховский дар».

Литературовед Николай Александров порадовал читателей: современный рассказ, который с перестроечных времен у писателей, но прежде — у издателей был не в чести, возвращается в русскую литературу! Вот и на этом фестивале публике называли заслуживающие внимания имена необыкновенных рассказчиков.

С их творчеством знакомили в своеобразной форме: по мотивам рассказов, победивших в конкурсе, написали сценарий. Актеры чеховского таганрогского театра превратили его в мини-спектакль. Но…

Чего-то необыкновенного не вышло. Получилось в духе тех незатейливых постановок, с которыми приезжают к нам иные столичные гастролеры, рассчитывающие на довольно невзыскательного зрителя. Поэтому вернее все-таки составить впечатление о творчестве победителей, познакомившись с их собственными текстами. Лучшим на конкурсе был объявлен рассказчик Анатолий Гаврилов.

Пообедаем с писателем

Как там говорится? Соловья баснями не кормят? Книголюбов — тоже. Не случайно в таганрогской фестивальной программе были два кафе: «Фрекен Бок» и «Русский чай».

В кафе «Фрекен Бок» приглашали на завтрак с детским поэтом Михаилом Ясновым, в «Русский чай» — на ужин со взрослыми писателями — Ильей Бояшовым и Павлом Крусановым.

Наш корреспондент предпочел ужин и, придя в кафе, увидел, что все столики заняты, — столько оказалось желающих.

Создалось впечатление, что писатели поначалу несколько растерялись, не знали, что делать: то ли есть бесплатные пироги, то ли развлекать беседой собравшихся.

Но в итоге два этих занятия удалось благополучно совместить. Говорили о высоком, масштабном: как продвинуть нашу литературу на Запад, почему за рубежом читают Чехова, и должны ли нынешние российские писатели быть пророками в своем Отечестве?

На несерьезный вопрос о том, где такие мастера пера предпочитают ужинать, ответили, что дома, не отвлекаясь от литературных трудов. Впрочем, это, думается, не значит, что на следующем фестивале не возникнет новой попытки совместить Крусанова и круассаны.

КИБО — машина-выручалка

«КИБО» — это не сокращенное от «Киборг». Это — аббревиатура. Расшифровывается так: комплекс информационно-библиотечного обслуживания. С виду — ярко раскрашенный грузовик с тарелкой антенны на крыше.

Таких машин в России — 15. Они разработаны по инициативе некоммерческого фонда «Пушкинская библиотека». Одну из них в фестивальные дни демонстрировали в Ростове и Таганроге.

Внутри автомобиля — книги и СД, компьютерные установки. По мнению директора фонда «Пушкинская библиотека» Марии Веденяпиной, надежд на скорейшую компьютеризацию сельских библиотек сегодня немного. Но туда, где нет и не предвидится подключения к Интернету (или нет киноустановок, или даже и самих библиотек), может добраться КИБО…

Кстати, подобные передвижные комплексы сегодня востребованы и в куда более технически продвинутых странах. В США, например.

— Ростовская область по протяженности и числу жителей сопоставима со штатом Кентукки, — сказала г-жа Веденяпина. — А в Кентукки — 98 таких мобильников.

Директор Донской публичной библиотеки и депутат Законодательного собрания РО Евгения Колесникова выразила надежду, что уже в нынешнем году появится такая машина и в нашей области.

Плюс Толстый и Тонкий

В фестивальные дни в Таганроге установили четвертую скульптурную композицию «чеховского цикла». К «Египетской пирамиде» («Каштанка»), «Роману с контрабасом» и «Человеку в футляре» прибавились «Толстый и Тонкий» с супругами.

Первоначально была идея поместить этих чеховских персонажей на площади возле пригородного железнодорожного вокзала, но там уже стоит паровоз, который, в буквальном смысле слова, «на всех парах» привез в Таганрог революцию и, как шутили таганрожцы, увез затем из города последнюю колбасу. В общем, в итоге расположили Толстого и Тонкого (работа ростовского скульптура Д. Бегалова) возле Лавки Чеховых, в самой что ни на есть заповедной части города.