В Семикаракорск к Наталье Коваленко ехала с единственной целью — понять, почему хозяйка увлеклась японской культурой. На Дону ведь живем, думалось мне. А тут веера, фонарики. Амигуруми, наконец. Слово это сразу и не выговоришь. Многие, уверена, даже не слышали, что оно обозначает.

Молодая улыбчивая хозяйка приветливо распахивает калитку во двор. Тут и клумбы с благоухающими цветами, и самодельная беседка, увитая виноградом, и фонтанчик в виде большой черепахи журчит.

Навстречу выходит еще одна женщина с приветливой улыбкой — свекровь Наташи. Потом в нашем разговоре Наталья не раз отзовется о Любови Васильевне с особой теплотой. Живут они вместе чуть ли не с первых дней семейной жизни, и невестка об этом ничуть не жалеет. Наоборот, считает, что в таком соседстве много плюсов. Бабушкина помощь просто необходима при появлении внуков. Даже сейчас, когда Захару двенадцать, а Кате восемь лет (в семье Коваленко двое детей), они по-прежнему очень нуждаются в ее советах.

— Пойдемте, покажу свои амигуруми, — приглашает меня хозяйка в дом. И ведет к шкафчикам, полочкам, откуда смотрят большими кукольными глазами вязаные игрушки. Сидят они, тесно прижавшись друг к дружке, потому что связала их семикаракорская рукодельница уже не одну и не две, а большое количество. Зверюшки всякие, знаки Зодиака, куклы и персонажи сказок. Совсем крошечные и побольше. Разноцветные и однотонные.

Наташа вяжет японские игрушки не так давно. До этого с помощью крючка всякие другие изделия, более привычные для нашего люда, мастерила. Ажурные салфетки, например.

Откуда тогда амигуруми и вообще увлечение Японией?

Оказывается, произошло все случайно. Сегодня, в век высоких технологий, молодежи без компьютера не обойтись. Вот и Наташа как-то в Интернете увидела фотографию симпатичного сказочного существа — этакого иноземного домовенка. Потом разыскала сайт, где общались между собой люди, увлеченные  изготовлением подобных вязаных игрушек. Узнала, что они называются амигуруми. А начали впервые заниматься этим видом рукоделия в Японии.

То сказочное существо, которое увидела Наташа на фотографии, символизировало хранителя снов. Забавное такое. С мягкими нитками волос, спокойными глазенками и маленькой подушечкой в руках. Так и хотелось его потрогать, погладить, а потом, успокоившись после забот и хлопот, сладко уснуть.

Нашла Наталья на сайте описание изготовления своего приглянувшегося хранителя. А дальше дело за малым: бери нитки и вяжи. Маленький хранитель стал своеобразным талисманом семьи. После него Наташа связала уже десятки игрушек амигуруми. Дарила их друзьям и знакомым, а со своим тем первым хранителем не расстается.

В доме Коваленко вообще царит какая-то особая атмосфера тепла и уюта. Творческие  люди здесь все: и дети, и взрослые. Муж Наташи Виктор сам мастерит различные изделия по дому. В одной из комнат стоит его деревянный стеллаж. Здесь ужились между собой самые различные вещицы: от шкатулок до аквариума. Во дворе черепаха-фонтан — это тоже его рук дело.

Захар коллекционирует всяких бабочек и жучков, а Катя любит вышивать крестиком. Ребятишки, непоседливые и активные, были полноправными участниками нашего с Наташей разговора. Тащили из своей комнаты рисунки и гербарии, помогали маме усаживать японских куколок для снимка в газету, а потом увлеченно рассказывали о домашних питомцах. Есть у дружной семьи еще два кота, три собаки, две черепахи, рыбки…. Ставлю многоточие, потому что в любой момент этот список, по словам ребятишек, может пополниться. И, самое главное, кругом порядок, уют. Хотя Наташа с Виктором — люди рабочие, но время на все находят.

— Не продаете свои амигуруми? — спросила я, подумав, что такая экзотика могла бы быстро расходиться у покупателей.

— Нет, — ответила Наташа. — Я, когда их вяжу, ассоциирую с живыми существами. У каждой игрушки свой характер. Жалко с любой будет расставаться, разве что можно отдать в хорошие руки.

Молодая женщина еще рассказала о том, как с помощью миниатюрных игрушек у нее появилось множество новых друзей по переписке. Как они присылают друг другу новые описания и даже делятся нитками и аксессуарами, ведь не в каждом маленьком поселке можно найти необходимые детали для той или иной понравившейся куклы.

— И все-таки ваше увлечение — необычное, — вставила осторожно я, боясь ненароком обидеть хозяйку. — Япония так далеко.

— А у нас дружба народов, — улыбнулась Наташа.

И вся компания повела меня во двор. Там действительно был родной сердцу рукотворный уголок — беседка из плетня. На нем — крынки глиняные, лампы керосиновые. В центре — стол деревянный с самоваром русским. Напротив — мангал для шашлыков в виде русской печки. «Это все Виктор смастерил, — с гордостью сказали женщины. — Мы тут часто за чаем собираемся. Гостей приглашаем. Будете еще в наших краях — заходите!» Так что Япония, как говорится, русской культуре совсем не помеха.