У Вячеслава Козлова «страсть»: военные головные уборы

— Вот немецкая каска времен Первой мировой войны, — достает он внушительного вида шлем. — В те годы уже была авиация, и задирать голову, чтобы увидеть, с какой стороны летит самолет, в ней было тяжело, поскольку сама каска была большой и тяжелой. После немцы ее модернизировали и облегчили до 1,5 килограмма.

Как говорит Вячеслав Павлович, были даже попытки делать каски со специальной пластиной, чтобы защитить лоб. Стоит заметить, что во время войны 1914 г. русские солдаты были вооружены винтовкой Мосина, отличающейся потрясающей убойной силой — за два километра валила противника наповал. Лобовая броня на немецкой каске при попадании в нее пули русского солдата защищала голову немца от сквозного ранения, но удар при этом был такой силы, что не выдерживали шейные позвонки. По этой причине немецкие солдаты не цепляли лобовую броню. Да и сама по себе каска была громоздкая.

— А это — венгерский шлем. На нем имеется скоба. Солдаты ведь не все время ходили в касках, вот за скобу и цепляли ее за ремень на поясе. Внутри, в отличие от немецкой, венгерская каска грубоватая, с шероховатостями, немного тоньше немецкой.

В коллекции Вячеслава Павловича собраны военные шлемы почти всех армий мира: американские, итальянские, немецкие, французские, советские… Каски, в которых воевали солдаты и офицеры в период Первой и Второй мировых войн, а также современные.

А с чего началась коллекция? Как бывает обычно, с элементарного. Еще на архитектурном факультете РИСИ, в одну из практик, отправился  Вячеслав  с однокурсниками в Ленинград. Во время ремонта общежития Ленинградского строительного института они стали выбрасывать с чердака старые вещи и наткнулись на фашистскую каску. Но этим дело не закончилось. В магазине студенты купили искусственные бороды, усы и приклеили их себе канифольным клеем, а завершала образ надетая на голову каска. В таком виде гуляли по Невскому. Годы были 70-е, и, понятное дело, многие недоуменно шарахались от странных «дедушек» не со старческой походкой да еще и в касках. За своих принимали студентов только бомжи. 

— Мы и на лекции так приходили, — вспоминает Вячеслав Павлович. — Преподаватель называет фамилию, встаешь, а он с удивлением смотрит: когда борода успела отрасти? Веселились, словом.

Вторую каску, пожарную, Вячеслав нашел на творческой даче Союза художников, на местном телевидении ему подарили советскую.

— Если скапливается хотя бы три вещи, начинаешь искать, интересоваться историей происхождения, — говорит Вячеслав Павлович. — Включается механизм поиска. Затем возникает страсть приобрести еще, потом ослабевает, снова нарастает. Интересно… 

— Вот — пожарная, — показывает Вячеслав Павлович шлем с гребнем. — Для чего гребень?

— Для красоты, — смеюсь.

— Ответ неверный. Правильный ответ — для того, чтобы смягчить удар от кирпича или бревна, то есть падающих предметов во время пожара. Кстати, каски с гребнями носили и во время советско-финской войны. А это, — возвращается он к «похожей на пожарную», — каска Адриана. Самая знаменитая военная каска XX века названа в честь ее создателя генерала французской армии Огюста Луи Адриана.

Как рассказывает Вячеслав Павлович, когда наши военные задумались над разработкой формы каски для армии, решили взять за основу каску Адриана. Даже хотели их просто приобрести, но по какой-то причине не выкупили. В итоге в основу каски для наших воинов была взята итальянская. Правда, наша несколько больше, чем у итальянцев. Интересно, что когда во время Великой Отечественной наши войска вошли в Берлин, на одном из складов обнаружили новые каски. По легенде, немцы собирались заменить ими свои М-35. Впоследствии они использовались в армии ГДР.

А  вот еще одна любопытная каска — пикельхельм, а проще говоря — шлем с пикой. Такие часто можно увидеть в исторических фильмах про немцев. Однако, как ни странно, она является чисто русским изобретением. И к ее созданию был непосредственно причастен Николай I. Проводя реформу армии, он дал рекомендации ввести в униформу, аммуницию и головные уборы солдат и офицеров элементы, стилизованные или полностью копирующие доспехи средневекового русского витязя. Экспериментальными разработками занимался лично сам Николай I и генерал-майор Карл Людвиг фон Киль. В Московской оружейной палате генералу попался шлем, который был найден в 1809 г. и принадлежал князю Ярославу Всеволодовичу. Шлем был показан Николаю I, который загорелся мыслью создать нечто похожее для армии. Так в 1837г. появились первые опытные образцы, которые увидел один из сыновей прусского короля Фридриха Вильгельма III принц Карл. Шлем принцу понравился. Он даже стал просить отца одеть в «русские шлемы» прусскую армию. Но идея сына отца не впечатлила. Однако после смерти Фридриха его старший сын Фридрих Вильгельм IV ввел в прусскую армию каску «русского образца». Так наша каска «прижилась» у немцев.

— Сейчас такие шлемы продаются через аукционы, — говорит Вячеслав Павлович.

— И сколько стоит такая каска?

— Дорого — за тысячу евро. Ведь настоящий пикельхельм — вещь редкая.

Но больше всего он поражается каскам швейцарских военных. Внутри они из натуральной кожи и даже с подушечками для ушей. В то время как подкладки многих других состоят полностью из поролона. А ведь Швейцария никогда не воевала, соблюдая нейтралитет.

Накануне 23 февраля часть своей коллекции Вячеслав Павлович принес на кафедру. Естественно, что преподаватели-мужчины тут же примерили военные головные уборы. Сам Вячеслав Павлович надел белую фуражку офицера сирийской армии, набросил шарф и перед коллегами предстал не завкафедрой интерьера Института архитектуры и искусств ЮФУ, профессор, заслуженный художник РФ Вячеслав Козлов, а сам Остап Бендер.

— Любой военный головной убор преображает мужчину, — говорит Вячеслав Павлович. — Подчеркивает определенный тип людей. Очкарику, к примеру, идет немецкая каска.  А фуражка немецких ВВС идет всем. Недаром ее дизайн разрабатывал Hugo Boss. А по дизайну милицейской формы, разработанному нашим Валентином Юдашкиным, сразу видно, как он ее любит…

Когда В. Козлов был на съезде художников РФ, встретил там космонавта Алексея Леонова в огромной фуражке. «Что за мода была?» — удивляется Вячеслав Павлович. В военном деле дизайн присутствовал всегда. И он должен быть красивым. Потому что — «некрасивый самолет — плохо летает, некрасивое ружье — плохо стреляет, некрасивая каска — плохо защищает». Из наших  военных головных уборов ему нравятся маленькие, аккуратные головные уборы МЧС и ВВС.

Коллекция Вячеслава Павловича регулярно пополняется. Зная об увлечении преподавателя, дипломники подарили ему казачью фуражку. Какой каски недостает в коллекции, так это — румынской, которую он хотел бы приобрести.

Но все же признается, что, собирая каски, он поневоле начинает интересоваться холодным оружием. Сейчас в его коллекции — несколько штыков и наган выпуска 1936 года. Будет ли она пополняться, он сегодня не знает, все само собой должно происходить. А еще Вячеслав Павлович собирает модели автомобилей марки «Фольксваген Жук», их у него под две сотни. Еще одна коллекция — гардеробные номерки. Деревянные, стеклянные, алюминиевые, пластмассовые — каких только нет. Есть среди них и такие, которым полвека, есть ставшие уже редкими. К примеру, московского ресторана «Белое солнце пустыни». На него находится немало охотников. Почему? Он и сам не находит объяснения. Сейчас в коллекции — 98 номерков.

— Дойду до ста одного и остановлюсь, — говорит Вячеслав Павлович.

Всем вещам свойственно появляться и исчезать, и лишь в коллекции они замирают и сохраняют свою суть. Они как проводники в прошлое, которые могут рассказать интересные, порой загадочные истории…