Шахтерские города Ростовской области Гуково, Новошахтинск и Зверево, а также приграничный украинский Свердловск посетил основатель культового рижского издательства «Снежный ком» Эрик Брегис.

«Снежный ком» прославился выпуском качественной литературы на русском языке, что не так-то просто в Латвии. Работало издательство и с донскими авторами. Совсем недавно им выпущена историческая книга ростовского автора Александра Сурнева о временах Гражданской войны, о жизни и борьбе казаков.

Визит Брегиса — деловой. Издатель «налаживает мосты» с ростовским книжным бизнесом и в первую очередь — с донскими авторами. Есть в планах Эрика и работа с шахтерскими материалами, изучение истории угольной отрасли российского и украинского Донбасса. Каковы ближайшие планы издательства? Почему Брегис так увлечен современной русской литературой? Об этом он рассказал корреспонденту «НВ».

— Писатели, рассказывая о начале своей писательской деятельности, часто в качестве побудительного фактора приводят сентенцию «Нечего было читать, вот и взялся писать сам». Примерно так произошло и со мной. Сначала это были сборники стихов авторов моего литературного портала, потом сборник гениальной рижской поэтессы Виты Ермоловой. Разогнавшись, подумал, почему бы не издать то, что нравится читать мне самому — получился сборник рассказов молодых фантастов «Гофра». Вот тут-то всё и началось. Книга была очень тепло встречена в среде российских фантастов, и оказалось, что многие из них пишут романы и рассказы высокого литературного уровня — выше того, который допустим для современных издателей. Звучит крамольно? Но это и в самом деле так — издатели определили некий средний уровень качества, приемлемый для большей части непритязательных читателей, и гонят тиражи, делают деньги. Меня как читателя такой «средний уровень» не устраивает, и, со свойственным мне авантюризмом, решил я попробовать издавать другие книги. Так получилось, что первые же изданные два романа принадлежали перу донских авторов: «Выше времени» Евгения Гаркушева и «Чужое» Владимира Данихнова. Так и продолжается эта авантюра в течение пяти лет, развившись из маленького латвийского издательства в небольшое российское. Ну а основной принцип работы издательства — выпуск книг, качественных как содержанием, так и оформлением.

— Почему вас привлекла шахтерская тема?

— Для местных жителей это обыденность, для меня же, выросшего в Латвии, — экзотика и новые впечатления. С детства нам рассказывали про подвиги шахтёров, про Стаханова, и, конечно, как только появилась возможность познакомиться с темой поближе, я не преминул воспользоваться.

— Вы гражданин Латвии, вели бизнес там, сейчас осваиваете российские рынки. Если сравнивать Россию и Латвию — где лучше работать?

— «Лучше» — неверное выражение. Удобнее, производительнее — да. Русские книги в Латвии продаются, но в очень малых количествах, ведь там представлен почти весь ассортимент, выпускаемый российскими издателями для населения России, а в Латвии населения — меньше 2 миллионов, из которых половина не читает по-русски. Вот и получается, что эта страна не может быть основным рынком сбыта для русско-ориентированного издательства. Начав же работать в России, мы за год сделали пусть и меньше наименований книг, но по реализации с лихвой перекрыли четырёхлетнюю работу рижского «Снежного кома».

— Отношение к русским в Латвии неоднократно становилось предметом обсуждения в России. На ваш взгляд, взгляд изнутри, в чем заключаются проблемы, каковы пути их решения? 

— Это чисто политический вопрос. Практически все жители Латвии, не живущие политикой, относятся к русским и России хорошо. Но кто-то на Западе (США, Евросоюз, НАТО — не важно) назначил Латвию на должность раздражителя отношений с Россией. Так что переносить официальную политику властей на весь народ неразумно и не стоит. А путь решения только один — прекращение вражды на высшем уровне. Конечно же, это моё личное мнение, и оно может не совпадать с мнением других жителей Латвии и России. Да и к политике я отношусь несколько настороженно — возможно, это сказывается на моём видении проблемы.

— Расскажите о донских авторах «Снежного кома». Как вы оцениваете творческий потенциал жителей Дона?

— Я знаком с большим количеством писателей, но почему-то именно донские значительно выделяются. Если причислять к ним и донецких авторов (что географически верно, ведь так?), то набирается довольно солидная компания. Да что там — соучредитель московского «Снежного кома» Глеб Гусаков из Донецка. В Ростове-на-Дону живёт мой, пожалуй, самый любимый современный писатель Владимир Данихнов. Перечислять всех донских авторов нет смысла — вы их и так знаете, но стоит сказать, что именно тут наибольшая концентрация интересных мне писателей. Наверное, это что-то да означает.

— Много говорят о том, что Интернет, электронные устройства для чтения книг разорят издательства, могут вообще полностью покончить с изданием книг. Что вы думаете по этому поводу?

— Безусловно. И это уже происходит — тиражи падают, количество наименований растёт, издатели мечутся в попытках нащупать ускользающую золотую жилу, они привыкли к сверхприбылям, но удерживать раскрученный маховик на прежних оборотах всё сложнее. Я считаю, что именно электронные читалки убьют сегмент низкокачественной литературы. Но в то же время почти уверен, что книги, хорошие «и телом, и душой», останутся — их и сейчас покупают гурманы, и потом будут покупать те же самые люди. И я надеюсь, что с уходом зубодробительных боевиков на газетной бумаге гурманов будет становиться больше.