Сегодня самый знаменитый донской творческий коллектив — Государственный академический Ордена дружбы народов ансамбль песни и пляски донских казаков имени Анатолия Квасова — выступит на главной концертной площадке страны — в Кремлевском Дворце.

В программе — номера из «золотого фонда» ансамбля. Так ансамбль Донских казаков отмечает свое 75-летие.

Их ждали в Сталинграде

Да, Донским казакам уже — 75, и их юбилейные афиши развешаны сегодня по всей Москве. Могли ли мечтать о таком признании и долголетии первые участники ансамбля? Кстати, тогда он и ансамблем еще не назывался. «Как уже сообщалось раньше, краевая государственная филармония создает хор доно-кубанских казаков. Сейчас филармонией получено свыше 120 писем от казачек и казаков с просьбой зачислить в хор.

В недалеком будущем филармония приступит к отбору певцов», — писала наша газета («Большевистская смена») 24 марта 1936 года.

События развивались стремительно:

— Официальное решение о создании доно-кубанского казачьего хора приняли уже 4 апреля 1936 года, — говорит нынешний директор ансамбля Донских казаков Наталья Шепелева.

Известно, что первоначально коллектив состоял из 50 артистов (сегодня их — 87), включая двух баянистов-аккомпаниаторов. А руководил ими человек по фамилии Иванов, но — недолго. В документах 1940 года — уже другие имена: худрук — Никольский, балетмейстер — Секержинский…

…С первых своих дней Донские казаки стали коллективом мобильным, разъездным. Вот и известие о начале войны застало их на гастролях. В Ростов они вернулись нескоро.

Интересно, что как только освободили Сталинград, — туда сразу же для подъема боевого духа направили Донских казаков. Потом они еще несколько месяцев, разделившись на две фронтовые бригады, ездили по дорогам войны с концертами. А 1945 год был ознаменован для коллектива не только всеобщей радостью — великой победой, но и важным гастрольным событием: выступлением в зале им. Чайковского в Москве.

Вообще в летописи ансамбля Донских казаков упоминания о выступлении в престижных московских залах — далеко не редкость. На сцену Кремлевского Дворца они тоже выходили. Как участники больших «сборных» концертов. А вот «сольник» в его стенах — впервые. Все-таки — очень большая сцена. Не только в переносном, но и в самом прямом смысле слова. Однако, подумали наши артисты, если на ней работали такие коллективы, как Кубанский казачий хор или хор имени Пятницкого, то почему ансамблю Донских казаков не взять эту высоту?

Идею отметить юбилей «сольником» на кремлевской сцене поддержало областное министерство культуры, ее одобрил губернатор.

Опасная работа…

— Наталья Николаевна, в этот ансамбль принимают только настоящих донских казаков?

— Первое и главное требование к кандидатам: профессионализм. Человек, который не казак по духу и равнодушен к казачьей культуре, работать здесь просто не сможет.

Знаете, какая, с легкой руки Раисы Ивановны Квасовой, прежнего нашего главного хормейстера, возникла у Донских казаков традиция? Вот ансамбль, отправляясь на гастроли, садится в автобус, и первый фильм, который артисты смотрят в дороге, — тот, классический «Тихий Дон».

Квасовы вообще очень любили Шолохова и дорожили его мнением. В коллективе рассказывают, что именно Михаил Александрович дважды принимал боевое крещение Донских казаков. Сначала — еще того, доно-кубанского хора, потом, спустя 35 лет, словно рожденного во второй раз ансамбля.

Теперь это уже почти легенда о том, как министр культуры Фурцева стукнула однажды кулаком по столу и потребовала, чтобы наши Донские казаки затмили и мастерством, и славой эмигрантский хор донских казаков Сергея Жарова. А наши к тому времени так широко раздвинули границы репертуара, что стали исполнять уже и «Грезы» Шумана, и романсы, и чуть ли не «Подмосковные вечера».

Над имиджем обновленного ансамбля Донских казаков трудились лучшие специалисты в области народного искусства, первый комплект костюмов разрабатывали и шили для них в Мариинском театре. В ансамбле пожелали работать лучшие артисты страны, для которых сразу же выделили сорок квартир. А художественным руководителем ансамбля назначили невероятно способного и энергичного пятикурсника Гнесинки, кубанца родом, Анатолия Квасова.

Говорят, что, посмотрев программу обновленного ансамбля, Шолохов высказал одно пожелание: пусть больше будет лирических песен верховых казаков.

— Наталья Николаевна, — вновь обращаюсь к Шепелевой, — есть такое распространенное мнение, что песни и танцы ансамбля Донских казаков — это то, что прежде можно было увидеть и услышать в хуторах и станицах, только не в таком классном исполнении…

— Квасов всегда говорил, что ансамбль Донских казаков — это коллектив не фольклорный, а работающий на основе донского фольклора. Это значит, что в его репертуаре — народные песни, адаптированные к исполнению на сцене.

Казачьих народных плясок как таковых не было. Не существовало. Но балетмейстеры сумели внести в рисунок танцев ансамбля такой донской колорит, что они воспринимаются теперь, как народные. И это не в последнюю очередь благодаря включению в танец трюковых элементов и использованию казачьих клинков.

— Простите за детский вопрос: клинки бутафорские?

— Да что вы? Ребята рубятся по-настоящему. Поэтому клинки должны быть жесткими. Мы делаем их на заказ, из «военной» стали.

— Опасная у ваших танцоров работа…

— Но это и придает им азарт. Во время гастролей в Японию мы пять часов провели на таможне из-за того, что наши клинки арестовали. Трудные были переговоры, но мы убедили японцев: только с такими клинками и могут быть пляски настоящих Донских казаков.

— А как насчет настоящих пышных казачьих усов?

— С этим бывают проблемы. Некоторые из молодых ребят (у нас ведь есть и 20-летие) стесняются вне сцены ходить с такими усищами, у некоторых они не получаются пока такими роскошными. Но к кремлевскому концерту все очень стараются отрастить усы попышнее, и — не сомневайтесь: будут «в настоящих казачьих усах».

Держать марку

— В последнее время ансамбль Донских казаков почти ежегодно ездит за рубеж — на гастроли, на фестивали. География разнообразная: Европа, Азия, Америка… Скажите, а как получилось, что в 90-е годы Донские казаки, которых, казалось, весь мир знал и с восторгом принимал, вдруг оказались невостребованными?

— Произошло то, что открылся «железный занавес», и в Европу хлынули на заработки бригады артистов-народников числом в 15-20 человек, а то и меньше, зачастую — непрофессионалы. При этом многие из них пользовались нашим раскрученным брендом, — писали на афишах: «Don Cossacks» («Донские казаки»).

Импресарио очень быстро смекнули, что публику, никогда не видевшую наш коллектив, ввести в заблуждение нетрудно, а с маленькой группкой вести бизнес куда выгоднее, чем с большим ансамблем.

В то время многие предлагали Квасову перекроить программу, разбиться на бригады и тоже гастролировать за рубежом. Анатолий Николаевич такие авантюры категорически отвергал. Говорил, что разбить коллектив на группы легко, собрать всех и вернуться к настоящей серьезной работе — трудно. Теперь очевидно, что его принципиальность спасла ансамбль.

— Сейчас у вас — концерт в Кремлевском Дворце, о какой следующей мечтаете вершине, — спросила я, ожидая услышать, быть может, про парижскую «Олимпию», быть может, про «Карнегги-холл»…

— Звучные названия престижных концертных площадок мира — это хорошо, но больше мы мечтаем о другом. Когда вскоре после вступления в должность губернатор позвонил нам, поинтересовался, как живем, и попросил передать ему список того, что необходимо для продуктивной работы, мы не ожидали, что реакция последует так быстро. Нам купили автобус, прекраснейшую звуковую аппаратуру, пошили концертные костюмы и репетиционную форму. Нам сделали подарок, о котором мы и не мечтали, — «сольник» в Кремле. Это окрыляет. Но есть множество проблем, которые, наверно, должны для таких коллективов решаться на федеральном уровне. А самая главная из них — дотации на гастроли по стране. Чтобы выступать ансамблю Донских казаков по всей России, подтверждая название (а оно — как звание) визитной карточки Дона.

Фото из архива ансамбля Донских казаков