Всеобщий любимец Джек Воробей повлиял и на репертуарную политику музыкальных театров: в мире — новый всплеск интереса к балету Адана «Корсар», где главный герой — пират.

Ростовский музыкальный учел направление мейнстрима, но пошел своим путем. Писателю Николаю Оганесову заказали новое либретто — более увлекательное и логичное, и лишь девятый его вариант стал основой для постановки.

Изначально балет «Корсар» создавался по мотивам одноименной поэмы Байрона, и уже тогда либреттисты дали волю собственной фантазии.

Вообще, на мой взгляд, этот байрановский сюжет более подходит для оперы, чем для балета (и опера Верди «Корсар» действительно гораздо ближе к литературному первоисточнику, разве что главный герой — таинственный и демонический предводитель пиратов Конрад превратился почему-то в капитана Коррадо).

В новом «Корсаре» на сцене Ростовского музыкального театра  действия много, все понятно и логично (за исключением того, как легко два пирата, отчаянных морских волка, дали себя пленить солдатам, вовсе не превосходящим их ни числом, ни тем более — умением), но от поэмы Байрона не осталось ничегошеньки. Даже имен. Сюжетные коллизии напоминают то «Одиссею капитана Блада», то советскую киноверсию «Острова сокровищ» с переодеванием  влюбленной девушки в моряка, то приключения великолепной Анжелики…

Мне даже подумалось, а не лучше ли было изменить и название балета, тем более что «корсар» для русского языка — слово устаревшее, мало что говорящее новому молодому зрителю, на которого и делается ставка… Но говорят — нельзя, не принято, это ведь  указание на музыкальную редакцию.

Наверное, так… Но вот встречаются, допустим, наша Ольга Быкова и Волочкова.

— Я танцевала главную партию Виктории де Лотреамон в «Корсаре», — говорит Быкова.

— Какую Викторию? — удивляется Волочкова.

— Губернаторскую дочку.

— Послушайте, дорогая, вы что-то путаете. Я тоже танцевала главную партию в «Корсаре». Нет там никакой губернаторской дочери, там — возлюбленная Конрада — Медора.

Вот и Цискаридзе (Конрад в «Корсаре», что идет в Большом) не понял бы в подобном разговоре Арсения Сайкова (Джона, то есть как бы Конрада в Ростовском музыкальном).

Да, такая уж путаница может получиться у наших балетных и в беседах, и в творческих биографиях…

Ну а что же само зрелище? Красочное (сценография и костюмы — Вячеслава Окунева). К хореографии Марауса Петипа режиссер-постановщик Алексей Фадеечев добавил свою. Все вместе получилось уж как-то слишком повествовательно, перенасыщено отвлекающими от танца деталями.

Курс, которым плывет «Корсар», театр обозначил четко: «Балетных неофитов и молодежь порадует стремительно развивающееся действие». Это — из программки. А на предпремьерной пресс-конференции говорилось и о кинематографическом динамизме как стоявшей перед постановщиками задаче.

…Одно из мнений, которое я услышала от искушенной зрительницы после спектакля: «По-моему, это — заявка на новый жанр. Балетного комикса».

Пожалуй, слишком строго. Хотя и небезосновательно. Спектакль для тех, кто предпочитает утолять жажду залпом.