Вчера в Ростове завершился XI Международный фестиваль театров для детей и молодежи МИНИФЕСТ-2011, проходивший под патронажем министерства культуры РО и при поддержке Союза театральных деятелей России.

Девять театров России и дальнего зарубежья показали девять спектаклей, едва ли не каждый из которых вызывал восторг одних и недоумение других зрителей.

Но прежде эти чувства зрители испытали еще перед открытием фестиваля — на выставке, которую представила арт-группа «Pprofessors».

Красные человечки, синяя река

«Эти «Ппрофессора» — из Питера. Их проект «Red People. Арт-конструктор», тут же переиначенный ростовчанами в «Красных человечков», объехал пол-России. После Ростова отправится в Швейцарию, в Цюрих.

Один из «ппрофессоров» — Андрей Люблинский назвал популярность этого проекта неожиданным везением и объяснил ее экономической привлекательностью не в последнюю очередь: фигуры яркие, большие, транспортировка несложна. У художественно продвинутых зрителей они вызывают ассоциации с образами и загадками Малевича, Родченко и других новаторов ХХ века.

У зрителей, которые при виде угловатых безголовых красных человечков пожимали плечами и не желали постигать их глубокий философский смысл, был выбор. В соседнем зале акционерное общество «Эмпилс» организовало выставку детского рисунка. Очаровательные акварели с видами ростовских улиц, парков, Дона. А между ними — фотоуголок нашего старого ТЮЗа с портретами его «столпов» и сценами из спектаклей прошлых лет.

От ноля и старше

Среди участников фестиваля преобладали театры молодые и совсем юные. С большой историей и устоявшимися традициями были только два коллектива (оба — академические): Российский молодежный театр из Москвы и наш, Ростовский молодежный. Среди спектаклей — и постановки, уже отмеченные наградами и просто участием в других фестивалях, и премьеры, как, например, «Игрушки» и «Облако в штанах».

МИНИФЕСТ всегда обостряет вопрос: каким путем идти детскому и молодежному театру?

Мне думается: фестивальным. Чтобы репертуар театра был таким же разнообразным, как фестивальная афиша.

Краковский Театр фигур показал пластическое шоу «Художественные ремесла». Нет, это не о том, что все профессии нужны, все профессии важны. Это зрелище похоже на цирковое представление. Актеры (так и хочется сказать: циркачи) — в черных комбинезонах, с черными масками на лицах сливаются с черной стеной нехитрой декорации. Их руки, обтянутые кипенно белыми перчатками, творят чудеса, превращаясь то в кошек, то в собак, то в зайцев, обитателей подводных глубин, балерин, гимнастов, канатоходцев…

Вроде простенько, а попробуй — повтори… Весело и взрослым, и детям.

Жанр российско-французского проекта «Одиссея» (Россию представляют мурманцы) обозначен как «хип-хоп версия». Тоже в своем роде пластическое шоу, но куда большей глубины и масштабности. Сага о странниках, в которой все понятно без слов, благодаря мимике и движению.

Скандинавские артисты (на сей раз — датчане из «Telling Theatre») снова развеяли миф об эмоциональной холодности северных народов. Как и в прежние минифестные годы, они обратились к древним преданиям (на сей раз инсценировали «Беовульф»), и страсти кипели такие, что только чудом ничего вокруг не воспламенилось.

Одним из фаворитов фестиваля стал спектакль «Малого» театра из Великого Новгорода «97 с половиной шагов по дороге, которая летит над спиной спящего в океане дракона». Это — сказка сказок, в которой поэтичное слово сочетается с изобретательным изысканным жестом, а образы персонажей рождаются из виртуозной игры артистов с палочками, фонариками, помпончиками на нитях и т.д. Если бы не явно уступающая началу и концу и непонятно, какому возрасту адресованная срединная сказка о самурае, пожертвовавшем собой ради долга и чести, можно было бы сказать, что на МИНИФЕСТе-2011 явлен маленький шедевр…

Ростовский молодежный полон желания дружить с новгородцами домами, а потому есть надежда познакомиться и с другими работами этого интересного коллектива.

Частный израильский театр «Zero» предложил самым маленьким зрителям спектакль-игру «Веселая азбука», в которой не было ни модных странностей, ни завуалированного разными разностями взрослого скептицизма. Зачем омрачать радостный мир ребенка?

Вообще театр «Zero» — удивительный коллектив: его артисты — выходцы из России — делают постановки и на иврите, и на русском и очень хотят, чтобы русский стал для маленьких израильтян из семей, воспитанных в традициях российской художественной культуры, вторым родным языком.

И еще про иностранцев

У МИНИФЕСТа был спецпроект «Играем в театр». Заключался он в том, что режиссер, театральный педагог из американского университета Висконсин-Медисон Манон Ван дер Вотер провела для ростовских школьников уроки театрального мастерства, а потом ее ученики показали спектакль-импровизацию.

Один из моих коллег недоумевал: почему для этой цели пригласили иностранку? Ведь и у нас в России есть прекрасные театральные педагоги, работающие с детьми, обучающие школьных учителей азам актерского мастерства…

Конечно, есть. И если наши школьники и учителя хотят добиться серьезных результатов на этом пути, держать связь нужно именно с ними. Хотя бы потому, что такая работа не может быть одномоментной. Но участие в художественном проекте иностранцев, что ни говорите, прибавляет ему привлекательности. Вот какое название на фестивальной афише вызвало самый большой интерес? Театральная композиция по поэме Маяковского «Облако в штанах». Потому что поставили французы.

Можно согласиться с иными критиками: актер, исполнявший роль Маяковского, скорее Ив Монтан, чем Маяковский, у которого стихи — как пули, как  плевки в физиономию мещанина. Но эта постановка сделала большое дело: разбудила интерес к поэтическому слову.

Французы показали, что Маяковского можно петь, причем песня получается выразительная и довольно мелодичная. Фрагменты «Облака в штанах» звучали по-русски из-за полупрозрачной ширмы в живом исполнении актрисы, которой аккомпанировали на гитаре и флейте. Следом эти же фрагменты декламировали и разыгрывали на сцене актер и актриса уже на французском, а на стене аскетичной декорации возникали русские строки поэмы.

Эту композицию артисты из Нантера представляли всего в четвертый раз. Ее инициатор — Лоренна (та, что пела по-русски), рассказывала, что влюбилась в Маяковского, познакомившись с его стихами во французском переводе, увлекла ими друзей. После спектакля к ней подходят зрители, которые просят побольше рассказать о Маяковском и его времени, спрашивают, почему артисты разрисовали свои лица какими-то буквами. И Лоренна рассказывает им о Маяковском, его друге художнике Бурлюке, русских футуристах.

Короток, да выразителен

Ростовчане представляли на фестивале традиции русского психологического театра. Ведь спектакль «Игрушки», конечно же, не о куклах и плюшевых зверюшках, старых, поломанных, пылящихся на антресолях. Тут говорим Заяц (Обезьяна, Олененок и т.д.) — подразумеваем — Человек. Тут — о разных гранях человеческой натуры, о милосердии к оказавшимся за бортом жизни.

Наши продемонстрировали прекрасную актерскую игру, но… То, чего другим фестивальным спектаклям, быть может, недоставало, здесь присутствовало в избытке. И даже — переизбытке. Слишком много слов. Слишком многозначительно. А самое главное — слишком долго. Два часа сорок минут — это перебор. Когда-то, на одном из МИНИФЕСТов, корейцы показывали «Гамлета», который длился не более полутора часов. И это был мощный Шекспир, сыгранный на одном дыхании.

Вообще один из важных уроков МИНИФЕСТов: чтобы впечатлить зрителей, спектаклю совсем не обязательно быть продолжительным. Может, и нам пора смелее экспериментировать с малыми формами?